Правительство Петербурга объявило войну Достоевскому

Власти Петербурга крайне своеобразно подходят к культурному наследию города и к доступности этого самого культурного наследия. Особенно, если дело касается "неконтролируемого" искусства. Речь идет о большом портрете Федора Михайловича Достоевского, который появился недавно на стене дома в Кузнечном переулке.

Городские власти сочли мурал ничем иным, как "актом вандализма". По крайней мере, именно такой термин в официальном ответе на запрос Гражданского Патруля был использован зампредседателя жилищного комитета Кураловым.

По словам чиновника, "размещение элементов благоустройства осуществляется на основании проекта благоустройства. Роспись с портретом Достоевского не согласовывалась, значит, нарушает законодательство о благоустройстве… Самовольное и хаотичное размещение граффити и мурали оказывает негативное влияние на архитектурный облик Санкт-Петербурга, снижает эстетические качества городской среды, является актом вандализма в отношении архитектурных объектов".

С одной стороны, понятно, что в принципе, в подобных случаях согласование с органами власти должно быть. Но почему этот процесс с бюрократической точки зрения настолько сложен — неясно. Тем более, что Смольный мог пойти на встречу в данном конкретном случае. Как это делается в других городах России.

Например, недавно во Владивостоке появился масштабный мурал с изображением футуриста Давида Бурлюка. При этом, в российских городах часто власти сами инициируют процесс поисков и конкурсов для уличных художников.

А вот в Питере имеет место быть какая-то совершенно иная картина. Поскольку Достоевский — далеко не первый, кто попал под категорию "вандализм" с точки зрения городских чиновников. Аналогичным образом в "культурной столице" были уничтожены портреты

  • Виктора Цоя,
  • Иосифа Бродского,
  • Андрея Сахарова.

С Федором Михайловичем вообще получилась крайне мрачная с точки зрения символики история. Портрет с ним появился в год двухсотлетия писателя. Именно к этому и был приурочен. Но власти решили, что это и дорого, и как-то бесконтрольно.

К слову, у самого Смольного большие проблемы с самостоятельной организацией мероприятий, приуроченных к юбилею Достоевского. Губернатор Александр Беглов, конечно, неоднократно публично подчеркивал особую значимость Федора Михайловича для Петербурга, и даже анонсировал соответствующие выставки и прочие мероприятия.

Только вот у культурной общественности несколько иное мнение по поводу усилий губернатора в деле празднования юбилея писателя. Так, в ноябре прошлого года общественники обратились в Смольный с вопросом, почему, несмотря на многолетние обещания, даже в юбилейный для писателя год, не был построен культурный центр имени Достоевского.

Но, видимо, и на это тоже нет денег. Или элементарной политической воли. Или просто реального понимания, что такое Достоевский и для всей России, и для Петербурга.

Кстати, глава Гражданского патруля Ростислав Антонов, получив ответ городской администрации о том, что лицо Федора Михайловича расценивается, как акт вандализма, отметил, что для города было бы полезнее, если бы местные власти боролись не с живописью на стенах, а с рекламой наркотиков и надписями об интим-услугах. И с этим трудно не согласиться.

С другой стороны, может быть у губернатора имеет место быть иррациональный страх перед писателем. Ведь одному губернатору в романе "Бесы" Федора Михайловича очень крепко и болезненно досталось. Губернатора Ивана Осиповича Николай Ставрогин как-то раз укусил за ухо. Хотя и был принят в его доме "как близкий родственник".

Впрочем если говорить серьёзно, то празднование юбилея Достоевского в Петербурге у многих оставило противоречивые чувства. С одной стороны торжественные речи губернатора, с другой —

  • отсутствие долгосрочных исторических проектов,
  • перенос на неизвестное будущее открытия культурного цента,
  • а теперь ещё и уничтожение портера писателя, маркированного как "вандализм".