Алексей Бородин: Артист всегда недоволен

Художественный руководитель Российского академического молодежного театра (РАМТ) Алексей Бородин возглавляет его труппу больше 30 лет. Он рассказал корреспонденту "Правды.Ру" о том, с какими трудностями ему пришлось столкнуться в труппе РАМТ, о том, как британец Том Стоппард свой пьесой "Берег утопии" открыл ему русских нигилистов, и о том, чем ему необыкновенно близок "Дневник Анны Франк".

— Алексей Владимирович, вы много лет руководите РАМТ. Расскажите о вашей работе.

— Я запомнил первый день, когда меня назначили руководителем. Собралась вся труппа, меня представили. Мне было тогда 38 лет. Не могу сказать, что я сильно волновался, но понимал, что впереди большая работа и многое надо сделать. Огромное количество людей меня приняло хорошо, хотя и с трудностями разного характера мне все-таки пришлось столкнуться. Творческие люди амбициозны, обидчивы, тщеславны — это порождает бесконечные конфликтные ситуации в театре. Всегда кто-то чем-то не удовлетворен — отсутствием желанных ролей, новым руководством, старым коллективом.

Читайте также: Кастинг-директор: ау, мы ищем брильянты!

В определенный момент я поймал себя на том, что засыпаю и просыпаюсь с мыслями не о творчестве, а о том, как уладить конфликты, забыть чье-то недовольство. А потом понял, что самое непродуктивное в театре, да и вообще в жизни — это обижаться. Не надо помнить всякие минусы. Мы все часто бываем злопамятными — не надо застревать на этих обидах, перемалывать их в памяти. Нужно постараться перешагнуть и идти дальше.

— Каждые четыре года вы набираете учеников в ГИТИСе, многие из которых потом остаются работать в РАМТе. Чему вы их учите, чего от них ждете?

— Когда выпускаешь курс, возникает вопрос, стоит ли набирать следующий, а потом задумываешься и срабатывает какое-то чувство. Попытаюсь объяснить: театр всегда создает атмосферу большой семьи, но семья ведь не предполагает умиление друг другом. Это всегда некое ожидание, взаимная требовательность, желание открыть что-то новое в себе, в другом. Для меня творческий и человеческий контакт — это неразрывно. Мне трудно работать с человеком, если он мне не интересен. Некоторые мои ученики говорят: "Вы ко мне придираетесь". Когда мне ученик интересен, тогда и придираюсь, потому что жду от него многого. Я вообще верю в людей, и помимо общей образованности требую, чтобы они свои нервные окончания все время будоражили. Потому что бездарному человеку все не интересно, а талантливого человека все должно задевать.

— Ваши спектакли являются эталоном режиссерского мастерства. Расскажите о своих первых шагах в режиссуре, о своих первых спектаклях?

— Свой первый спектакль — "Золушка" Евгения Шварца — я ставил во Владикавказе. Помню, сижу на лавочке перед театром — город зеленый, весь в цвету, гуляют павлины — и думаю: "Если откроет сейчас павлин хвост — все будет хорошо", и представляете, он открыл!

Потом я поехал в Смоленск, где поставил спектакль "Два товарища" по пьесе Войновича. Но постановку обвинили в формализме и меня как антисоветчика занесли в "черные списки". По тем временам это было страшно, для меня все двери закрылись. В тот момент не стало моих родителей, что-то переломилосьв моей душе, но я не сломался. Я понял, что если останусь в Москве, буду ходить, ждать, начну угождать всем на свете. В это время я женился, родилась дочка, и мы все вместе уехали в Киров и прожили там шесть с половиной лет. Я нисколько об этом не жалею — это были творчески наполненные годы.

— За постановку пьесы "Берег утопии" вам вручили Государственную премию. Почему остановили свой выбор на этой пьесе, чем она вас так зацепила?

— Английский драматург Том Стоппард написал три большие, потрясающие по форме пьесы. Одним из их героев был русский писатель, публицист, философ, революционер Александр Герцен. Пять лет Стоппард провел в библиотеке, изучая документы в подлинниках о наших соотечественниках середины XIX века.

В трилогии Герцен, Белинский, Огарев и Бакунин даются не как портреты общественных деятелей в школьных учебниках, а как молодые люди, которые говорят о философии, любви, предательстве. Они влюбляются, отчаянно цепляются за иллюзии, страдают. Это странно, что английский человек, открыл нам нашу историю, рассказал нам о людях, которые служили недостижимым идеалам, отдали свои жизни ради свободного существования нации.

Читайте также: Карен Шахназаров: помочь значит не мешать

Впервые "Берег утопии" был поставлен в Лондоне. Когда мне принесли пьесу, она произвела на меня впечатление самим объемом. История охватывала период в 30 лет. Я читал и перечитывал трилогию, она меня не отпускала, я буквально заболел текстом Стоппарда и понял, что эту вещь обязательно нужно ставить. Тогда на меня смотрели как на сумасшедшего, но моя одержимость только возрастала.

Я всегда радуюсь за себя, когда внутри появляется чувство упрямства и ты начинаешь делать что-то вопреки здравому смыслу. Мы репетировали "Берег утопии" два года — это был огромный труд, но энергия просыпается, когда делаешь интересное дело. И наши артисты прониклись духом этого времени, начали читать о нем, обмениваться книгами, ребят это затронуло. Том Стоппард прилетел к нам из Нью-Йорка, где параллельно тоже шли репетиции "Берега утопии". Том — потрясающий человек, с ним было очень интересно общаться.

Читайте также: Михаил Барышников: "Танцевать лучше себя"

— Со своими учениками вы поставили замечательный спектакль "Дневник Анны Франк". Как вы думаете, насколько тема борьбы с фашизмом актуальна в наши дни?

— Жизнь у всех складывается по-разному, и очень важно, как кто себя несет и сохраняет по жизни. Действие спектакля "Дневник Анны Франк" происходило в оккупированной Голландии — сейчас в том доме, где пряталась семья Анны Франк, находится музей. Они спасались два года, потом их предали и отправили в лагерь. Вся семья погибла, кроме отца. После войны он нашел и опубликовал дневник своей дочери. После его прочтения становится ясно, что Анне, несмотря на юный возраст, удалось сохранить и реализовать себя. В свои годы она обрела то, что многие не обретают за всю жизнь. Мне это кажется актуальным и сегодня.

И если спросить меня, что для меня самое главное в жизни, я отвечу — это сохранение себя и своего предназначения в самых неблагоприятных обстоятельствах.

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Потерпевшей потребовалась госпитализация, а злоумышленников полиция задержала полиция по горячим следам: они оказались безработными выходцами с Ближнего Востока

Четверо беженцев изнасиловали пожилую немку

В самое ближайшее время для развития успеха в Дейр эз-Зоре, сирийской армии остро необходимо в ближайшее время переправиться на левый берег Ефрата. В этом им помогает авиация ВКС России.

Уникальные видеокадры уничтожения "флота" ИГИЛ* на Евфрате
Комментарии
Русский язык в Татарстане: проблем нет. Или есть?
"Яблоко" предлагает России смириться
Еще одна учительница сядет за секс с учениками. Пожизненно
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Тома Круза хотят пожизненно посадить за смерть двух пилотов
Чернобыльскую АЭС переполнили радиоактивные материалы
США попались на передаче данных о российских войсках террористам
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Ни одна страна, кроме России, не защитит Армению от выпадов извне — Андрей КЛИМОВ
США попались на передаче данных о российских войсках террористам
Низкий IQ и никакой совести: Хиллари Клинтон и ее черные рабы