Кустодиев: "Все хотят жить, даже тараканы"

1900 год, середина лета. Молодые люди едут в телеге по сельской дороге. Это будущие художники. Один из них едет в деревню впервые. Он не знаком ни с ее бытом, ни с ее укладом. Это Борис Кустодиев. За 28 лет своей жизни он видел Астрахань, где родился и вырос, мельком Москву и холодный слякотный Питер, который ему, южанину, нравился не очень.

А сейчас он открывал для себя старинные волжские города, городки, села — Верхнюю Волгу. Кострома, Кинешма, Романов-Борисоглебск (Тутаев), Нижний Новгород… Художник полюбил их на всю жизнь. Городок Кинешма станет для него второй родиной. Здесь он построит дачу и назовет ее "Терем". Здесь он встретит Юлию Евстафьевну Прошинскую, 18-летнюю выпускницу Смольного, и влюбится с первого взгляда. И будет счастлив. Он нашел и жену (через три года они обвенчаются), и свой город, и свою землю. Отправился Борис в провинцию в поисках натуры. Ему пророчили славу великого портретиста, а он для конкурсной работы выбрал тему "На базаре".

Родился художник 7 марта 1878 года в семье преподавателя духовной семинарии. Отца он не знал совсем: тот умер от скоротечной чахотки, когда сыну было чуть больше года. Его мать осталось вдовой в 25 лет. Все заботы о пропитании семьи легли на нее. Мама Екатерина Прохоровна пыталась поставить на ноги четверых детей. Пенсии на мужа платили 30 рублей в месяц — не так и мало по тем временам, когда буханка ситного стоила 1,5 копейки. Кустодиевы арендовали у богатого купца флигель. "Весь уклад богатой и изобильной купеческой жизни был как на ладони…" — вспоминал позднее художник. Мальчику исполнилось 5 лет, когда его повели на оперу "Иван Сусанин". От музыки, сцены, декораций он испытал такое потрясение, что начал рисовать — а в девять лет решил окончательно стать художником. В те времена в Астрахани не было ни одного музея, ни одной картинной галереи. Когда в 1887 в город приехала XV выставка Товарищества передвижников, он увидел впервые в жизни настоящие картины — полотна Репина, Сурикова, Поленова, Крамского, Шишкина — и был потрясен до глубины души. Борис окончательно поверил, что его мечта правильная. Мама поддержала сына и, несмотря на материальные трудности, оплатила частные уроки у выпускника Петербургской Академии художеств Власова, астраханского живописца и педагога.

До конца жизни Кустодиев будет считать его лучшим и любимым учителем. После окончания церковно-приходской школы Борис поступил в духовную семинарию. Окончив ее в 1896 году, он сразу же отправился в первопрестольную, в московское училище живописи, ваяния и зодчества. Мечты были разбиты — в 18 лет юноша оказался "переростком". Таких "старых" в училище в те времена не принимали. Борис поехал в Петербург и поступил в Академию художеств в мастерскую В. Е.Савинского. Из-за страшной нищеты он носил 2 пары носков: у верхней отсутствовали пятки, у нижней — пальцы. На первый гонорар (16 рублей — солидная сумма в то время) купил штаны и холст для картины.

Читайте также: Кульбиты судьбы Казимира Малевича

Со второго курса учился у И. Е. Репина. В 1901 году Репин принял правительственный заказ на полотно "Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея". Картина огромная — 400 Х 877 сантиметров. На ней запечатлена 81 фигура, включая Николая II. Правую часть по эскизам учителя писал ученик Репина Кустодиев, левую часть — однокашник Бориса Куликов. Центральную писал сам Репин. Через две недели после свадьбы Кустодиева, в 1903 году, картина была закончена. Чтобы написать дипломную картину "Базар в деревне" (она не сохранилась), летом 1903 года Борис прошел по Волге от Рыбинска до Астрахани. 31 октября 1903 года — окончил учебный курс с золотой медалью и правом на бесплатное годовое путешествие с семьей за границу и по России. Во время учебы Борис принимал участие в международных выставках в Петербурге и Мюнхене, где получил большую золотую медаль Международной ассоциации. Завершив обучение, в декабре он выезжает вместе с женой и сыном в Париж.

Затем Германия, Италия, Испания. Вместо года он пробыл за рубежом пять месяцев. "Я снова в благословенных краях нашей благословенной русской земли", писал Кустодиев другу, художнику Василию Матэ. Все обещает счастье. У художника двое детей — сын Кира и дочь Ирочка. С Ирочкой он ходит по грибы и носит ее в корзинке. Сыну показывает красоту облаков (впоследствии Кирилл станет театральным художником). На Бориса сыплются награды — золотые медали. Он известен, любим и любит сам, окружен друзьями. Но если бы не страшные боли в руке и шее… Художник пишет друзьям: "Страдаю очень, особенно по утрам. Подлая рука моя болит вовсю — и вместо улучшения с каждым днем чувствую себя все хуже и хуже". Его мучают страшные головные боли. По нескольку дней Борис был вынужден лежать, закутав голову платком и не спать из-за болей в руке. Врачи, зная о наследственности художника, предполагают костный туберкулез и одевают на него жесткий корсет от подбородка до поясницы. Европейская знаменитость Оппенштейн ставит страшный диагноз — опухоль в спинномозговом канале. Спасение в операции и только в ней. Из Европы Кустодиев мчится на родину. И пишет, пишет… так появляется перед зрителями "Купчиха". Тип красоты, который начнут называть кустодиевским. Стать, дородность, основательность — все, что отличало русских купцов, теперь зовут именем русского художника.

В 1915 году появляется новый шедевр — "Красавица". Одно духовное лицо, увидев эту картину, произнесло: " Видимо, диавол водил дерзкой рукой художника Кустодиева, когда он писал свою "Красавицу", ибо смутил он навек покой мой. Узрел я прелесть и ласковость и забыл посты и бдения. Иду в монастырь, где и буду замаливать свои грехи". Все, что пишет художник, полно света, сил и жизни.

В 1916 году, 4 марта Кустодиев вынужден лечь на повторную операцию. У художника двое детей, ему 37 лет. Операция под общим наркозом длилась пять часов. В коридоре неотлучно сидела жена. Ей предстояло сделать выбор. Чтобы удалить опухоль, было необходимо перерезать нервные окончания. Это означало: для того, чтобы жить, нужно смириться с тем, что перестанут двигаться руки или ноги. Что-то одно: что именно, выбирать ей — Борис был без сознания. Жена решила оставить руки: он художник, руки — главное. После операции Кустодиеву было запрещено работать в течение полугода. Он не мог прожить без любимой работы и дня. Оставалось только мечтать о рисовании. Через год художник вернулся из Выборга в Петроград. В инвалидном кресле он ехал в "собачьем" вагоне среди собак разных пород, в намордниках. Четыре часа пути он рисовал псов: рычащих, скалящих зубы, доброжелательных. Он был счастлив.

Читайте также: Современные иконы: китч или новаторство?

В инвалидном кресле Кустодиев продолжает работать и создает множество картин. Он мечтал, чтобы они оказались в Третьяковской галерее — и в крупнейших музеях России. Мечта сбылась.

В инвалидном кресле Кустодиев посещает театр, ездит по стране, совершая очень дальние поездки. "Не знаю, удалось ли мне сделать и выразить в моих вещах то, что я хотел — любовь к жизни, радость и бодрость, любовь ко всему русскому. Это было всегда единственным сюжетом для моих картин ", — писал Борис Михайлович.

Илья Репин, его учитель, говорил о нем: "На Кустодиева я возлагаю большие надежды. Он художник даровитый, любящий искусство, вдумчивый, серьезный, внимательно изучающий природу". Ученик оправдал надежды учителя. Каждая его картина — гимн свету, любви и жизни. В своей записной книжке перед операцией художник написал: "каждое существо хочет жить, даже таракан".

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"