Девочка искала отца. И нашла

Впервые о Вике Мальцевой "В" рассказал в ноябре прошлого года. Мы писали о том, как скучает девчушка, как надеется на встречу с отцом, которого никто не лишал родительских прав, и просили откликнуться всех, кому известна судьба бывшего работника БАМР Юрия Мальцева, несколько лет назад не вернувшегося на судно в Новой Зеландии. На маленькую заметку откликнулись зарубежные газеты, электронную почту "В" переполняли отклики иностранцев и русских, осевших в далекой стране. Все пытались хоть чем-то помочь маленькой девочке, столь страстно ждущей папу.

Прислал письмо даже оператор Рой Ферверд, работающий для программы "Пропавшие люди", который предположил, что один из героев его передачи, потерявший память, говорит с русским акцентом и может оказаться именно тем, кого мы ищем. В Австралию полетела фотография Юрия. Увы, не сошлось. Тем не менее эта всеобщая заинтересованность, эта боль за судьбу чужого ребенка дала свои плоды — Юрий Мальцев нашелся.

Наверное, эта история могла бы воплотиться в душещипательную мелодраму, а Вика, смотря ее взрослой, вряд ли бы поверила, что такие сказки и впрямь случаются в жизни.

Юрий Мальцев состоял в гражданском браке с Валентиной, которая в то время носила фамилию Жукова. Родившейся девочке дали его отчество и фамилию. Но совместная жизнь оказалась недолгой — вскоре Валя встретила другого человека, который и стал ее официальным мужем. Возможно, Юрий даже испытал облегчение, узнав, что отчим хочет удочерить Вику. Чужая душа потемки. По крайней мере он никому не говорил о дочери. Нам неизвестно, почему он не смог официально покинуть страну, но несколько лет назад работник БАМР просто не вернулся на судно, заходившее в иностранный порт. Женился в Новой Зеландии на аборигенке из племени маори, однако и с этой женщиной не смог найти общего языка — слишком уж велика была разница в традициях и привычках. Вновь расставание, но при этом уже двойное гражданство — Австралии и Новой Зеландии, работа на шоколадной фабрике, квартира, машина. Жизнь, к которой стремился? Только вот ностальгия время от времени просыпалась — это хорошо почувствовала его сестра, к которой он три года назад приезжал в гости.

Сестру зовут Любовь Агаркова, живет она в селе Родники Соликамского района Пермской области. Люба, как сама говорит, "испытала глубочайший шок", получив письмо от социального педагога детского дома Татьяны Нещадим и своей племянницы. Предшествовала ему долгая и кропотливая работа многих людей. Были письма в Министерство иностранных дел РФ, запросы в Новую Зеландию, публикации в нашей газете, "прокачивание русской диаспоры в Австралии", упорные поиски родственников девочки, которые вела инспектор отдела кадров БАМР Ольга Задолынная, о чуткости которой просили сказать все, с кем довелось встретиться.

Люба все эти годы поддерживала связь с братом, но скорее — одностороннюю. Обычно он звонил, ей телефонные переговоры не по карману. А тут как назло телефон молчал. Уже когда основательно извелась, услышала в трубке родной голос. Первый вопрос, который она задала: "Кто такая Валентина Жукова?". "Да мало ли их у меня было", — попробовал отмахнуться любвеобильный брат. Но услышав, что дочь живет в детдоме, Юрий пришел в не меньшее замешательство, чем сестра. Он и не подозревал, что мать его ребенка из-за злоупотребления алкоголем превратилась в инвалида, что ее ограничили в родительских правах, что Вика не была удочерена.

Сейчас в Юрия можно бросать камни, обвинять во всех смертных грехах, но случилось то, что случилось. И длинную паузу в телефонном разговоре с сестрой понять можно. Правда, Люба не выдержала затянувшегося молчания. "Не заберешь ты, — закричала она через тысячи километров, — заберу я!". "Так она же моя дочь", — ответил брат и положил трубку. Через два часа он позвонил снова. Его новая жена Наташа, эмигрантка с Украины, имеющая 22-летнюю дочь, была рядом: "Девочку забираем".

Мы приехали в поселок Лозовый, где находится детский дом, в день, когда Вика должна была встретиться со своей тетей. Деньги на билеты прислал Юрий, который пообещал поддерживать дочь материально и все то время, которое она еще пробудет в России. Девчушка заметно волновалась. "Ты уже говорила с папой?". "Он звонил, сказал, что скучает и чтобы я учила английский". — "Ты сейчас в каком классе?" - "Четвертый закончила, совсем без троек. А еще я музыкой занимаюсь, мне обещали, что в следующем году начну в музыкальной школе учиться, через год в художественную поступлю, но сейчас все изменилось". — "Подружки тебе завидуют?" - "Аня плакала, попросила, чтобы я сказала папе и ее забрать".

На дорожке, ведущей к детдому, появились Татьяна Нещадим и молодая стройная женщина с большой коробкой конфет. Секунда замешательства — и Вика летит навстречу. Она прижимается к тете, стискивает ее тоненькими ручками, заглядывает в глаза. Завтра они вместе уедут в далекие Родники, где Агарковы воспитывают 12-летнюю дочь и 8-летнего сына. Юрий Мальцев уже связался с адвокатом, его сестра помогает уладить все формальности в России, но, оказывается, понадобится не меньше, а может, и больше полугода, прежде чем девочке разрешат выехать в Сидней. "Вы не боитесь брать в семью совершенно незнакомого ребенка?" - спрашиваю Любу. "Меня больше всего поражает, что жизнь повторяется, — отвечает она. — Когда я была в Викином возрасте, тоже написала своей тете — забери нас, иначе мы попадем в детдом. Она примчалась сразу. Я не могу предать эту девочку и сделаю для нее все возможное. Хотя, работая воспитателем в социальном детском приюте, понимаю, что трудности возможны. Ничего, преодолеем. К тому же она так похожа на меня маленькую". Пока мы разговаривали, Вика сбегала в дом и вернулась с небольшим целлофановым пакетом: "Я готова, все вещи уже собрала". Из мешочка выглядывали тапочки и мягкий поролоновый мышонок.

Юрий Мальцев уже несколько раз звонил в детдом. "Я сказала, что не позволю травмировать психику ребенка, — поделилась Татьяна Нещадим. — Если есть хоть малейшие сомнения, пусть лучше не начинает оформлять документы. Юрий ответил — я все решил. Думаю, теперь у Вики будет все хорошо. И вовсе не потому, что она уедет в Австралию, а именно потому, что обретет семью. Как бы мы ни старались ее заменить, детям лучше с настоящими родителями".

Любовь Агаркова впервые оказалась в Приморье. Она мечтала посмотреть Владивосток, пофотографировать Вику в родных местах. "Чтобы память осталась, — сказала. — Вдруг больше не придется ей здесь побывать". Не удалось. Из-за задержки рейса у них на все про все оставался один день. Но Люба успела познакомиться с директором детского дома Ириной Гусевой, с социальным педагогом Татьяной Нещадим, с воспитателями, поварами и всеми сотрудниками, которые были для ее племянницы второй семьей в течение долгих трех лет. Теперь они будут поддерживать связь. А воспитанники детского дома специально для тети своей подружки подготовили концерт. Когда мы уезжали, из актового зала доносилась музыка. Вика тоже собиралась петь. Впервые в жизни для родного человека.

Галина Кушнарева, "Владивосток", совместно с представительством Всемирной ассоциации детей и родителей

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Дизельные и газовые автомобили перестанут продавать в Германии
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Убедительность ФАС: на отмену роуминга согласились все сотовые операторы
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Кадровый резерв Владимира Путина
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
ООН: перехвачены два секретных груза из КНДР в Сирию
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
Практичнее некуда: самые-самые в 2017 году
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Снова Путин виноват? США заговорили о хакерах, столкнувших эсминец с танкером
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"