Автор Правда.Ру

"МЫ ЯВЛЯЕМСЯ СВИДЕТЕЛЯМИ АНТИХРИСТИАНСКОЙ КАМПАНИИ В КОСОВО. КОТОРАЯ ПРИОБРЕТАЕТ ВСЕ БОЛЬШИЙ РАЗМАХ"

Интервью с иеромонахом Саввой (Яньичем), насельником монастыря Високи Дечани (Рашко-Призренская епархия), взятое 15 марта 2002 г. для газеты «Гласник Косова и Метохиje»

 

  - Отец Савва, прошло уже три года после окончания войны. Считаете ли Вы, что ситуация в Косово и Метохии стала лучше?

 

 - Даже несмотря на то, что сейчас количество происшествий по сравнению с прошлым периодом намного уменьшилось, в качественном отношении ситуация не изменилась, и сербский народ, особенно наши монахи, по-прежнему лишен основных прав и свобод. Западные СМИ очень часто утверждают, что количество убийств, грабежей и прочих преступлений против сербов сократилось, однако они забывают, что это следствие не улучшения политической ситуации, а абсолютной концентрации сербов, которых в целях безопасности все больше изолируют от албанцев. В последние несколько дней албанские СМИ праздновали выборы «первого президента свободного Косова». К сожалению, я должен сказать, что Косово не является свободным для всех его жителей и что политика дискриминации и репрессии на национальной почве, особенно против сербов и цыган, все еще продолжается, несмотря на присутствие ООН и КФОР.

  - Думаете ли Вы, что новые учреждения, а также прибытие главы UNMIK приведет к улучшению ситуации в этом регионе?

 

 - Очень трудно ответить на этот вопрос, поскольку в последнее время албанские политические лидеры в Косово и Метохии не проявляли особого интереса к изменению политики, направленной на создание этнически очищенной албанской территории. Более того, в своих выступлениях во время инаугурации ни г-н Ругова, ни г-н Бажрами не упомянули о проблеме сербской общины. С другой стороны, г-н Штейнер уже неоднократно подчеркивал, что одной из первоочередных задач является улучшение норм жизни сербского народа, и мы по-прежнему надеемся, что он выполнит свои обещания. Я считаю, что ожидать полной перемены албанского менталитета и поведения, являющихся не просто следствием войны, но существовавших веками, чрезвычайно трудно.

 

 ...Единственный путь к созданию минимально приемлемых условий для жизни сербов это для UNMIK осознать, что на территориях, заселенных сербами, должна существовать отдельная местная правительственная администрация, а также целая серия механизмов, которые предотвратят продолжающиеся этнические чистки нашего народа всеми возможными мерами, включая особые отношения сербского народа с республикой Сербией, особенно в отношении защиты нашего культурного наследия, образования, здоровья и т.д. Необходимо срочно подготовить эффективную программу экономического возрождения в сербских районах, с тем чтобы удержать там работоспособное население и создать основополагающие возможности для нормальной жизни. Все эти меры не означают создания параллельной системы, но, скорее, указывают на необходимость, обусловленную неспособностью UNMIK убедить албанцев обеспечить условия для интегрированного и свободного общества.

  - Очень часто проблема северной части Косово и Метохии, в особенности Митровицы, представляется в зарубежных масс-медиа в качестве единственной проблемы на пути интеграции сербского населения.

 

 - Такой взгляд – результат отсутствия целостного подхода к данной проблеме провинции. Мы всегда подчеркивали, что сербы Митровицы и северного Косово имеют полное право не позволять, чтобы с ними случилось то же, что и с сербами в других областях провинции. Международное сообщество не имеет морального права требовать полной интеграции северной части в косовские учреждения, в условиях, когда сербы в других частях Косово и Метохии остаются по-прежнему изолированными, не имея права на свободу передвижения, работу и жизнь, равно как и беспрепятственного доступа в больницы и другие социальные учреждения, которые почти на сто процентов находятся в руках албанцев. Проблема Митровицы и северной области не могут рассматриваться отдельно, вне контекста целой ситуации в Косово и Метохии. По поводу этой проблемы мы часто слышим доводы, вводящие в заблуждение. Я убежден, что сербы продемонстрировали бы готовность к сотрудничеству и полной интеграции в рамках, разумеется, Резолюции 1244, если бы албанские лидеры проявили малейшую готовность развивать современное многонациональное общество. Поскольку Косово и Метохия продолжают развиваться в направлении создания мононационального общества, основанного на криминальной деятельности и жестокости, совершенно ясно, что сербы не могут искать благополучия в таком обществе и они правы, требуя, чтобы их статус был разрешен справедливым образом.

  - Каково состояние сербского духовного и культурного наследия в этом регионе?

 

 - С сожалением должен признать, что положительных сдвигов здесь нет. После разрушения и повреждения более чем 110 православных христианских церквей и монастырей, процесс разрушения нашего векового наследия продолжается. Последние доклады с мест показывают, что церкви, которые были только повреждены или подожжены год назад, сейчас еще более повреждены или разрушены. С другой стороны, совершается попытка собрать все останки наших церквей вместе и таким образом уничтожить малейшее напоминание об их существовании, так же как и следы преступлений, совершенных против них. Однако, что больше всего ужасает, это осквернение кладбищ. Отец Радивое Панич и д-р Гордана Субарич в своем документальном фильме «Кладбищенский ветер» (Grobny vetаr) с помощью снятых кадров и комментариев показывают варварское уничтожение кладбищ в районе Печи, особенно в деревнях Сига и Брестовик. Вскрытие могил, разрушение гробов и разбрасывание костей – это высшая степень вандализма и безумия, творимых косовскими албанцами. К сожалению, во всех войнах на территории Югославии были повреждены ограды могил, но никто не трогал тел усопших и не разбрасывал их кости. Мы должны иметь в виду, что это совершается не в первый раз. Еще в 1988 году произошел инцидент, когда таким же образом были осквернены могилы детей на сербском кладбище в Косово, и их тела и пелены были разбросаны вокруг оскверненного могильного холма. Еще более ужасно то, что многие тела усопших просто были унесены в неизвестном направлении, т.к. многие могилы пустуют, и очевидны следы их осквернения и разрушения. Симптоматично то, что никто из албанцев не осудил публично эти варварские действия, не обсуждались они и в СМИ. Если так обходятся с усопшими, можно только представить, какое отношение к живым. Мы являемся свидетелями приобретающей все больший размах антихристианской кампании в Косово и Метохии, направленной против вековых ценностей христианской и европейской цивилизаций. Тогда как по всему Косово и Метохии появляются новые мечети, построенные богатыми арабскими магнатами с помощью их «гуманитарных и религиозных» организаций, продолжается разрушение христианских церквей, и все, что имеет знак Святого Креста, быстро исчезает из косовского ландшафта. Осквернение кладбищ христиан римо-католиков албанскими мусульманами произошло также в Призрене, и албанская община римо-католиков по большей части молчит о таких происшествиях из страха более жестоких нападок со стороны своих соотечественников-мусульман. С окончания войны уже прошло три года, и ни одна из разрушенных православных церквей не восстановлена, а это явное свидетельство полного неравенства и предвзятого отношения со стороны международного сообщества.

  -Какова причина разрушения культурного и духовного наследия в Косово и Метохии?

 

 - Я уверен, что это не месть, а четко скоординированный план и стратегия по уничтожению многовековой культуры, свидетельствующей о присутствии православных сербов в этом регионе. В ходе создания новой «нации косоваров», стратеги этой программы по «строительству нации» поставили для себя цель разрушить как можно больше сербских духовных и культурных сокровищ, а остальное приспособить к своим интересам с помощью различных квазиисторических теорий, получающих государственную поддержку на самых высоких уровнях.

 Так, например, православный собор Богородицы Левишка в Призрене объявляется «старейшей римо-католической церковью в Косове и Метохии», монастырь Дечаны якобы был построен членами некого «клана Гази», а Патриархия и Грачаница будто бы построены на месте разрушенных католических церквей. Конечно, все эти лжеисторические теории не имеют ни малейшего основания, но в обстановке общей политизации истории дети этнических албанцев Косово усваивают эту ложь, и завтра они будут экстремистскими сторонниками этих идей. Поэтому и делается попытка превратить Косово, которое никогда не было единым географическим, этническим или политическим целым, в новое государство. Чтобы это сделать, необходимо создать историю Косово, культуру, нацию так называемых косоваров, новый флаг и т.д. Этот процесс совершается на основе рекомендаций целого ряда экспертов, в первую очередь из США, которые видят независимое Косово в качестве главного оплота американских интересов в этом регионе.

 Поэтому в самом последнем отчете госдепартамента США упоминаются «сербские косовары». Слово «косовар» - албанский перевод сербского имени «косовач», и сегодня в Косово, когда кто-нибудь произносит «косовар», он обычно имеет в виду косовских албанцев. Для нас, православных сербов, нашим отечеством была и есть Сербия, которой Косово и Метохия принадлежали веками. Эта провинция - лишь географическая концепция, которую можно рассматривать в более широком аспекте, и любая форма «косоваризации» сербского этноса, культуры и духовности в этом регионе является абсолютно неприемлемыми. Сербская Православная Церковь, будучи главным стражем и хранителем сербской и православной христианской самобытности, подвергается жесточайшим нападкам со стороны архитекторов нового «косоварского» государства, которое хотели бы видеть в этом регионе некоторые международные круги. Это и есть та самая причина, по которой защита наших христианских памятников никогда ни при каком условии не должна перейти в юрисдикцию какого-нибудь албанского министерства; напротив, необходимо, чтобы Белград и международное сообщество как можно скорее определили механизмы защиты нашего наследия и культуры.

  - Каковы отношения с другими религиозными общинами?

 

 - Наша епархия, возглавляемая епископом Артемием, с самого начала повела диалог с другими общинами с целью найти пути мирного сосуществования всех общин. После трех лет встреч и переговоров мы не имеем ни одного конкретного примера, чтобы римо-католики или мусульмане-албанцы предприняли серьезный шаг и выступили против политики этнической жестокости и нетерпимости. Более того, последние интервью, взятые у епископа римо-католической церкви Призрена Марко Сопи, утверждения его секретаря Дона Шана Зефи, а также интервью имама Печа являют собой примеры крайне жестоких речей в послевоенный период, каких не найти среди, как правило, более осторожных в политическом плане албанских политических лидеров. Католики, не являющиеся албанцами (в основном, это оставшиеся здесь жить хорваты), очень недовольны слишком проалбанской политикой епископа Сопи, который открыто распространяет историческую ложь и утверждает, что якобы старейшие православные монастыри и церкви некогда были католическими, а затем захвачены православными. Такой подход в большой степени подрывает отношения между нашей Церковью и римо-католиками в целом. Вы, конечно же, не найдете ни единого заявления или действия ни со стороны нашего епископа, ни со стороны наших священников или монахов, которые можно было бы расценить как поддержку политики жестокости по той уже причине, что наша Церковь с самого начала ясно противостояла жестокости и преступности в этом регионе, от кого бы они ни исходили. В отличие от албанских религиозных лидеров, епископ Артемий еще в июле 1999 года посетил братскую могилу, в которой, как говорили, были похоронены убитые албанские мирные жители, резко осудив всякое преступление и выразив искреннее христианское сожаление о каждой ушедшей жизни. Наши монастыри, и Дечаны – один из таких примеров, - активно помогали, кормили, оказывали медицинскую помощь албанским гражданам в военное время, даже давали им приют внутри монастыря.

 

 ...Каждый получал помощь – будь то цыгане, черногорцы, албанцы и, конечно, несчастные сербы, которым монастырь продолжает помогать и по сей день. В Дьяковице, например, живут шесть сербских старушек, которых никогда ни один из представителей католиков или мусульман-албанцев не посетил, чтобы хотя бы предложить им кусок хлеба в их беде. Такое отношение в большой степени препятствует искреннему диалогу не по нашей доброй воле.

  - В наши дни много говорят о так называемой «условной независимости» Косово как о пути выхода из очень сложной ситуации вокруг неразрешенного статуса провинции.

 

 - Да, недавно я читал последний доклад по этой проблеме, подготовленный Международной кризисной группой, и в этом документе я не нахожу ничего нового, что ранее не утверждалось бы другой, якобы независимой, комиссией, возглавляемой судьей Ричардом Голдстоуном. Вкратце: обе группы объясняют, что международному сообществу необходимо как можно скорее признать статус «условной независимости» Косово, что, по их мнению, стабилизирует общество Косова и весь регион. По мнению экспертов МКГ, условная независимость означает независимость от Югославии, но в форме некоего умеренного международного протектората. Однако это предложение совершенно нереалистично в этом регионе, так как если свобода неалбанского населения не может быть обеспечена сейчас, несмотря на присутствие в Косово и Метохии такого огромного числа международных организаций и войск, с трудом верится, что это окажется возможным в некоем независимом Косово с очень ограниченным международным присутствием. Я более склонен рассматривать это предложение как попытку обойти Резолюцию (Совета Безопасности ООН ) 1244 и избежать противодействия России и Китая, которые не соглашаются с изменениями государственной границы Югославии. Хотя в докладе МКГ об этом и не говорится, следует ожидать, что (в случае, если эта идея будет поддержана мировым сообществом) на Югославию будет оказано огромное давление, с тем чтобы она признала выход Косово и Метохии, и очень вероятно, что этот вопрос будет включен в список условий дальнейшей интеграции Сербии и Черногории в международные организации. Нет необходимости говорить о том, насколько это затормозит демократические процессы в нашей стране. Кроме того, я должен добавить, что одним из первых последствий такого решения будет ускоренная эвакуация сербов из Косово и Метохии, потому что даже сейчас международные организации не могут предложить оставшимся сербам лучшие условия безопасности, чем военную защиту на их осажденных территориях. По моему мнению, вопрос о статусе можно обсуждать только тогда, когда мы увидим конкретное улучшение в области соблюдения прав человека, возвращение изгнанных сербов, цыган и прочих, и, конечно, когда косовские албанские политические лидеры в конце концов продемонстрируют искреннюю готовность относиться к неалбанским жителям этой провинции как к равноправным гражданам. В настоящее время ни одно из этих условий не выполняется, и неалбанское население в этом регионе, особенно сербы, лишены свободы передвижения, занятости, жизни. Без этих предпосылок любое обсуждение или решение вопроса о статусе будет неверным и лишь придаст новые силы экстремистским и националистическим элементам. Я должен отметить, что эта идея поддерживается определенным кругом лиц, известных своей проалбанской позицией и не могущих скрыть своего великого разочарования из-за того, что их друзья-«косовары» постепенно теряют доверие международной общественности по причине обращения их с неалбанским населением как с гражданами второго сорта и нежеланными гостями на «этнической албанской территории». Именно поэтому они и придумали такое предложение, упакованное в добрые обещания и образы, с целью протолкнуть независимость Косово вопреки катастрофической ситуации в регионе, и это при том, что там находится сорокатысячная армия НАТО. Чрезвычайно важно, чтобы в нужный момент косовские сербы на равных приняли участие в выработке решения по статусу Косово, разумеется, в дополнение к Белграду и правительству в Приштине. Международное сообщество не имеет морального права принуждать наше общество, истребляемое с тех пор, как разместилось НАТО, к принятию программы, которая под личиной демократии и свободы может привести к созданию этнически очищенного албанского общества. Не стоит особо говорить о том, что ни один из сербов Косово и Метохии не согласен с созданием независимого Косово, в какой бы форме это ни произошло. Можно вести переговоры о любых других решениях, но только не об этом. В то же время важно понимать, что решение об окончательном статусе должно быть принято не только с учетом воли резидентов этого региона, но и в соответствии с международным законодательством, заключительным Хельсинкским актом и другими документами, не допускающими выход из государства без согласия самого государства, особенно если речь идет о стране, которая становится все более демократичной и идет по пути европейской интеграции. Любое дальнейшее раздробление Балкан противоречит идее европейской интеграции, и каждый гражданин в Косово должен осознавать этот факт.

  - И, наконец, каков Ваш прогноз для нашего народа и для Сербской Православной Церкви в Косово и Метохии?

 

 - Даже несмотря на то, что у нас много причин для пессимизма, с радостью могу сказать, что мы исполнены духовного оптимизма. Для нас, православных христиан, страдание – это не только наказание, но, в первую очередь, благословение от Бога и призыв к покаянию и обращению к Богу. У многих истинно верующих страдание лишь укрепило веру и желание жертвовать и все переносить с терпением. Несмотря на очень бесчеловечное обращение с нашим народом и храмами, мы стремимся сохранить человеческое отношение к албанцам и всегда проявлять готовность к диалогу. Печально, что они не видят, что их отношение к христианским святыням, беспомощным старушкам, детям и другим слабым и немощным – прежде всего их собственная трагедия, так как лучшее будущее не может быть основано на преступлении. Например, несколько дней назад посреди улицы в Липляне без вины была убита пожилая сербская женщина. Год назад был взорван автобус, в котором ехали сербские мирные жители, можно привести и много других примеров. Все это – злодейство в отношении беззащитных людей, и это позор как для тех, кто совершил эти злодеяния, так и для тех, кто их попускает или молчаливо одобряет. Война против мертвых в особенности свидетельствует об ужасающих масштабах ненависти, которая господствует в нашем регионе. Тем не менее, несмотря ни на что, в наших молитвах мы всегда поминаем тех, кто в неведении и слепоте совершает такие деяния, молясь словами Спасителя нашего Господа Иисуса Христа: «Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят».

 

  Перевод с английского Елены Богомоловой

  Православие.Ру

 

 Ссылки по теме:

  Патриарх Сербский Павел:

  ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ГЛАВАМ МИРОВЫХ ГОСУДАРСТВ

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Путин предупредил о кризисе, "которого мир еще не видел"
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Нидерланды и Австралия обвинили Россию в крушении малайзийского "Боинга"
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
США - государство-террорист номер один. Доказательства
США - государство-террорист номер один. Доказательства
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
США - государство-террорист номер один. Доказательства
Путин предупредил о кризисе, "которого мир еще не видел"
Когда Прибалтика станет нищей