Автор Правда.Ру

В кают-компании: ходовые испытания

Трое суток, как Северодвинск (центр атомного военного кораблестроения в Архангельской области) остался за горизонтом. Атомная подводная лодка бороздит испытательный полигон Белого моря уже в подводном положении. Народу на борту человек четыреста — экипаж, сдаточники, наука, военпреды, штабисты. Питание в столовой и кают-компании в шесть смен, каюты и проходы в отсеках забиты под завязку. Ходовые испытания…

Кок, пришедший на лодку пару лет назад с береговой базы (для льготной выслуги) и только недавно переделанный из прапорщиков-краснопогонников в мичманы, заходит в центральный пост, спрашивает у командира: “Тащ к-р, добро наверх курнуть? Трое суток от котлов не отходил...” И резво отдраивает нижний рубочный люк. Его стаскивают за ноги с трапа уже у люка верхнего. Командир экс-прапора не наказывает: готовит уж больно вкусно и ворует немного.

Ехидный замполит периодически забредает в центральный, тыкает тумблер “Каштана” с биркой “Амбулатория” и мощно рявкает: “Доктор, хватит спать!” И тут же, довольный донельзя, удаляется в свою каюту. Естественно, вздремнуть. Так же регулярно, аккурат когда зам засыпает, в центральном возникает док и просит кого-нибудь позвонить в политруковскую каюту: мол, к береговому телефону начпо базы вызывает.

Зам прибегает вечно взъерошенный, испуганный и мямлит: “Ой, сейчас точно вздрючат за боевые листки (конспекты первоисточников, планы соцсоревнований)”. Поняв шутку, веселится и уходит обратно спать, чтобы ровно через час (как Штирлиц) на автомате проснуться и потревожить сон доктора. Процедура “док-зам” повторяется до бесконечности (под водой повторение — мачеха учения). Каждый раз градус оптимизма в центральном повышается.

Глядя на военных, решают повеселиться и заводчане. По общекорабельной связи звучит команда: “Наладчику 42-го цеха Севмашпредприятия такому-то прибыть в центральный пост к береговому телефону”. Наладчик (у которого жена должна со дня на день родить) прибегает, хватает трубку и слышит: “Это главврач роддома, поздравляю, у вас тройня, все девочки!” Бедный парень, у которого две девки уже есть (парня хотел!) чуть не плачет. И понуро бредет к сдаточному механику просить шила на протирку матчасти. С горя. Когда же ему объясняют, что над ним просто подшутили, “протирает” уже с великой радости... Даже не упомню, на каком пароходе это было. Наверное, на каждом что-нибудь такое происходит. Замечено: чем меньше надутых щек и гонористых фигур на сдаточной АПЛ, тем лучше ходовые испытания проходят.