Алексей Бородин: Артист всегда недоволен

Художественный руководитель Российского академического молодежного театра (РАМТ) Алексей Бородин возглавляет его труппу больше 30 лет. Он рассказал корреспонденту "Правды.Ру" о том, с какими трудностями ему пришлось столкнуться в труппе РАМТ, о том, как британец Том Стоппард свой пьесой "Берег утопии" открыл ему русских нигилистов, и о том, чем ему необыкновенно близок "Дневник Анны Франк".

— Алексей Владимирович, вы много лет руководите РАМТ. Расскажите о вашей работе.

— Я запомнил первый день, когда меня назначили руководителем. Собралась вся труппа, меня представили. Мне было тогда 38 лет. Не могу сказать, что я сильно волновался, но понимал, что впереди большая работа и многое надо сделать. Огромное количество людей меня приняло хорошо, хотя и с трудностями разного характера мне все-таки пришлось столкнуться. Творческие люди амбициозны, обидчивы, тщеславны — это порождает бесконечные конфликтные ситуации в театре. Всегда кто-то чем-то не удовлетворен — отсутствием желанных ролей, новым руководством, старым коллективом.

Читайте также: Кастинг-директор: ау, мы ищем брильянты!

В определенный момент я поймал себя на том, что засыпаю и просыпаюсь с мыслями не о творчестве, а о том, как уладить конфликты, забыть чье-то недовольство. А потом понял, что самое непродуктивное в театре, да и вообще в жизни — это обижаться. Не надо помнить всякие минусы. Мы все часто бываем злопамятными — не надо застревать на этих обидах, перемалывать их в памяти. Нужно постараться перешагнуть и идти дальше.

— Каждые четыре года вы набираете учеников в ГИТИСе, многие из которых потом остаются работать в РАМТе. Чему вы их учите, чего от них ждете?

— Когда выпускаешь курс, возникает вопрос, стоит ли набирать следующий, а потом задумываешься и срабатывает какое-то чувство. Попытаюсь объяснить: театр всегда создает атмосферу большой семьи, но семья ведь не предполагает умиление друг другом. Это всегда некое ожидание, взаимная требовательность, желание открыть что-то новое в себе, в другом. Для меня творческий и человеческий контакт — это неразрывно. Мне трудно работать с человеком, если он мне не интересен. Некоторые мои ученики говорят: "Вы ко мне придираетесь". Когда мне ученик интересен, тогда и придираюсь, потому что жду от него многого. Я вообще верю в людей, и помимо общей образованности требую, чтобы они свои нервные окончания все время будоражили. Потому что бездарному человеку все не интересно, а талантливого человека все должно задевать.

— Ваши спектакли являются эталоном режиссерского мастерства. Расскажите о своих первых шагах в режиссуре, о своих первых спектаклях?

— Свой первый спектакль — "Золушка" Евгения Шварца — я ставил во Владикавказе. Помню, сижу на лавочке перед театром — город зеленый, весь в цвету, гуляют павлины — и думаю: "Если откроет сейчас павлин хвост — все будет хорошо", и представляете, он открыл!

Потом я поехал в Смоленск, где поставил спектакль "Два товарища" по пьесе Войновича. Но постановку обвинили в формализме и меня как антисоветчика занесли в "черные списки". По тем временам это было страшно, для меня все двери закрылись. В тот момент не стало моих родителей, что-то переломилосьв моей душе, но я не сломался. Я понял, что если останусь в Москве, буду ходить, ждать, начну угождать всем на свете. В это время я женился, родилась дочка, и мы все вместе уехали в Киров и прожили там шесть с половиной лет. Я нисколько об этом не жалею — это были творчески наполненные годы.

— За постановку пьесы "Берег утопии" вам вручили Государственную премию. Почему остановили свой выбор на этой пьесе, чем она вас так зацепила?

— Английский драматург Том Стоппард написал три большие, потрясающие по форме пьесы. Одним из их героев был русский писатель, публицист, философ, революционер Александр Герцен. Пять лет Стоппард провел в библиотеке, изучая документы в подлинниках о наших соотечественниках середины XIX века.

В трилогии Герцен, Белинский, Огарев и Бакунин даются не как портреты общественных деятелей в школьных учебниках, а как молодые люди, которые говорят о философии, любви, предательстве. Они влюбляются, отчаянно цепляются за иллюзии, страдают. Это странно, что английский человек, открыл нам нашу историю, рассказал нам о людях, которые служили недостижимым идеалам, отдали свои жизни ради свободного существования нации.

Читайте также: Карен Шахназаров: помочь значит не мешать

Впервые "Берег утопии" был поставлен в Лондоне. Когда мне принесли пьесу, она произвела на меня впечатление самим объемом. История охватывала период в 30 лет. Я читал и перечитывал трилогию, она меня не отпускала, я буквально заболел текстом Стоппарда и понял, что эту вещь обязательно нужно ставить. Тогда на меня смотрели как на сумасшедшего, но моя одержимость только возрастала.

Я всегда радуюсь за себя, когда внутри появляется чувство упрямства и ты начинаешь делать что-то вопреки здравому смыслу. Мы репетировали "Берег утопии" два года — это был огромный труд, но энергия просыпается, когда делаешь интересное дело. И наши артисты прониклись духом этого времени, начали читать о нем, обмениваться книгами, ребят это затронуло. Том Стоппард прилетел к нам из Нью-Йорка, где параллельно тоже шли репетиции "Берега утопии". Том — потрясающий человек, с ним было очень интересно общаться.

Читайте также: Михаил Барышников: "Танцевать лучше себя"

— Со своими учениками вы поставили замечательный спектакль "Дневник Анны Франк". Как вы думаете, насколько тема борьбы с фашизмом актуальна в наши дни?

— Жизнь у всех складывается по-разному, и очень важно, как кто себя несет и сохраняет по жизни. Действие спектакля "Дневник Анны Франк" происходило в оккупированной Голландии — сейчас в том доме, где пряталась семья Анны Франк, находится музей. Они спасались два года, потом их предали и отправили в лагерь. Вся семья погибла, кроме отца. После войны он нашел и опубликовал дневник своей дочери. После его прочтения становится ясно, что Анне, несмотря на юный возраст, удалось сохранить и реализовать себя. В свои годы она обрела то, что многие не обретают за всю жизнь. Мне это кажется актуальным и сегодня.

И если спросить меня, что для меня самое главное в жизни, я отвечу — это сохранение себя и своего предназначения в самых неблагоприятных обстоятельствах.

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Это свершится совсем скоро, буквально на днях. "Аллея правителей" пополнится бюстом первого президента России Бориса Ельцина. Избежать этого уже невозможно...

Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина

Пока Россия ведет на дипломатическом фронте войну с США и Великобританией, ближайшие союзники Москвы по СНГ начали постепенно сближаться с Вашингтоном.

Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Комментарии
Ввод флота России в Азовское море напугал Украину
США подстрекают Украину повысить тарифы на газ
Россия официально обвинила Британию и США в сирийской химатаке
В США рассказали, какие контрмеры России были бы наиболее неприятны
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Анатолий Заиченко: Как КРЫМ заинтересовывал иностранных инвесторов
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Анатолий Заиченко: Как КРЫМ заинтересовывал иностранных инвесторов
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Непрошеный гость: Франция собралась "строить новую Сирию"
Лондон обнародовал имя "отравителя" Скрипалей
Роскомнадзор блокирует Google из-за Telegram
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Роскомнадзор блокирует Google из-за Telegram
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Роскомнадзор блокирует Google из-за Telegram
Роскомнадзор блокирует Google из-за Telegram
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина