Шиес: от экологии до поморской нации

Как Запад, в том числе наши соседи по Баренцеву региону, пытаются обосновать создание нового поморского этноса и расколоть Россию? Почему огромная Архангельская область превратилась в свалку? Как решить проблему мусора?


От Шиеса до Греты Тунберг: экология как политика

Можно ли и надо ли это делать в отдельно взятом Шиесе? Может ли определять необходимость и размер утилизационного сбора регион? Или все это всероссийская проблема и заниматься этим должно государство? Делается ли это? И насколько правильно и последовательно?

Эти вопросы в видеоэфире "Правды.Ру" обсудили руководитель центра экологического мониторинга "Помор" Тимофей Суровцев и главный редактор ИА "BarentsNews" Василий Борисов.

Читайте начало интервью:

Как экология встроена в политику и бизнес

Потепление — не в природе, а в головах

— Расскажите, зачем нужен Форум журналистов и экологов Баренцева региона "ECO-MEDIA-BARENTS-2019"?

Тимофей Суровцев: Суть в том, что все-таки Арктика — это наши северные территории. В Баренцевом регионе, помимо России, присутствуют Норвегия, Швеция и Финляндия. Это уникальный регион. Часть Архангельской области туда тоже входит, все-таки считается заполярным регионом. И они себя считают частью Арктики.

Василий Борисов: И дело в том, что Архангельская область — это и Белое море, и Баренцево.

Т.С.: И там особая совершенно поморская территория. Недавно появилась теория конструирования нового этноса. На Западе возникла такая идея, что это по сути целый огромный регион, который населяют поморы, и они должны иметь свое государство. Понятно, что это провокационная и абсурдная идея, на грани фола.

— Сепаратизм. Это, между прочим, уголовное преступление.

Т.С.: И они занимаются конструированием теории такого этноса. Все это они делают умышленно. Им это выгодно. К сожалению, и некоторые силы у наших друзей-соседей в трансграничном регионе — Норвегии, Финляндии, — в общем-то, не скрывают желания внести какую-то смуту. Они постоянно вояжируют, создают различные организации. Там уже есть всякие союзы, например, "Баренцевский секретариат".

Он призван играть вроде бы позитивную, объединяющую роль гуманитарного лидера. Но, с другой стороны, там есть всевозможные проекты, которые очень сомнительны. Они постоянно приезжают в Архангельск, и, скорее всего, эта напряженность, рост этой агрессии выгоден некоторым политическим силам наших соседей.

— А на каком языке говорит поморский этнос? Почему они выходят с плакатами на английском языке?…

Т.С.: Да, они на английском.

К сожалению, Архангельская область — это очень сложный регион с точки зрения экологии. У него огромное тяжелое наследство еще с советских времен, там больше ста горячих точек, начиная от космодрома в Плесецке и заканчивая всевозможными могильниками. Вся эта тяжесть 60 или более лет постоянно накапливалась.

То есть эту область использовали как какую-то свалку. Сейчас это все очень запущено и сложно. Я считаю, что у государства прямая обязанность — взять на себя задачу навести там порядок и вернуть архангелогородцам и всем жителям области экологические долги.

Тем более, что создавшимся напряженным положением, естественно, пользуются любые экстремистские псевдоэкологические организации, которым очень легко там разжечь пожар, костер. Я считаю, что пока наша власть все-таки недостаточно внимания уделяет этим проблемам, чиновники даже не всегда идут на диалог.

В.Б.: Я согласен с этим. Есть собственно проблема мусора. Проблема мусора для нашего государства — это одна история. Но из нее вытекает еще и проблема использования экологии как информационного оружия — это еще и другая история. Мы каждый или почти каждый день ходим в магазины, приносим иногда три-четыре сумки продуктов.

Когда мы начинаем распаковывать эти продукты, у нас получается сумка, а то и две с мусором от упаковки этих продуктов. Куда мы их выбрасываем? Мы выбрасываем в тот же мусор, который потом приедет в Шиес, в Тимохово, подмосковный мусорный полигон, или куда-то еще. Проблема в том, что государство просто даже не выстраивает политику, что с этим мусором делать.

— Подождите, стоп, у нас есть федеральные власти, региональные и муниципальные. В каждом случае, когда не нравится подход государства, надо понять, чья это ответственность и компетенция? И что, собственно, надо делать?

В.Б.: Есть нерешенные проблемы взаимоотношений между Федерацией и ее субъектом — Архангельской областью. На мой взгляд, центральная власть должна поделиться полномочиями в экологических вопросах, вводить или не вводить, например, утилизационный сбор. Вводить или не вводить, допустим, утилизационный сбор на упаковку, вполне можно определять на местах.

В Шиесе, говорят, уже что-то для кого-то ввели, что-то отменили, то есть какие-то решения, меры принимаются. И главное — надо четко решить, на что и каким образом пойдут средства от этого сбора, надо ли строить мусоросжигательные заводы или строить заводы по переработке мусора.

— Утилизационный сбор и строительство этих заводов — это, наверное, все-таки компетенции федеральных властей. Должна быть общая государственная политика по этим вопросам.

В.Б.: Понимаете, в чем дело, если мы просто собираем деньги, делаем очередной налог, а на эти деньги ничего не делаем, не занимаемся рекреацией, не привлекаем технологии, не делаем налоговые льготы для компаний, которые занимаются зелеными технологиями. Значит, это недостаточно продуманная политика. Надо четко определиться.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев