Автор Правда.Ру

В постели с врагом

Бьет — значит любит... Это было общепринятым мнением в течение многих веков. Лишь сравнительно недавно появился термин — "домашнее насилие". Семейные бои стыдятся выносить на публику, а между тем их жертвы страдают почище, чем участники уличной драки. Домашние ссоры — жестокие и бессмысленные — страшны еще и своей повторяемостью. Систематическое насилие порой доводит женщину до самоубийства. И уж точно — до депрессии. И почему-то единицы решаются дать отпор.

Лида согласилась на беседу без возражений. "Только слишком уж узнаваемые подробности измените, пожалуйста", — попросила она. Расположились в ее уютной кухне. Хозяйка заварила чай... "Я покупаю "Беседу", и Мишка — сын — тоже ее любит. А вы какой? Еще я варенье обожаю. К шоколаду равнодушна, а варенье люблю. Да вы пейте, как ни говори, а кухня у нас остается местом, где решаются все проблемы. Вы спрашивайте, а я буду отвечать..." - Лида, когда это случилось впервые? Вы выходили замуж по любви? — По большой любви. По крайней мере, так казалось поначалу. Два года прожили счастливо. Я в полной мере ощущала себя замужем. Николай решал все проблемы, я занималась домом, семьей.

Работала эпизодически. Поскольку муж военный, то после очередного переезда через какое-то время приходилось искать новую работу. И вот мы переехали в город, где жила его первая семья. Как и почему он в первый раз меня ударил — не знаю. Для меня это было шоком. До сих пор не пойму, за что. Ну а повод формальный. Николай сказал, что я как-то неправильно отозвалась о его детях. Это было перед 8 Марта. Я вернулась с работы. Мы поссорились и легли спать порознь. — Это был первый конфликт? — Мы и раньше вздорили. Но все как-то несерьезно. А тут он дал мне пощечину. Я не привыкла, чтобы со мной так обращались. Я у родителей одна, и меня никто никогда не бил, не оскорбил бранным словом. Я была просто ошарашена. Дала сдачи. За что и получила. Бил он сильно. Я потеряла сознание, под глазом всплыл огромный синяк.

Мы жили в коммуналке. Большая кухня на 10 семей. Я старалась не выходить. Или рано утром. — Как муж отреагировал? — Вылил на меня ведро воды. А на следующий день стал просить прощения и обещать, что этого больше не повторится. И был золотым четыре года... — Вы сообщили родителям? — Они жили во Владивостоке, мы — на западе, я просто не знала, как сказать. Я прекрасно понимала, что для меня родители — дом, куда можно вернуться, но не хотела их как-то волновать. Хотите верьте, хотите нет, но материнское сердце чует. Мама сама заказала переговоры. Первый вопрос: "Что случилось?" Я призналась, что Николай избил меня. Мама сказала, что надо все бросить и ехать к ним. Я отказалась, у нас ведь с мужем любовь... С его детьми как-то утряслось.

Раньше они много времени проводили у нас, после конфликта решили четче планировать время встреч. Все было хорошо, пока нас не перевели в другой гарнизон. — Муж всегда был инициатором конфликта? — Второй раз это случилось, может быть, по моей вине, а может... Трудно сказать почему. У него был день рождения. Уже сложилась компания на новом месте службы. Мы собрались. Он стал оказывать внимание моей подруге, ситуация становилась неудобной. Я сделала ему замечание. Коля в ответ все смел со стола и ударил меня. На следующий день снова стал просить прощения. Дескать, был выпивши, ты со своей ревностью. И опять я его простила. Хотя в душе произошел надлом. Я понимала, что что-то не так. Человек в любой ситуации должен стремиться к тому, чтобы сохранить хорошее. Особенно если оно нелегко давалось.

Тогда я в первый раз поехала в отпуск с сыном без мужа. Настояла на том, что нам надо побыть врозь. Весь отпуск лечилась у психотерапевта. Я переживала глубокую депрессию не только из-за буквальных побоев. Мне казалось, что меня незаслуженно унизили. Помогли сеансы у врача, плюс то, что мы были врозь... Хотя он звонил. В общем, я решила, что не вернусь к нему. — И все-таки вернулись? — Наверное, сработала трусость. Как после стольких лет жизни с мужем остаться одной? Кроме того, там у меня остались хорошая работа, замечательные друзья. Бросить это и начать все заново...

Но у него случилось несчастье — умер отец. Потом ЧП — он оставался за командира полка, и в это время погиб солдатик. В общем-то, поддержать его было некому. Как говорится, при живой-то жене. Сейчас я бы поступила иначе. Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что женская жалость губительна. Но природой заложено именно так. Я вернулась, все мои друзья сказали, что вернулся другой человек. Наверное, это было видно. Мы жили вместе, но прежнего тепла и равновесия в семье не было. Быт постепенно наладился. Поначалу мы жили в общежитии, потом дали квартиру. Но все как-то не клеилось. Внутренне я была, видимо, готова к конфликту. Я работала в его же части делопроизводителем. Понятно, что вокруг мужской коллектив. Он стал ревновать ко всем, кто появлялся у меня в кабинете. Часто заходил начальник моей службы. Его муж особенно невзлюбил. По большому счету он ревновал к тому, что у меня был дружный коллектив. Я не изменяла мужу. Но и домой не особенно стремилась. Сказать, что дом был заброшен, — нет.

Всегда был обед, это святое. Я заботилась о сыне. Если я задерживалась на службе, всегда предупреждала. Коля большого удовольствия, конечно, не испытывал. Но и не протестовал. Как-то начальник службы попросил меня вместе с ним встретить комиссию. В машине нас увидел муж и сделал свои выводы. Вечером случился скандал. Я готовила ужин, жарила картошку. Позже я поняла, что он контролировал свои действия. Прежде чем ударить меня, он снял сковородку с плиты и выключил конфорку. Ударил. Из носа пошла кровь. Ударил второй раз. Я дала сдачи. Это послужило сигналом к избиению. Вид крови привел его в неистовство. Он бил жестоко. Нос хрустнул. У меня были длинные волосы, он намотал их на руку и начал бить по голове, швырнул на пол, стал бить ногами. В какой-то момент мне хотелось, чтобы он меня убил. Боли я уже не чувствовала. Единственное, о чем думала, — хорошо, что нет дома сына. Муж лег спать.

Помню, это была пятница. Выйти из дому вечером, когда все спешат домой, я, естественно, не могла. И я бы никуда не пошла. Но испугалась, потому что в течение полутора часов не могла остановить кровь из носа — била струей. Я дождалась темноты и побежала к подружке, чтобы вместе сходить в лазарет. Позже выяснилось, что у меня сломан нос, сотрясение мозга, выбиты ребра. Утром лицо превратилось в сплошную черную маску. Муж не стал просить прощения, сказал, что я виновата сама. Мне было гадко, хотелось умереть. Я написала предсмертную записку. Потом подумала: кому сын-то будет нужен?

Состояние, в котором я находилась, описать невозможно. Дело даже не в том, что поделиться не с кем. У меня были подруги, но тот душевный надлом, который произошел, невозможно разделить. Это надо пережить самой. Прошло дней десять. Мы не общались. Я спала в комнате с сыном. Мужа это раздражало. Он заявлял, что официально я его жена и должна выполнять свой супружеский долг. Но об этом не могло быть и речи. Я испытывала к нему просто физическое отвращение. ...

Прошло три года. Сейчас моя мама говорит, что ненавидит его. А я не ненавижу. Просто пусто. Настолько все истоптано, изгажено внутри, что мне его даже жалко. Тогда мама позвонила, сказала немедленно приезжать. Мне должно было исполниться 35 лет. И на свой день рождения я вернулась к родителям. Обследование, снова врачи. Я жутко возненавидела всех мужчин. Видела в них только агрессоров. Знаки внимания я воспринимала однозначно: нужна только постель. Я никак не могла понять, как это природа распорядилась, что мужчина и женщина существуют рядом на одной планете?! — А муж? — Звонил. Но на этот раз и врачи, и родители, и друзья — все стали убеждать, что возвращаться нельзя. Все три года, которые я живу одна, я думаю, почему это стало возможным?

Я его очень любила. И, наверное, любовь эта еще не умерла. Я ездила туда, уволилась с работы, собрала свои вещи. На все ушло пять дней. С мужем мы не виделись, он в этот момент был в отпуске. Здесь, во Владивостоке, надо было начинать все заново. Я устроилась на работу, где требовались дополнительные знания. Пришлось учиться. Занятость не давала заниматься самокопанием. Все постепенно устроилось. Но на личной жизни я поставила крест. Я не могу сказать, что я ущербный человек. Но саднит заноза: наверное, надо любить, иметь семью.

Как распознать домашнего насильника, пока дело не дошло до брака? 1. Отношения развиваются слишком бурно и быстро заканчиваются браком. 2. Вам говорят: "Ты для меня все, если ты уйдешь — я умру". Это яркая демонстрация того, что вами пытаются манипулировать, привязать к себе. 3. Ваш партнер заставляет делать то, что вам не нравится. Не надевать блузку, не красить губы, не разговаривать с этим человеком т. д. 4. Ваш друг во время инцидентов хватает вас, разрывает ваши вещи. 5. Вам известен опыт насильственных отношений с предыдущим партнером. Как понять, что вы жертва? 1. Боитесь ли вы своего партнера? 2. Ожидаете ли вы наказания за свой поступок или помысел? 3. Наносит ли вам партнер физический вред? 4. Крушит ли партнер ваши вещи, шантажирует ли детьми?

Комментарий психолога : Наталья Лохматкина, врач-невролог, автор — руководитель проектов по ликвидации насилия против женщин: — Домашнее насилие — это целая система поведения, которую выстраивает один человек по отношению к другому. Цель — достижение полной власти и полного контроля. В основе действий — насильственный подход. Встречаются разные виды насилия: физическое — побои, пинки, шлепки, пощечины и тому подобное; психоэмоциональное — систематическое унижение и оскорбление, шантаж, угрозы; экономическое — когда один человек лишает другого доступа к материальным ресурсам или очень сильно ограничивает в финансах; изоляция — когда человеку не разрешают общаться с родственниками, друзьями, устраиваться на работу; сексуальное — когда один склоняет другого к нежелательным для него сексуальным контактам или предлагает формы, которые партнера не устраивают. К сожалению, едва ли не каждая женщина встречается с элементами домашнего насилия на разных этапах жизни. Но в целом это систематические действия.

У каждого в семье бывают конфликты, и мы их разрешаем, пусть и не всегда мирным путем. В случае домашнего насилия один партнер всегда сознательно применяет насильственные методы разрешения конфликта, когда страдает физическое, моральное, психоэмоциональное здоровье женщины. К сожалению, многие женщины терпят до последнего. Социальное положение не влияет на ситуацию. У меня большой опыт работы на телефоне доверия. Женщины считают, что надо терпеть ради того, чтобы вырастить детей, купить квартиру, обставить, то есть достигнуть общепринятых благ, принося в жертву собственное здоровье, душевный комфорт. Звонят, чтобы кто-то помог посмотреть на ситуацию со стороны, и уже после этого принимают решение. Истории встречаются разные.

На мой взгляд, душевные истязания гораздо больше уродуют женщину, чем физические, психика труднее восстанавливается. Я никогда не забуду признание одной женщины: не могу описать, что чувствуешь, когда тебя оскорбляет человек, который знает о тебе все, всю твою подноготную, самые потаенные закоулки твоей души. Он знает прекрасно, на что можно надавить, и делает это специально, систематически, испытывая удовлетворение от твоих страданий. Один из мифов — насилие распространено в семьях с низким социальным и образовательным уровнем. Наш опыт работы показывает (это подтверждает статистика), что насилие распространено равномерно и в малообеспеченных и в имущих семьях. К нам на телефон ни разу не позвонила женщина, живущая очень бедно. Звонят инженеры, учителя, врачи, студенты, старшеклассники, были очень высокопоставленные особы. Все имели образование, работу, семью.

Существует много теорий о корнях домашнего насилия. Мне импонирует та, что говорит о формировании некоего стандарта поведения с детства. Все закладывается в семье. Ребенок наблюдает механизм разрешения конфликта и впоследствии становится либо агрессором, либо жертвой. Это одна из причин, почему не следует терпеть насилие. Советовать что-то конкретное здесь трудно. Хочу просто поделиться опытом, он показывает, что 99 процентов агрессоров не желают на самом деле что-то делать, чтобы разорвать порочный круг. Увы. Поэтому вся ответственность за принятие решения лежит на плечах страдающего от домашнего насилия. Какие предпринимать шаги, зависит от конкретной ситуации.

Ольга Зотова, "Владивосток"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Правда, деньги и ракеты: что Путин показал Западу с "Валдая"
Кровь и крики: спецназ штурмует "Михомайдан" в Киеве
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Пионер вертикального взлета
Эрдаган: США не могут называться цивилизованной страной
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
МИД РФ: на санкции США Россия готовит законодательный ответ
Саакашвили зачитал у стен Рады в Киеве "план спасения Украины за 70 дней"
Сирия потребовала от Совбеза ООН пресечь израильскую агрессию
Минобороны РФ: коалиция стерла Ракку с лица земли как Дрезден в 45-м
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Неужели дракон? В Китае сняли на видео скелет неизвестного существа
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
За и против: названы варианты болезненного ответа России на санкции США
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой