Автор Правда.Ру

Был ли второй "У-2"?

Одиссея подполковника Фесенко: космодром Плесецк, война в Танзании, атомный флот Северодвинска...

Вот так и бывает: живешь по соседству с человеком, для приличия здороваешься иногда, а о жизни его ничего и не знаешь. Николая Евгеньевича я много раз видел. Знал, что он отец известной питерской радиожурналистки Аллы Фесенко. Знал что сосед Фесенко -- офицер в отставке, но до сих пор работает, преподает электронику в Клубе Юных Моряков. Вот и все. А тут, случайно, разговорились, оказалось -- удивительной судьбы человек...

Был ли второй "У-2"?
Не суждено было Николаю Фесенко стать военным летчиком, вестибулярный аппарат подвел, укачивало в самолетах. А вот специалистом-ракетчиком ПВО стал отменным. Даже военное училище в Питере с отличием закончил. По собственному желанию распределился в солнечный город Одессу.
Но недолго пришлось наслаждаться шумом прибоя, лейтенанта вскоре направили в город Бендеры стратегические объекты оберегать. А в то самое время армия на новое вооружение переходила. Фесенко же был единственным в подразделении специалистом, который это самое вооружение в училище изучал. Стал он уважаемым человеком в  воинской части, многие за советом к нему приходили. Читал лекции по боевой подготовке своим коллегам и подчиненным. И на зачетах последнее слово оставалось за ним же.
Был в подразделении лейтенант, спортсмен-баскетболист. Изучать новую боевую технику времени не было, спортивные соревнования мешали, да и желания особого не наблюдалось. А когда пришло время сдавать экзамен, комиссия в составе с Николаем Евгеньевичем влепила спортсмену "неуд". О том, как этот "неуд" отразился на судьбы Н. Фесенко и спортсмена -- чуть позже.
А пока шло время, надо сказать, неспокойное. Продолжалась холодная война с Америкой. Американские самолеты-шпионы все настойчивее и безнаказанно барражировали небо, любуясь с большой высоты просторами нашей необъятной Родины, а  заодно промышленностью и военной техникой. На такую высоту, как американский "У-2", наши истребители тогда подниматься не могли, новейшие ракеты, чтобы сбить такую цель, только-только ставились на боевое дежурство.
В конце апреля 1960 года поступила информация, что 1 мая над территорией СССР снова появится "гость" на "У-2". Для нашей страны крайне нежелательный. Примерный маршрут полета был известен: Анкара -- Свердловск -- Архангельск с посадкой в Норвегии. В спешном порядке сформировали подразделение из специалистов-ракетчиков. Туда вошел и наш герой, старший лейтенант Н. Фесенко. Подразделение было переброшено "временно" на Север, в Плесецк, чтобы перекрыть маршрут непрошеному гостью. Времени оставалось совсем мало. Напряжение усиливалось, а тут еще и топографические карты подвели. Стали разворачивать площадки для пуска ракет. На карте сушь да гладь, а оказалось под снегом болото... И вот утро 1 мая! В Москве демонстрация, в стране праздник... А с динамика спецсвязи доклад в Москву правительству: "Самолет противника пересек границу СССР!" Свердловчане докладывают: "Самолет в районе Свердловска". Слышится команда: "Цель уничтожить!" Залп! Через некоторое время доклад: "Цель поражена!".  Уже через минуту снова: "Вижу цель!" -- "Цель уничтожить!" Залп! "Цель поражена!"  И тишина... Дальше читатель уже знает из истории, как был сбит американский разведчик. Но мало кто знает, что первым залпом по роковой случайности сбили наш истребитель... Тогда еще не было на наших самолетах распознавательной аппаратуры:  "Свой--чужой".

Неуд помог в карьере
Николай  Евгеньевич был классным специалистом, вернее, Мастером военного дела, а это высшая степень классности в армии. И свидетельством тому многочисленные правительственные награды. А вот с продвижением по службе и с повышением в звании дело обстояло сложнее. Ну где это видано, чтобы умный командир избавлялся от умелых, классных специалистов. С такими и служить спокойней и показатели в воинской части хорошие. Командир в почете. Это от неумех избавлялись быстро. Просто продвигали по службе, чтобы избавиться. Вот и "засиживался" Фесенко на одних местах. Менялись командиры. И в один прекрасный день прибыл новый комдив ПВО. На представлении  генерал-майор напряженно всматривался в лицо майора Фесенко. Что-то было знакомое и в лице генерала. Но ни тот, ни другой не могли вспомнить, откуда знают друг друга. Прошло несколько дней, и Николай Евгеньевич с ужасом вспомнил того лейтенанта, спортсмена-баскетболиста, которому еще в Бендерах поставил "неуд". Пришлось доложить генералу о знакомстве. Генерал, услышав доклад, на радостях обнял майора: "Спасибо, друг Николай, что так случилось. Поставили зачет -- служить бы мне сейчас в Плесецке, и в звании майора, как и ты!" В общем, подружились. Генерал даже в гости пригласил. Угощал! Майор Фесенко домой возвращался в генеральских ботинках, перепутал по ошибке. Оплошность свою только утром и понял. Генеральские "черевички" пришлось вернуть обратно, а свои старые забрать да донашивать. Попросился тогда Н. Фесенко направить его в любое место, только подальше от "насиженного". И направил генерал своего "друга" в Афганистан. Фесенко прибыл в Москву на инструктаж. Выдали инструкции на руки, влили лекарственные инъекции в мягкое место. Сказали: "Ждите".

На "грунте" в Танзании
Однако вместо Афганистана нашего героя отправили в Танзанию. Аэропорт встретил гостя из России проливным дождем. Говорят, дождь на счастье. А какое оно будет счастье, Фесенко еще не знал. Впереди было два года службы, грустных и веселых. Сразу по приезду поместили майора в частную гостиницу. Сказали, завтра заберут и определят в военный городок. Предупредили: никому дверь не открывать, на звонки телефона не отвечать и на всякие искушения не реагировать. В общем, "лечь на грунт" и не высовываться. Мол, до приезда Н. Фесенко один такой специалист "высунулся": вышел на балкон третьего этажа, подышать свежим воздухом, а в это же самое время на втором этаже появилась молодая немка. Дело молодое. Перебросились несколькими фразами на русско-немецком и... Не предупреждали ведь по балконам не лазить. Вот и полез специалист с третьего на второй. В это время абориген-охранник увидел происходящую сцену, подумал -- воры. Выстрелил из лука и поразил цель в мягкое место. Бедолагу после непродолжительного лечения в больнице отправили обратно в Союз, немку -- в Германию.
Ждал Фесенко день, два и три, но никто не приходил... Местных денег не было, а есть хотелось. В один прекрасный день в номер заглянул негр, работник гостиницы, он что-то долго говорил. Фесенко ничего не понял, но достал из чемодана какие-то значки-сувениры, запасенные в Союзе, и подарил негру. В знак благодарности негр взял гостья за руку и потащил в буфет. В тот день в буфете угощали постояльцев фруктами бесплатно. Утолив немного голод, Фесенко повеселел. Только не надолго. За ним по-прежнему никто не приходил, а время шло. Уже в конце недели негр снова заглянул в номер постояльца и без разговора потащил в ресторан, сунул в руки меню, дескать, выбирай. В затруднительном положении оказался Фесенко. Языковый барьер мешал ознакомиться с меню и насладиться танзанийской кухней. Переводчика не было, а есть очень хотелось. Осмотревшись по сторонам, Н. Фесенко увидел, как за соседним столиком две немки ели курицу. Ели с таким аппетитом, что руки были залиты жиром по самые локти.   "Мне того же", -- показал пальцем Фесенко на двух немок. Негр принес сразу две жареные курицы, и Фесенко с жадностью набросился на них. Уплетал за обе щеки, забыв про этикет, которому учили в Москве перед поездкой. В это время в зал ресторана вошли посланцы советского посольства.
-- А ты, мы видим, неплохо здесь устроился ! По ресторанам гуляешь, -- съязвили представители.
Фесенко от негодования был готов разорвать посланцев, вместе с жареной курицей, на мелкие кусочки. Оказалось, про Н. Фесенко  просто забыли. И лишь спустя неделю начальство поинтересовалось у подчиненных, когда же, наконец, покажут нового специалиста. Переполох! Суета! Начали вспоминать, в какой гостинице оставили... В общем, обнаружили и "спасли".
Майор Н. Фесенко был направлен в Танзанию как военный специалист по  вооружению. В 60-е годы Советский Союз щедро делился своим оружием с братскими странами. И Николай Евгеньевич числился как инструктор по установкам комплексов ракет. Ракеты предназначались для уничтожения низко летящих самолетов противника. Установка и размещение таких комплексов была не из легких операций. Не хватало площадей, материалов для постройки командных пунктов. Чего стоил один климат. Если в Союзе по всей ее территории в узлах ракетных комплексов применялись только традиционные типы смазок, то в Танзании от высокой температуры такие смазки просто-напросто потекли. Металл нагревался до такой степени, что смазка скатывалась на землю, как вода. Приходилось на ходу изобретать, "внедрять" ноу-хау.
Много сил и умения приложил Н. Фесенко, за что и был представлен к ордену Красной Звезды и званию подполковника. Но так и не увидел Фесенко высокой награды. Старший группы полковник Иванов, командированный по такому случаю в Москву для оформления документов, решил, что награда и повышение в звании одному человеку -- слишком много, а ему, полковнику Иванову -- ничего, кроме благодарности. Вот и решил он подменить документ, вписав туда свою фамилию. Фальшивку в Москве обнаружили и решили орден никому не давать. В звании Н. Фесенко повысить, а полковника Иванова уволить из рядов Вооруженных Сил. Офицерам за границей воинских званий тогда не давали, только по прибытию в Союз, а здесь был исключительный случай. Хотя и ходили наши специалисты в гражданской одежде (такие правила), местные военные называли Н. Фесенко полковником.

Первый из джентльменов
Отношение к нашим было очень уважительное. Считалось, раз ты русский -- значит, умный и все знаешь. Если кто-то из наших на  каверзный вопрос не мог дать ответ, удивляясь, спрашивали: "Как? Ты же русский!". Н. Фесенко по своему характеру добрый и веселый человек. Может быть, поэтому танзанийский главнокомандующий и подружился с ним. А тут еще и случай помог. Командующий вместе с нашими представителями полетел на военно-транспортном самолете на о. Занзибар и жену свою с двумя детьми прихватил. В аэропорту  командующего встречал почетный караул. Рапорты, доклады всякие, про жену с детьми и забыли. Трапа возле самолета не было, а до земли чуть больше метра. Мужчины спрыгнули вместе с генералом, женщина осталась. Н. Фесенко подал руку, чтобы помочь даме спрыгнуть, но та была не балериной и всем телом рухнула на офицера. Такую картину и увидели муж-генерал и его подчиненные...
-- Теперь не сдобровать, -- подумал Н. Фесенко. -- Скандал будет...
Командующий подошел к Фесенко, пожал руку и сказал: "Спасибо, друг Николай, ты первый из белых, кто по-джентельменски обращается с чернокожей женщиной". Эта дружба не раз выручала нашего героя в затруднительныхситуациях. У Николая Евгеньевича было хобби -- фото и киносъемка. Один раз снимал даже президента Танзании Джулио Нереру. А кто же откажется от искушения, находясь в экзотической стране, сфотографировать, скажем, красивую мордашку ребенка. По словам Фесенко, они как игрушечки, так и хотелось взять на руки и прижать к себе. Или полуобнаженную ярко раскрашенную дикарку, на пороге убогой хижины... Но существовал запрет. Религия той страны запрещала любые съемки, да и нищенскую жизнь власти рекламировать не хотели. Иногда делалось исключение, в присутствии местного военного и после проведения инструктажа. Главнокомандующий разрешил "немножко снимать". "Уж только нищету нашу, друг Николай, не показывай" -- попросил главнокомандующий. У местных жителей отношение к фото- или к киносъемкам недружелюбное, даже агрессивное. Как-то возвращались туристы в город из дальней поездки -- у дороги стояли несколько человек из племени Массаи. Ну как же такую живописную картину не снять! У кого была съемочная аппаратура, "прилипли" к окошку автобуса. Но вождь племени был взбешен, он с яростью бросил свое копье вслед уходящему автобусу. Никто из снимающих не пострадал, был только шок у некоторых, а вот копье, пробившее кузов автобуса, втроем вытаскивали... Время службы за границей  для подполковника Н. Фесенко подходило к концу. Два года в Танзании пролетели, как во сне. Главнокомандующий настойчиво предлагал другу Николаю остаться на второй срок. Но Москва не разрешила... Видно, там решили, что хорошие специалисты и себе пригодятся.  Ну, а в Северодвинске, столице корабелов-атомщмков,  Николай Евгеньевич тоже очень кстати пришелся. Пацаны души в нем не чают. Вместе изобретают технические новинки. Толковые головы да добрые сердца везде нужны.

Владимир Бербенец, «Северный рабочий», Северодвинск, специально для "ПРАВДЫ.Ру"
Фото автора

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Убийца Донбасса возмущен: "Не дают зарабатывать в России"
Украина передала России ноту протеста в связи с визитом Путина в Севастополь
НАТО ищет директора информационного офиса в Москве
Убийца Донбасса возмущен: "Не дают зарабатывать в России"
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Поездка украинских школьников в Россию возмутила общественность
Убийца Донбасса возмущен: "Не дают зарабатывать в России"
Убийца Донбасса возмущен: "Не дают зарабатывать в России"
СМИ: осенью лекарства в России могут подорожать
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Латвия внезапно заявила о раздражении России от успехов балтийских стран
Украина передала России ноту протеста в связи с визитом Путина в Севастополь
Украина — бомба замедленного действия для США
Теракты в Испании, суета в Прибалтике, Ленин vs борцы с историей: главные события 18 августа
Теракты в Испании, суета в Прибалтике, Ленин vs борцы с историей: главные события 18 августа
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Основатели религий в реальной жизни: Мухаммад
При техногенной катастрофе нужно действовать, как в армии — Владимир ЕЛИСЕЕВ
Латвия внезапно заявила о раздражении России от успехов балтийских стран
Социологи выяснили: соцсети делают людей глубоко несчастными