Национализм в Архангельске: к вопросу о поморах

В последнее время в Архангельске усилились националистические настроения. Это не так страшно, а даже немного весело. Речь идет просто о поморах, как об особом этнографическом сообществе в составе великорусской нации. Поскольку спорят в основном дилетанты, то еще одно непрофессиональное мнение будет не лишним. А начинать нужно с Адама или с истории заселения славянами земель, на которых проживали финно-угорские племена.

Лев Николаевич Гумилев назвал Белоруссию "заповедником" Киевской Руси, имея в виду то, что все исторические изменения, произошедшие в периоды феодальной раздробленности и создания новых государств, мало затронули восточнославянские племена кривичей и полочан. Ильменские словене, вятичи и радимичи — восточно-славянские племена, ставшие прародителями сначала Владимирской, а потом и Московской Руси, а также Новгородской боярской республики. Русские не вполне славяне. Нынешние москвичи и не подозревают, что это земля принадлежала племени меря.

Русские отличаются от остальных славян тем, что в их крови очень много финно-угорской крови. Ассимиляция, если использовать терминологию Л.Н. Гумилева, пассионарно неактивных угорских племен с неоспоримо более древней культурой, с воинствующими, молодыми племенами восточных славян и привела к созданию в XIII-XIV вв. мощного государства — Московии, в котором мы имеем счастье проживать до сих пор. Три составляющие России — восточные славяне, финно-угры и Византийское православие. Это не монография, а всего лишь газетная статья, поэтому перейдем ближе к поморам. Историю заселения Заволочья новгородцами я могу продемонстрировать на примере своего рода.

"Новгородский посадник Василий Матвеевич Своеземцев в 1315г. приобрел у чудских старшин земли Шенкурские (почти 300 верст длиной ) за 20000 белок и за 10 рублей серебряных. Так образовалась на реке Ваге боярщина Васильевская, самая обширная и богатая между всеми боярщинами на Ваге. Своеземцевы первые завели там хлебопашество: до того времени чудь питалась рыбой и звериным мясом". (История русской церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря 1991 стр. 297.)

Внук Василия Матвеевича — Василий Степанович Своеземцев еще более расширил семейные владения на Ваге и основал на другой реке поселение Пинега. Василий Степанович первый из бояр окончательно переселился из Новгорода в Двинские земли. Причиной переезда богобоязненного посадника стали тревоги и неправды при союзе Новгорода с Шемякой. Речь идет о событиях 1439-1441гг., когда великий князь Василий II, тогда еще не Темный, ходил с ратью на Новгород, который вопреки воле московского правителя заключил союз с Литвой при странном посредничестве Дмитрия Шемяки. Уже в зрелом возрасте, оставив семью и взрослых детей, он поселился в им же основанной в 15 верстах от родового гнезда обители евангелиста Иоанна, где принял монашество с именем Варлаам. Достигнув глубокой старости, незадолго до присоединения великим князем Иоанном Новгорода и всей Двинской и Важской земли к Московскому княжеству преподобный Варлаам мирно преставился. Позднее он был канонизирован православною церковью.

Потомки Своеземцева — мои предки остались жить в Заволочье. Крестьянский труд — вот удел проигравших в споре с Москвой новгородских бояр. Иван Грозный жестоко расправился с Великим Новгородом, а оставшихся бояр утопил в прорубях Волхова. Дух вольного города сохранился только у тех, кто заранее перебрался в Двинские земли. Мои предки никогда не были даже государственными крестьянами, никогда не платили никаких податей. Потомки Своеземцевых были управляющими на Ваге поместьями Бориса Годунова. О том, кто они такие, помнили на Севере вплоть до начала революции. В XVIII-XIX вв. у них был такой промысел или привилегия (это как посмотреть) — топить печи в Петербурге, в царских покоях. Абы кому не доверили не дать царю задохнуться угарным газом. Мой отец, родившийся на строительстве Беломорканала, а позднее переехавший с родителями в Архангельск рассказывал, что, когда его привезли на Вагу мальчишкой показывать бабке, он увидел перед собой сухую, прямую как палка, властную, с гордой осанкой старуху, мягко положившую на его голову руку и благословившую его. Такое сильное детское переживание он интерпретировал в духе времени — наверно кулачкой была.

Из известных мне потомков бояр Своеземцевых назову две фамилии — Едемские и Кремлевы. Фамилии даже на первый взгляд из непростых, их происхождение можно характеризовать как концептуальное или событийное. Едем и эдем, понятное дело одно и то же. О каком рае идет речь? Может, о Ваге? Скорее всего. А может, текущий политический момент требовал временного забвения имени Своеземцевых, чтобы просто выжить (так делали русские дворяне в 20-е и 30-е года XX века), вот и пришло на ум выразить своё отношение к родной вотчине (называл же Петр I Санкт-Петербург "Парадизом" - раем). Кремлёвы, по отношению к Едемским, фамилия более поздняя. Что за раскол произошёл в боярском семействе? Может быть, конечно, просто речь идёт о Соловецком либо о каком-нибудь другом кремле и их строительстве. Или активное участие части Своеземцевых-Едемских в московских "разборках" в самой столице или на важских землях. Не исключен идейный вариант перехода на сторону бывших политических противников. Не одобрял же Василий Степанович козни Новгорода против Москвы. Я тоже очень и очень люблю город Москву. Так или иначе именно Едемские и Кремлёвы, хотя уверен, что никто из современных носителей этих фамилий (за редким исключением) даже не подозревает, кто были их предки, прямые потомки славного, боярского, новгородского рода.

Вернемся в более древние времена. Да, колонизация двинских земель шла из двух центров — Великого Новгорода и Владимиро-Суздальского княжества. Приведу пример из истории правления Александра Невского. Князь экспроприировал у новгородских бояр нынешний Терский берег Белого моря на Кольском полуострове, куда посылал свои ватаги даньщиков за богатой меховой данью. Вопреки новгородской "Правде" Александр отнимал у недружественных суздальской политике новгородских бояр их заволочские владения и распределял их среди своих суздальских соратников. Да, никаких кристально-чистых процессов в истории не бывает. А ведь еще есть проблема чуди. Ныне покойный, незаслуженно малоизвестный историк и этнограф бывший зам. по науке музея "Малые Карелы" и мой учитель, первый, кстати, поддержавший мои родовые изыскания — Виктор Алексеевич Шелег — выдвинул теорию по районированию, т.е. по определению ареалов проживания как чуди, так и русского населения по резьбе — скульптурно-зооморфной и трехгранно-выемчатой. Смысл, вкратце, таков: если на фронтоне поморских домов-дворов была четко, а не стилизованно, вырезана конская морда, то это чудская деревня (классический пример — село Лешуконское), если же конек стилизован, а на прялки был нанесен узор в технике трехгранно-выемчатой резьбы, то это русская деревня (пример — все Каргополье).

После краткой характеристика всех этносов, участвовавших в создании поморского этноса, можно сказать о том, что поморы — это и чудь белоглазая, и владимирско-суздальские переселенцы, но главная этносообразующая составляющая — новгородцы, перебравшиеся в Двинскую землю вместе со своей знатью. Поморье, поморы — это "заповедник" Новгородской боярской республики, новгородской вольницы. И впрямь есть что-то экзистенциальное в новгородско-поморском понимании свободы — на утлых суденышках идти по студеному морю бить зверя или ловить рыбу, когда на сотни верст нет ничего, кроме оглушающего белого безмолвия и свободы, свободы, свободы.

Алексей Кремлев, "Старая гвардия", специально для "ПРАВДЫ.ру"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов