«Я здесь останусь!»

...Четырехлетнего Димочку продавщицы сезонного рынка приметили давно: симпатичное личико в обрамлении светлых кудряшек и наивный взгляд голубых глазенок вряд ли могли оставить хоть кого-то равнодушным. Ребенок частенько подходил к женщинам и чуть слышно лепетал: «Тетя, я очень кушать хочу...» Ну разве не дрогнет женское сердце? Малышу обязательно совали что-нибудь из еды. А иногда и деньги.

— Время нынче тяжелое, небось, без отца растет, — говорили между собой сердобольные женщины.

А ребенок стал появляться на рынке все чаще и чаще. Одет бедно, грязно, неумытый.

— Что ж это за мать у него, руки бы ей оторвать — совсем за ребенком не смотрит, — посетовала как-то одна из торговок.

— Да и есть ли у она у него? — подхватила другая.

Найти непутевую мамашу решили не откладывая. Сунув купюру в детскую ручонку и попросив товарок последить за лотком, Резеда (имя изменено — авт.) потихоньку пошла за малышом.

Буквально в нескольких шагах от рынка «добытчика» поджидал... бомж, который незамедлительно конфисковал у Димы деньги. Увидев незнакомую и, по всему видно, решительно настроенную даму («Это чему ж ты, паразит, ребенка учишь!»), бомж смылся.

Малыш, перепугавшись, тоже убежал. Позабыв про торговлю, женщина пришла в милицию. Вместе со старшим инспектором ПДН Ларисой Николаевой они отправились на поиски малыша. Начали с рынка.

— Это вы кого же ищете? — поинтересовалась неопрятная, явно пьющая особа. — Какой вы говорите Димка? Беленький такой, голубоглазый? Знаю такого, могу показать, где живет. Но даром не поведу!

Сторговались на бутылке.

Обрадованная перспективой согреться, пьянчужка быстро привела женщин к болоту на Савинке. Зрелище, представшее перед ними, привело бы в ужас и людей покрепче... Посреди мусора и грязи возвышалось некое подобие шалаша из полуобгоревших досок. На разостланных на земле рваных одеялах расположилось около пятнадцати существ, лишь отдаленно напоминающих людей. Среди них был и маленький Дима.

Забрать малыша из этого ужаса оказалось не так просто — бомжи ни в какую не соглашались расстаться с единственным «кормильцем». Им-то мало кто сочувствует, а мальчишке никто в куске хлеба не откажет.

Припугнув компанию милицией, женщины сумели-таки вызволить Диму. Помытый и накормленный, он впервые за много дней спокойно уснул на кроватке в детском приюте...

А через несколько дней новая проблема: объявилась Димина мамаша. Пьяненькая, со здоровенным фингалом под глазом, без документов, она явилась в милицию, чтобы забрать «любимого сыночка». При этом ее нисколько не смущало, что вести мальчишку некуда — дом в поселке Северный, где они когда-то жили, уже давно продан, а деньги пропиты. Увидев мать, Димка отчаянно разревелся: «Мама, я здесь останусь!»

Димку, конечно, не отдали, инспектор ПДН готовит документы для лишения непутевой мамаши родительских прав. А ставшие мальчишке уже почти родными «тетеньки с рынка» приносят ему гостинцы — одежку и конфеты...

Г. Мухамеджанова

«Республика Татарстан»

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Темы жилье