Не ищи встречи с корякским гризли...

Энтузиаст-зоолог потратил полжизни на поиски медведя-легенды
Читатель со стажем при упоминании о "иркуйеме", вероятно, вспомнит меня — я тот самый энтузиаст-зоолог, в недалеком прошлом отдавший десять лет поискам загадочного медведя из корякских легенд и современных сообщений (и охотник-любитель, добывший не один десяток медведей).

В те годы (с 1979 по 1989) я публиковал информацию о странном медведе в печатных изданиях всех уровней, в надежде привлечь к этой интереснейшей проблеме соответствующих ученых мужей. Но в то "перестроечное" время у науки уже не было средств на подобные исследования. Мои московские друзья-орнитологи, создатели "Русского соколиного центра", которым я помогал по мере возможности в сборе птенцов и информации о соколе-кречете, сожалели, что не могут ничем помочь, и успокаивали: "...Ты только не расстраивайся. Все и всегда держалось только на энтузиастах. У них больше трудностей, но и больше шансов на успех, а самое главное — больше удовлетворения от работы".

Я и не думал расстраиваться. Десять ежегодных отпусков, проведенных в зоологическом "эльдорадо" - такое мог позволить себе только "тронутый реликтовым зудом" (так за глаза называли меня односельчане, многозначительно покручивая пальцем у виска). Моей основной целью того времени было рассекретить загадочного, не известного науке медведя, в существовании которого я не сомневался. Основные, существенные отличия "иркуйема" от обычных бурых медведей — укороченные задние ноги и более крупные размеры. "Иркуйем" в переводе с корякского — волочащий по земле штаны, другое его название — "кайнын-кутх", что означает медведь-бог. О реальных встречах с необычным медведем и сегодня еще можно услышать в некоторых селах южной части Корякского нагорья. Но официальной наукой он не признан, а значит, его как бы и нет.

Ведущий специалист Академии наук СССР по млекопитающим, и в частности по медведям, Н.К.Верещагин, которому я периодически сообщал о собранном материале, высказал свое предположение: не потомок ли это североамериканского медведя ледникового периода "арктодуса-самуса"? И все, кто не исключал существования в Корякин такого медведя, дружно подхватили идею авторитетного профессора, не приняв всерьез моего мнения: а не происходит ли сейчас образование нового вида медведя? На мой взгляд, оно, если не ближе к истине, то все же реальнее. ("Арктодус" - медведь-чудовище высотой в холке около двух метров и весом до двух тонн. "Иркуйем" - медведь-увалень с задними ногами карлика, необычайно толстый даже после вынужденной весенней голодовки и весом около одной тонны).

Чтобы быть услышанным, оказывается, недостаточно собрать о нем почти полный материал и найти грубейшую ошибку в третьем томе "Систематики млекопитающих", где черепа белого и бурого медведей попутаны местами (рецензенты этого учебного пособия — академики и профессора). К тому же, по сегодняшний день мне не довелось встретить человека, который бы рассказал о медведях Камчатско-Корякского региона то, чего бы я о них не знал. Очевидно, всего этого мало. Надо иметь за душой что-нибудь посерьезнее звания охотоведа-самоучки. Но, как мне кажется, проблема здесь вот в чем. Медведи Чукотки и Корякского нагорья по некоторым морфологическим признакам существенно отличаются от своих южных собратьев, хотя принято относить их к одному подвиду — "урсус берингианус".

Боюсь показаться оригинальным, но для наших научных светил все медведи России, как китайцы, — на одно лицо. Скепсис, умственная лень и научное высокомерие генералов от науки не позволяют признать самый дальний Северо-Восток России современным центром видообразования. Именно это обстоятельство не дает окончательно ответить на вопрос: кто ты, "иркуйем"?

Злободневные вопросы охраны природы и природопользования наконец-то заставили охотоведов Камчатской области более серьезно подойти к определению численности медведей на полуострове. А все потому, что "зеленые" поставили вопрос о возможном запрете весенней охоты на медведей по причине отсутствия реальных данных о состоянии медвежьей популяции Камчатки. С восьмидесятых годов ушедшего столетия и по современность за основу бралась цифра 8-9 тыс. особей на всей территории области, включая КАО. Откуда взялось именно такое количество мохнатых "аборигенов", кто, когда и как проводил учет? А никто и никогда этого должным образом не делал. Просто так решило руководство "Камчатпромохоты", а цифра эта, как выяснилось, фактически была взята с потолка.

В начале девяностых годов, в преддверии создания охотуправления Корякии, я опубликовал статью в окружной газете, в которой изложил свое видение назревающей проблемы. Там же впервые привел аргументы (результаты анализа многолетних наблюдений за медведями на четырех контрольных участках) о реальном количестве и состоянии популяции медведей КАО. Ниже привожу один из доводов той публикации.

Медведи, как ни странно, более всего страдали не от охотников или браконьеров, а от... оленеводов. По данным на 1988 год, в автономии насчитывалось 89 оленеводческих звеньев. В каждом звене официально находилось две-три единицы огнестрельного оружия. Медведи очень часто встречаются оленеводам на кочевых маршрутах и, естественно, конфликты неизбежны. Разграбившего продуктовый склад, базовый дом или "отличившегося" непредсказуемостью безоговорочно приговаривали к высшей мере наказания. И почти каждый зверь, проявивший нездоровый интерес к оленям, сразу брался на мушку. Такими превентивными мерами ежегодно отстреливалось от 300 до 500 медведей.

Прибавьте к этому отстрел по лицензиям, пресс браконьерской охоты и получите результат, от которого популяция медведей Корякин была бы подорвана в течение нескольких лет. Почему этого не происходило? Да потому, что фактическое количество медведей округа в 2-2,5 раза выше названного уважаемым охотоведом....

Современное оленеводческое хозяйство КАО находится в глубокой депрессии и имеет стабильную тенденцию к ухудшению. Встреча с оленеводами в тундре — большая редкость. Но медведям от этого не стало легче. Теперь косолапых безжалостно отлавливают в летнее время петлями по берегам нерестовых рек как заезжие заготовители лососевой икры, так и местные жители. Таким образом, они стараются обезопасить себя и заготовленную продукцию, а заодно и запастись целебной желчью. Но это вновь созданное давление на медвежью популяцию автономии пока не превышает то количество, которое раньше отстреливалось оленеводами.

За тридцать лет странствий по Корякин мною собран обширный материал о многих сторонах жизни этого интереснейшего представителя нашей фауны. И за такой же период спортивной охоты на медведей я прочно усвоил — опасен не тот зверь, которого ты видишь.... Именно поэтому анализирую все известные мне случаи нападения медведей на людей. Один из последних, доподлинно мне известных — гибель профессионального японского фотографа — анималиста Мичио Хошино в лапах камчатского, испорченного панибратским отношением, медведя. Подобные происшествия не редки в нашем медвежьем краю, но... Дело в том, что я давно знаком с организатором того вояжа японцев в район озера Курильское.

Впервые мы встретились в июне 1988 года на съемках документального фильма "Куда ушел "иркуйем?". И с первых дней знакомства я вынужден был обратить его внимание на недопустимо-пренебрежительное отношение к безопасности при нахождении в медвежьих владениях. К сожалению, мои предостережения не подействовали на молодого зоолога — осенью того же года он чудом остался жив, побывав под разъяренной медведицей. Зверюга только разодрала на нем станковый рюкзак, который надежно закрыл от ее смертоносных клыков шею и голову.

Ему удалось сохранить самообладание и неподвижность, поэтому медведица решила, что сделала свое дело и ушла, уведя за собой медвежат, которые и стали причиной неожиданной агрессии. И самое непонятное для меня во всей этой истории — то, что он не стал считать тот счастливый день вторым своим рождением. Из его памяти очень быстро выветрилось зловонное звериное дыхание. Как следствие такой забывчивости — трагедия с Хошино.

Мои собеседники, которые остались живы после такого "общения" с хозяином леса, рассказывали о случившемся весьма однообразно: медведь, подмяв под себя жертву, старался прокусить ей... голову. Попутно, как карандаши хрустели руки, пытавшиеся закрыть этот драгоценный участок тела. Живыми, в основном, остались те, которые оказали достойное сопротивление неимоверной медвежьей силе и его способности почти мгновенно убивать человека. Как правило, все они были оленеводами или жизнь их, так или иначе, была тесно связана с тундрой. Оленевод — не профессия — это образ жизни, больше всего напоминающий жизнь воина. Из глубины веков и до наших дней продолжается соперничество Человека с Медведем за право быть хозяином одной и той же территории.

Под первым номером в моем архиве стоит житель п.Паланы — Йомэк Кававович. С 1976 по 1979 годы я работал шофером в лесопункте этого поселка — развозил березовые дрова по частному сектору. Однажды стучу в дверь одного дома, держа в руке заявку на дрова и авторучку. Дверь открывается, и передо мной появляется абориген... с жутким изуродованным лицом. От неожиданности я сделал два шага назад (хорошо, что ступенек не было) и замер с вытянутой рукой, держащей бумажку.

Попытался что-то сказать, но из этого ничего не получилось. Видя мое замешательство, он осторожно взял у меня заявку и, приложив ее к косяку двери, поставил в нужном месте закорючку. Затем так же, не делая резких движений, вложил мне в руку документ и сказав: "вигружай", исчез за дверью.... Было мне тогда не многим за двадцать лет, и я только готовился "взять" своего первого медведя. Прошли годы. Ушел с погребального костра к "верхним людям" Йомэк. Но два раза, когда мне приходилось добирать без собаки медведя -подранка, я видел то лицо перед собой. Это было хорошим отрезвляющим фактором.

Раненый зверь очень опасен. Слыша преследование, он затаивается возле своего следа, искусно используя для маскировки местный рельеф и растительность, и бросается на охотника сзади или сбоку. При нападении медведя из такой позиции у преследователя, подгоняемого азартом погони, шансов на спасение нет. В такие моменты с виду неповоротливый увалень становится подвижен как ртуть (только в несерьезных книжках и глуповатых киношках он неуклюже встает на задние лапы и идет на охотника). Не описать словами то нервное и физическое напряжение, которое испытывает охотник, тропя зверя по краповому следу.

Медведи — великие приспособленцы. Они быстро осваиваются в изменяющихся условиях обитания. Например, появление людей на территории доминирующего медведя некоторые молодые особи используют довольно оригинально — как защиту от старших собратьев, стоящих на верхних ступеньках иерархической лестницы внутривидовых отношений. Подобное поведение "отрока" отмечал один из научных сотрудников Южно — Камчатского заказника. Он рассказал, как молодой медведь при появлении хозяина рыбалки спешно ретировался в направлении зоологов, ложился в десятке метров от них и настороженно посматривал на рыбачащего верзилу, а тот, в свою очередь, опасливо озирался на людей.

Такое поведение медведей чаще всего характерно для охраняемых территорий, где третья их часть перестала бояться человека. Мне и самому однажды пришлось столкнуться с подобной ситуацией. В ниже приводимом случае косолапый буквально прилип к лагерю, который я оборудовал на берегу протоки, кишащей нерестящимся лососем. Ежедневно он приходил в одно и то же время, с точностью до пяти минут. Мой верный помощник и надежный охранник — западносибирская лайка по кличке Заграй — уже на третий день устал его гонять и только недовольно ворчал сквозь зубы при очередном появлении настырного соседа. Оказывается, до нашего прихода здесь была вотчина очень крупного медведя. Это нетрудно было определить по следам, оставленным на глинистом берегу. При нашем появлении "хороший медведь" вынужден был покинуть добычливое рыбное место. И молодой "топтыжка" две недели нахально отъедался в чужой столовой, пока мы непроизвольно обеспечивали ему надежную защиту. Чем не симбиоз?

Именно этим можно объяснить феномен медведя Виталия Николаенко — "Добрыни". Только в данном случае общеизвестный энтузиаст медвежьей проблематики сам предложил защиту, которую относительно молодой зверь с благодарностью принял. Годами такое содружество укрепилось настолько, что медведь перестал реагировать на обвешанного фото и видеоаппаратурой неутомимого попутчика, как акула не замечает рыбу-лоцмана.

Совершая переходы по Корякскому нагорью, бывало, забредал в такие величественные места, куда и бесконечные скитальцы — оленеводы заглядывали редко. От ощущения своей ничтожности перед этим диким, еще не тронутым цивилизацией миром по спине пробегали холодные мурашки, и мой неразлучный спутник начинал нервно поскуливать. Немудрено испытывать такое, когда находишься у подножья г.Ледяная или стоишь под грохочущим водопадом на реке Пикасьваям, что на границе с Чукоткой. Много чего было зафиксировано в таких маршрутах — сотни медведей, десятки гнезд кречета, несколько колоний черношапочного сурка и тому подобное. А вот логово тундрового волка довелось обнаружить только один раз. Переваливая через водораздел, я наткнулся на него случайно. Оно было вырыто в склоне одного из отрогов Ветвейского хребта на границе кустарника и альпийской тундры.

Тундровый волк в КАО и Камчатской области — вне закона и подлежит круглогодичному уничтожению всеми доступными способами. И это не правильно. Еще свежо в памяти то время, когда медведь и росомаха также относились к вредителям оленеводческой отрасли сель-ского хозяйства. Но со временем здравый смысл возобладал над эмоциями, и сегодня в выигрыше все — и люди и звери. А что мешает нам амнистировать волка? Развеять миф беспощадного и безжалостного убийцы всего живого — очень сложно, но надо. Попытаюсь вытащить первый камень из нами же сложенной стены недоверия к серому "оленееду". Возможно, я один из немногих, кому посчастливилось наблюдать охоту волков на северных оленей. Увиденное поразило меня, оно никак не вязалось с тем, что я слышал и читал о четвероногих разбойниках приполярной тундры.

...Это был так называемый откол — потерянные оленеводами около сотни оленей. Я сразу заметил их внизу, в долине реки Алутоваям, как только подъехал на снегоходе к краю террасы. Заглушив двигатель "Бурана", начал рассматривать спокойно кормящихся оленей в бинокль. Где-то вдалеке гудел вертолет. Расстояние до табунка — около одного километра. Вдруг, как по команде, все олени ринулись в одну точку и, сбившись в кучу, помчались зигзагообразным маршрутом по долине. Только выбрав максимальную резкость оптики, я разглядел источник паники — четыре волка, разделившись на пары, гнали потенциальную добычу, двое — сзади, а еще двое — сбоку. Через 15 — 20 минут вся эта кавалькада, сделав круг по долине, стуча рогами и поднимая снежную пыль, пробегала в сотне метров подо мной. А преследователям так и не удалось ничего добиться. "Олени на свободе — это вам не овцы в кошаре", — язвительно подумалось мне в этот момент. Но уж больно уверенно чувствовали себя "серые" в этой монотонной гонке, как будто чего-то ждали. И вот дождались — один сеголеток, с козьими рожками, начал отставать. Но прежде, чем он оказался в зубах пары бегущих сзади волков, мне показалось, что кто-то из сородичей, бегущих предпоследним, подставил ему рога, резко наклонив в его сторону голову....

Вторая пара волков тут же переместилась назад, и погоня продолжилась. Вторую и последнюю развязку я с трудом разглядел в заиндевевший на морозе бинокль, она произошла в двух километрах от первой. После очередной потери олени заметно сбавили ход, а через полтора километра и вовсе успокоились. Периодически останавливаясь и оборачиваясь, они поднялись на склон увалистой сопки и продолжили пастись, как будто ничего не произошло. И никакой безудержной и кровавой резни налево и направо, как рассказывают некоторые "очевидцы".

Списывать на волка неоправданные потери оленей в виде подобных отколов очень быстро приспособились не только оленеводы, но и директора совхозов. Веками сосуществовали домашнее оленеводство и тундровый волк, и никогда четвероногие "оленееды" не осмеливались нападать на хорошо (читайте: добросовестно) охраняемое стадо.

Примерно так ответил мне отец на заданный вопрос: а как было раньше,в отсутствии винтокрылой авиации? Ему ли было этого не знать — организатору первой оленеводческой артели в конце тридцатых годов прошедшего столетия в селе Верхние Пахачи. И даже охотоведу — самоучке известно, что основным источником питания тундрового волка является заяц — беляк — до 70% годового рациона. И только в период депрессии заячьей популяции волки переключаются на все, что могут догнать и поймать, в том числе и на неохраняемых домашних оленей.

Информация к размышлению. На севере Американского континента волков ничуть не меньше, чем у нас, но там охота на него регламентируется законом, а в местах, где численность их невелика, и вовсе запрещена.

Родион Сиволобов, "Новая Камчатская Правда".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Почему человечество может остаться без мороженого
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Небо в алмазах: рынок бриллиантов ждет кризис? — Дмитрий ДАНИЛОВ
Рекордное количество россиян стало работать "в тени"
Басманный суд Москвы: дело Серебренникова
Зачем США навязывают всему миру свое энергетическое сырье
Зачем США навязывают всему миру свое энергетическое сырье
Украина ужесточает въезд для россиян
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Режиссёра Серебренникова ждёт домашний арест
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Скандал: День независимости Украины на фоне карты без Крыма
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ