Спасла Олега, который был Адольфом

Попадаешь в незнакомую квартиру — глаз цепляется за какие-то детали. Вот, например, фотообои, вся стена — пенящаяся волна, набегающая на берег. Заметив мой интерес, хозяйка поясняет: "Морской биологией в свое время занималась. Дети несколько лет назад такой подарок сделали". Рядом картины из соломки: "Это уже моих рук дело, свободного времени у пенсионерки достаточно". А вот старенький молочник с небольшой щербинкой моего внимания не привлек. Оказалось, зря — именно он связан с историей, которая и привела меня в этот уютный дом.

Молодые мамы, которым доступны все блага цивилизации в виде разовых подгузников и питательных смесей всех сортов, вряд ли способны представить, каково было совсем молоденькой Клавдии Севастьяновой (Соболевской) в военное лихолетье ехать в эшелоне с грудным ребенком. Поезд то загоняли в тупик, то задерживали на станции — дни в холодном вагоне выматывали. Но таков был приказ — вернуть в вузы всех недоучившихся.

А она в ожидании ребенка совсем недавно поехала вслед за мужем, получившим распределение в Еврейскую область. Теперь, проводив любимого на фронт, выполняла приказ — возвращалась в университет. Только малыш не выдержал испытания дорогой — тяжело заболел. Пришлось остаться в Кемеровской области, на цементном заводе Яшкинский, где председателем поссовета работал отец. Мальчик был совсем плох, дедушке медики сказали: "Готовьтесь, не жилец внук". Отец скрывал от Клавдии страшную правду и в надежде, что дочь все же сможет выходить первенца, не пускал ее на работу. Говорил: "Жди. Придет твое время". К тому же он скорее всего знал, что ожидает их маленький поселок в ближайшее время.

В ближайшее время из Ленинграда привезли детей-блокадников. Шесть десятилетий прошло, а Клавдия Константиновна до сих пор плачет, вспоминая тех малышей. И воспитательниц, и их подопечных в прямом смысле на руках несли в наскоро оборудованный детский дом. Доходяги-дистрофики доехали до Кемеровской области не все — кто в пути от истощения умер, кого-то фашисты добили по дороге, методично расстреливая их с самолетов. Но все-таки их было 180, и за каждую жизнь необходимо было бороться. Что только не делала недавняя студентка — работала воспитательницей, обшивала детвору, ухаживала за живностью, трудилась на выделенных детдому полях.

Но не только она спасала — ленинградские врачи выходили ее сына. А она в это время врачевала и тела, и души других малышей. Ведь эти дети пережили такое, что ломало и взрослых. До мельчайших подробностей помнит Клавдия Константиновна ту линейку, на которую собрала она своих уже немного пришедших в себя, но ожесточенных пережитым ужасом ребятишек. Если бы не ее полная боли речь, не слезы, стоявшие в глазах, заклевали бы сверстники мальчишку лишь за то, что носил он имя Адольф и, воспитанный интеллигентами, не мог ударить обидчика в ответ. Тогда, на линейке, пацаны сами предложили: "А давайте его переименуем — пусть будет Олегом".

Сколько сейчас Олегу Полунину? За 70, уж точно. Но, наверное, и он помнит свою воспитательницу. Именно к ней примчался он, сбежав из училища трудовых резервов, куда заставляли идти детдомовцев. Пришел, чтобы показать письмо от мамы. "Дорогая, — писала женщина, — у вас тоже есть ребенок, вы должны меня понять. Спасите сына, только на вас надежда". Но сделать для мальчика Клавдия Константиновна уже ничего не могла. Говорит, все было как в песне — "разведка работала точно". Разыскали ее, велели вернуться в университет. Как же переломала война людские судьбы! Сгинул на фронте муж, его сынок целыми днями сидел один в комнате общежития, пока мама грызла гранит науки.

Тосковали уже не только без родителей, но и без любимой воспитательницы детдомовские дети. С ними, правда, довелось ей встретиться еще раз — вызвали в родные края, когда ребятишек отправляли домой. С тех пор у нее и хранится красно-белый молочник — подарок одной из воспитанниц. Послевоенные годы тоже непростыми оказались для маленькой росточком да изможденной болезнями женщины. Но преодолевала все. Возможно, потому, что всегда рядом оказывались надежные друзья и просто хорошие люди, даже имен которых она уже не помнит.

А так бы хотелось найти того молодого мужчину, который спас ей жизнь, когда рожала в 55-м второго сына. Именно он дал свою кровь роженице в роддоме, где впервые во Владивостоке открылось отделение реанимации. И ведь была справка, в которой указывалось его имя. Да за давностью лет потерялась. Потерялись и множество писем от бывших воспитанников детского дома, пришедших на небольшую публикацию в ленинградской газете "Смена", в которой Клавдия Константиновна писала, что "сквозь годы пронесла любовь и сохранила в памяти имена детей и воспитателей". Тогда почтовый ящик был переполнен. Но постепенно переписка заглохла — в перестройке многим было не до сентиментальных воспоминаний.

Пожилая женщина показала мне лишь несколько чудом сохранившихся конвертов с обратными адресами — Ленинград, ул. Стачек, 24, кв. 19, Чекмарева; Ленинград, Балтийская, 2/14, кв. 136, Попрытько... Не довелось ей встретиться с Юрой Козловым, который позвонил: "Я стал летчиком на международных авиалиниях, скоро лечу в Японию через Владивосток". Он не назвал точную дату приезда, и Клавдия Константиновна до сих пор корит себя, что уехала в тот день на дачу. Вернулась — а в двери записочка. В 84 года жизнь можно перелистывать как увлекательный роман. И пусть было много тяжелого, даже страшного, но память хранит и массу добрых воспоминаний. Прежде всего о спасенных детях. Вот только каждый год, в те дни, на которые пришелся прорыв блокады, пожилая женщина плачет — ей так хочется, чтобы откликнулись давно ставшие взрослыми дети. Им есть что вспомнить.

Галина Кушнарева, "Владивосток"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Россия защитит Белоруссию всей мощью ядерного оружия
Россия защитит Белоруссию всей мощью ядерного оружия
Россия защитит Белоруссию всей мощью ядерного оружия
Корпоративная порука российской Фемиды
Россия защитит Белоруссию всей мощью ядерного оружия
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
РФ пригрозила США ответными мерами "военно-технического характера"
Судебный психиатр: "керченского стрелка" зазомбировали
Как министр культуры оскорбил всю молодежь
Кандидат в президенты Грузии раздавал в центре Тбилиси марихуану
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
РФ пригрозила США ответными мерами "военно-технического характера"
Сирия обвинила США в геноциде
Есть машина, лодка или куры? Прожиточный минимум не получишь!
Керченский стрелок закопал сейф с тайнами перед расстрелом колледжа
"Этого делать нельзя!": почему русские хлопают при посадке самолета
Ученые назвали простейший способ вычисления геев и лесбиянок
Корпоративная порука российской Фемиды
Польша: снесен последний монумент памяти
Польша: снесен последний монумент памяти
"Эффективные менеджеры" довели космос до ручки