Автор bratkov

Анатолий Грешневиков: "Наше дело - Родину поднять!"

За последние десять-двенадцать лет наша страна, наш народ обрели уникальный в своей истории опыт строительства государственной власти. Прошло множество самых разнообразных выборов, как говорится, волеизъявлений. Депутат Государственной думы Анатолий Николаевич Грешневиков является самым непосредственным носителем этого опыта. Если можно так выразиться, он один из депутатов-рекордсменов: что ни выборы, то он вновь и вновь становится депутатом. Опыт четырехкратной победы интересен с разных точек зрения. Что это — везение, совершенство политтехнологий, талант? Об этом наш корреспондент расспрашивает Анатолия Николаевича Грешневикова.
     
      Анатолий Грешневиков. Я могу только предполагать, почему меня четыре раза подряд в четыре парламента избирали жители Ярославской области. Начать придется с Верховного Совета РСФСР. Почему я стал тогда депутатом? Тут не обойтись без некоторого экскурса в собственную биографию. Заканчивал Ленинградский университет, факультет журналистики. На работу поехал не по распределению, а по велению души. Отказался от нескольких предложений. Предлагали остаться работать в Ленинграде, в газете "Смена". Посылали в один из крупных уральских городов. Приглашали в авиационную газету в группе Советских войск Германии. С изданием "Советский патриот" я много сотрудничал, когда служил там. Активно печатался в "Красной звезде", "Природа и человек", в "Юном натуралисте" и многих других.
      Корр. Тяга к журналистике, литературе откуда? Не было ли здесь родительского влияния?
     А.Г.
Родители у меня простые люди. Мать была дояркой. Отец плотником. Родился и вырос я в деревне. В детстве руководил мальчишеской "Зеленой республикой". Тогда модно было организовывать школьные лесничества, разные "экологические тропы", "зеленые патрули". И мы, двенадцать мальчишек, в деревне организовали "республику". Срубили себе двухэтажный домик рядом с лесом, сделали подземный ход. Свой сад разбили. Организовали лосиную столовую. Подкармливали зимой животных в лесу. Выполняли массу поручений географического общества, научно-исследовательских институтов, изучали жизнь реки, леса, лугов, болот. Наблюдали долгое время за бобрами. Интересная работа была по изучению жизни муравьев.
      Корр. Видимо, в школе вам повезло на хорошего учителя биологии?
     А.Г.
Безусловно. Но решающее значение в служении делу охраны природы имела все-таки книга, не помню, кто автор, называется она — "Зеленый патруль". В то время на меня произвел большое впечатление еще и фильм о природе, который теперь уже и мои дети смотрят. Называется он "Тропою бескорыстной любви". Главный герой — лесник, который дружит с лесной рысью, и она его защищает от браконьеров. Книга и фильм были хорошими вдохновителями, потом я и сам книгу написал об экологической деятельности нашей "Зеленой республики". В ту пору к нам в "республику" приезжали корреспонденты разных изданий. Мы участвовали в передаче Ленинградского телевидения "Ребятам о зверятах". Вел передачу Анатолий Онегов, известный писатель. Через некоторое время мы с ним познакомились, подружились. Теперь он живет у меня на родине, в Борисоглебском районе. Садовод. Огородник. Пасечник. Трудяга. Не ноет, а пишет и пишет книги. Сейчас мы ему помогли выпустить хороший двухтомник. После Бианки, Паустовского, Пришвина у нас в России ему равных нет. Настоящий подвижник! У него правило было: отвечать на все письма лично. Он и нам, мальчишкам, писал. И наши письма зачитывал в эфире. После чего к нам почту возили на машине мешками. Моя мать плакала — на конвертах разоришься! Бурное время было. Пришлось самим деньги зарабатывать на конверты и бандероли. В общем, из "Зеленой республики" все в моей жизни и пошло. Даже учась в Ленинграде, я участвовал в студенческом экологическом движении "Зеленая дружина".И здесь, в Государственной думе, всех четырех составов я занимаюсь теми же экологическими проблемами.
     После окончания университета добился того, чтобы вернуться в свой родной лесной поселок Борисоглебский — такое своеволие тогда встречало очень серьезное противодействие — и стал работать в районной газете. Был заведующим отделом культуры, экологии, писем, социальных проблем. Намеревался построить по типу "Зеленой республики" экологический центр, чтобы восстановить в школах уважение к таким предметам, как природоведение, краеведение и экология. Ездили по округе за материалом из истории деревень и сел, помогали восстанавливать храмы, участвовали в реставрации нашего известного Борисоглебского монастыря. Организовали общество "Родники России". Столь активная деятельность в подобных организациях тогда тоже не особенно приветствовалась. На нас оказывали серьезное давление. Но мы продолжали восстанавливать монастырь, выгнали из звонницы дискотеку, а помещение отдали под музей. Потом пришли кришнаиты и хотели заполучить монастырь. Мы отстояли, чтобы он был православный.
     В то время уже поднимался Заволокин с его "Играй, гармонь". Мы в Ярославской области, кажется, даже раньше его, начали нечто подобное. Кроме гармонистов, собирали на праздники балалаечников. Прекрасные фестивали устраивали! Сейчас немногие поймут, почему вдруг в те времена нашу деятельность по возрождению национальной русской культуры пытались пресечь службы КГБ. Впрочем, если вспомнить, то и Василия Белова, и Валентина Распутина тогда считали опасными для государства. Так было. Меня и моих друзей преследовали. За что?! За гармошки и балалайки! За краеведение и монастырь. Стыд и срам! Это сейчас все чекисты православные стали, а тогда все было по-другому.
     Особенно сильную поддержку я почувствовал, когда в моем районе решили построить атомную тепловую электростанцию, и я возглавил движение против строительства. Приходилось участвовать в разных конференциях, манифестациях, дискуссиях. Не всегда мы выигрывали, но народ нас поддерживал. Крепкая битва была вокруг строительства этой станции. Одновременно проходили выборы в Верховный Совет РСФСР. И меня на этой зеленой, патриотической волне люди выдвинули и избрали. Никакой особой политики тогда за мной не водилось.
     В основном боролся за экологическую чистоту Родины. Тогда мне задавали вопрос: а что же ты предложишь вместо атомной станции? Я отвечал: нужна газификация. Потому мои первые годы депутатства и ушли на то, чтобы в своем округе выполнить главный наказ: провести газ в дома.
     Мы стали широко газифицировать города Углич, Мышкин, Гаврилов Ям, Ростов Великий, мой родной Борисоглебский. Все десять лет я только этим, по сути, и занимался. Теперь осталось дать газ в два района. С каждым годом все труднее становится выполнять наказ: ликвидировали федеральную программу газификации России. Правительство ориентировано на поставку голубого топлива в Европу. Все французские села питаются нашим газом. Успешно строится газопровод по дну Черного моря. А российские села правительство как в советские времена не любило, так и теперь забыло напрочь. Потому и газификация Борисоглебского района затянулась. Пробиваю что есть сил. Через пару месяцев — сдача. Придется выступать, но трубить в фанфары не собираюсь. Так и скажу: это не праздник, это позор! Десять лет добивались газификации на своей земле!
     Я рассматриваю депутатскую работу как работу по найму. Избирают и говорят: нужны дороги, школы, больницы. И приходится львиную долю своего времени тратить на исполнение этих наказов. На днях мы сдавали в Тутаеве дом ветеранов. Пятьдесят квартир. Все новоселы — участники Великой Отечественной войны. Каждый год приходится курировать и лоббировать десятки объектов. В этом году — семнадцать. Вообще, слово и дело — это фирменный стиль партии Бабурина, в коей я имею честь состоять.
     В Ярославской области мы, например, поддержали недавно многие хоры и ансамбли патриотической песни. Провели конкурс за счет наших средств. Создали жюри, куда входили известная певица Татьяна Петрова, актер Николай Бурляев. Затем победителей отборочных прослушиваний собрали в театре имени Волкова, в Ярославле. Концерт растянулся на три часа! И все участники получили огромное количество хороших подарков.
     Также стимулируем работу библиотек. Партия национального возрождения "Народная воля" провела в Ярославской области летопись сел и деревень.
     Сегодня не секрет, что каждый год пять-десять деревень прекращают жить. Идея создания истории деревень нашла горячий отклик у краеведов. Пришлось продлить срок подведения итогов на три месяца. Предполагали шесть номинаций, а сейчас еще на двенадцать расширили. Материал собирается уникальный. После конкурса все краеведческие очерки будут изданы отдельной книгой. Обнаружилась деревня, где жил писатель Леонид Леонов. Или деревня Опальнево, где Федор Абрамов писал свои повести "Пелагея" и "Алька". Великая история живет в деревнях!
     Патриотическая работа — это не риторика, не болтовня.
      Корр. Вам приходится проявлять массу депутатских качеств. Заниматься в том числе и тем, что называется лоббированием. Раньше этот термин — лоббирование — использовался только в негативном смысле. Теперь, кажется, у него несколько другая смысловая окраска.
     А.Г.
Лоббировать приходится, потому что Москва целенаправленно, из года в год забирала все деньги у регионов. Ведь по бюджетному кодексу все налоговые поступления и акцизы должны делиться наполовину между регионом и столицей. В прошлом году забрали шестьдесят процентов. В этом году возьмут почти семьдесят. Скажем, табачный акциз составляет в Ярославской области почти два миллиарда рублей. Все сто процентов Москва забирает. А это восемнадцать процентов областного бюджета. На что мы будем строить дороги, больницы, издавать краеведческие журналы, газифицировать села и деревни? Вот и приходится лоббировать. Хотя это не мое дело. Прямая обязанность депутата — разрабатывать и принимать законы.
     Чем отличается житель Москвы от жителя любой глубинной деревни? Ничем. Мы все равны перед конституцией и Богом. А у Лужкова почему-то пенсионеры получают доплаты, в то время как в регионах— едва наскребают на номинал.
     В Верховном Совете мы принимали бюджет, и он составлял более 400 миллиардов долларов. Ельцин за семь лет промотал эту сумму и довел до 22 миллиардов. При таком бюджете олигархи, продав газа на 36 миллиардов, "отстегнули" государству только 1,8 миллиарда. Нефти продали на 24 милларда долларов, а в бюджет дали 1, 3 миллиарда. Леса продали на 10 миллиардов, а в бюджет— 300 миллионов. Потеря природных ресурсов обернулась бюджетным кризисом.
     Президент Путин довел бюджет до 60 миллиардов. Думаете, что причина в удалении олигархов от власти? Вовсе нет. Он пополнил бюджет страны за счет обдирания регионов. Ярославская область может себе строить дороги и мосты, дома и газопроводы, но этого не происходит по той причине, что все деньги у нас забирает Москва. Вот я и вынужден заниматься борьбой с правительством, чтобы оно хотя бы часть денег возвращало.
      Корр. Вы обмолвились, что каждый год в вашем округе умирает по десять деревень. Остановим ли этот процесс?
     А.Г.
Если бы президентом страны был такой подвижник и патриот, как Василий Иванович Белов, то этот процесс остановили бы. Почему умирают деревни? Потому что государство Ельцина — Путина стало для деревни не врачом, а могильщиком. Сегодня в деревне закрываются малокомплектные школы, клубы, почта, связь, медпункты. А что такое малокомплектная школа? Это школа в пятьдесят-сто учеников. Такие школы невыгодно содержать нынешней власти.
     Не согласен я и с "подушевым" финансированием школ. Если в школе тысяча человек — она выживает. А малые— обречены. Денег нет на зарплату, наглядные пособия, электричество, расчистку снега. В этом году в моем Борисоглебском районе закрыли две школы.
     Огромному количеству политиков, которые сегодня у власти, безразлична судьба деревни. Люди по-прежнему уезжают в города. А как может Россия, страна аграрная по природе, жить только за счет привозного продовольствия?
     Чтобы остановить вымирание деревень, надо, во-первых, сохранить социальную инфраструктуру села, принять закон о минимальных социальных стандартах, рассчитать, сколько нужно человеку на хлеб, на образование, на медицину. Из этого исходить, а не из того, что у Лужкова есть хороший бюджет, потому что в Москве — восемьдесят процентов всех доходов страны, значит, он имеет возможность строить, доплачивать неимущим. А мы не можем.
      Корр. Как часто бывает в жизни, не все подчиняется материальным законам. Я знаю, что в ваш малобюжетный округ, в глубинку лет десять назад вдруг валом повалили люди самых различных профессий, в основном интеллигенты. Тут кстати вспомнить о подвижничестве. Какова природа этого явления?
     А.Г.
Да, это была не мода, не волна, а доброе внутреннее побуждение. Тогда было время, когда на поддержку регионов давалась конкретная техника, средства— при правительстве Силаева. Не во всем, конечно, та программа была хороша, но до сих пор работают и живут в округе те ребята, которым я помог приобрести технику. Взять Володю Репина, деревня Новоселка. Там остались тридцать бабушек, ни одного работающего. Ферму закрыли, ему не отдали — все разграбили. Последнее помещение оставалось нетронутым, и мне пришлось, как говорится, применить административный ресурс. Он получил это помещение, и теперь вот уже десять лет деревня живет за счет Репина. Он дороги ремонтирует, врачей привозит, колодцы обновляет. Репин — бывший вертолетчик. Получил трактор, комбайн. Он пашет! Если бы его власть сейчас поддерживала, он бы и дальше жил. К нему сыновья приехали, внуки родились. Но Ельцин раз ударил, Путин второй, и в результате двор Репина опустел, дети уехали, он один остался. Работает из последних сил.
     Тогда, лет десять назад, действительно, много людей приезжали в нашу глубинку. Одни потому, что имели крестьянские корни, другие хотели свободно пожить на земле, на даче. Приезжали от академика до тракториста, и многие закрепились, чему я рад.
      Корр. Ваш монастырь, к возрождению которого вы приложили руку, сейчас набирает силу не только в духе, но и силу политического влияния. Мне кажется, что даже начинается некая экспансия монахов на сельскохозяйственные угодья. Есть ли перспективы монастырского образа жизни на земле в наше время?
     А.Г.
Когда нам удалось отбить нашествие кришнаитов, то в монастыре закрепился первый батюшка — отец Александр. Он многое сделал для монастыря. Потом был отец Виктор из Киргизии. Очень душевный человек. Теперь у нас отец Иоанн. И что касается расширения сферы влияния — то это дело хорошее. С такими проблемами я уже сталкивался. К примеру, в Переславле у нас есть матушка Евстолия. Я помогал ей обрести землю, технику. Сейчас она нашла прекрасного спонсора. Помогаем и другим монастырям. Только в прошлом году финансовая помощь была оказана 16 храмам.
      Корр. Вы настоящий, корневой русский человек. Мне сказали, что и в Москву, несмотря на свое четырехкратное депутатство, так и не переехали.
     А.Г.
Мне от Москвы, от этой власти ничего не надо. К тому же, когда человек уезжает на жительство от своих избирателей, то происходит еще и какой-то нравственный разрыв. Москва — это совершенно другой век, другая цивилизация. Здесь, в столице, двадцать первый век, а у нас в деревне — восемнадцатый. Оторвешься — и скоро перестанешь понимать тех, кто тебя выбрал.

Беседу вел Александр Лысков

"Завтра", №9, 2003

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Модернизируешь экономику – готовься на выход
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Военный аргумент: богатства Арктики прикроет "Илья Муромец"
Из живота грузинки достали ржавый пинцет, забытый 25 лет назад
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Минстрой России проведет проверку относительно роста тарифов в ЖКХ
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры