Автор Правда.Ру

Михаил Шуфутинский: «Наколочка» - это наш ответ "Тату".

Михаил Шуфутинский приехал в Москву в 70-х из Магадана, где пел в ресторане. В столице он закончил дирижерско — хоровое отделение училища Ипполитова — Иванова, работал клавишником в ресторане "Варшава", дирижером симфонического оркестра, аранжировщиком в разных ансамблях, потом стал руководителем ВИА "Лейся, песня!"
Его бунтарский характер и страсть к перемене мест заставили его в 1981 году вместе с женой и двумя маленькими сыновьями отправиться в Америку через Израиль.
В Америке он работал аккомпаниатором популярной певицы Нины Бродской, пел в Нью-Йоркском ресторане "Националь" и выпустил первую касету, где были песни "про Одессу, тюрьму и любовь".
В 1987 он заканчивает Калифорнийский университет, а в 1990 получает американское гражданство. В том же году он приезжает в Россию, где дает свой первый гастрольный тур, прошедший с ошеломляющим успехом.
В этом году Михаил Захарович отмечает свое 55-летие сольными концертами в ГЦКЗ "Россия" и выходом очередного альбома, общее число которых уже перевалило за двадцать.
Это и стало поводом для разговора с артистом:

- Михаил Захарович, ваша концертная программа называется "Пойду однажды по Руси". Почему именно так, и кому из поэтов принадлежит эта стихотворная строка?
- Хочу начать с того, что этот концерт первый за последние пять лет, но когда я стал отбирать для него песни, оказалось, что ни за два, ни за три, ни за четыре часа их не перепеть, приходится отказываться от целых альбомов. Хочется, чтобы зрители услышали и старые хиты, и совсем новые песни. Название программы — строка из песни на стихи замечательного поэта Александра Полярника. Восемнадцать лет он провел в заключение, из них пятнадцать лет он писал для меня стихи, слушая мои песни в местах не столь отдаленных. Он никого не убил, его руки не запачканы кровью, но разве нет у нас случаев, когда человек отбывает срок, не будучи виновным в серьезном преступлении? На его стихи я наткнулся в прямом смысле случайно. Как-то мне для чего — то понадобилась папочка, я стал рыться в своих бумагах и нашел очень красивую папку, раскрыл — а в ней стихи, которыми я просто зачитался. Показал их композитору Игорю Зубкову, а потом позвонил автору в Череповец: "Здравствуйте, — говорю, — это Михаил Шуфутинский!" А он мне в ответ: "Ну, вот, начинается белая горячка!" Так и познакомились. Я был потрясен тем, что нашелся человек, способный написать песню о Руси. Песня получилась очень искренней, настоящей — автору удалось избежать пошлости, что дало мне возможность, как исполнителю, почувствовать ее своей.
- У вас выходит двадцатый альбом, а всего песен в репертуаре невероятно много — не все из них одинаково популярны. Стоит ли искать новых авторов, создавать новые песни, когда старые еще не достаточно раскручены?
- Когда я работаю, я не думаю о раскрутке, не задаюсь такой целью. Просто я знаю, что это моя работа, которая занимает большую часть моей жизни. Конечно, не все мои песни известны "широкому кругу узкой московской аудитории", но вот в провинции, где местные отделения известных радиостанции "крутят" мои песни, там меня знают очень хорошо.
- Ваш последний альбом называется "Наколочка". С сентября месяца он в десятке лидеров продаж. Как вы оцениваете такой успех и почему у альбома такое название?
- "Наколочка" - это наш ответ "Тату". А если серьезно, название альбому дала очень популярная песня "Наколочка", которую написал композитор Игорь Зубков на стихи поэта Константина Арсентьева. Песня много звучит на радиостанциях, и естественно вошла в новый альбом, который мы записали и выпустили в Твери.
- Судя по популярности, альбом имеет и коммерческий успех?
- О коммерческом успехе и прибыли от выпуска альбомов можно было говорить до 90-х годов, теперь же, хорошо, если альбом окупается. Потому что записать его стоит совсем не дешево, и эти деньги музыкант платит из собственного кармана. При этом львиная доля от продажи дисков оседает в карманах аудиопиратов. Так что о каких- то прибылях речь не идет, альбом окупился — уже хорошо. Это не коммерческий, а скорее рекламный ход — и затраты на его выход я заранее списал, как расходы на рекламу.
- Андрис Лиепа как-то сказал: "Меня удивляет, когда говорят, что Шуфутинского любят лишь таксисты, проститутки и депутаты Государственной думы. Его кассеты есть у очень многих, просто не все это афишируют. Альбомы Шуфутинского есть и у меня, не удивлюсь, если они есть и у Михаила Барышникова". Ваша аудитория, какая она?
- Во — первых, я рад тому, что она у меня есть. А во — вторых, она очень разная: меня слушают и в камерах, и в шикарных авто. Возможно, мое творчество не настолько утонченное, чтобы ублажать чей — то эстетский слух, но я пытаюсь быть искренним и делать то, что мне нравится.
- Частый упрек, который раздается в ваш адрес, это то, что у вас слишком много песен.
- По-моему, это не упрек, это комплимент! Что говорить тогда про Френка Синатру, который за свои 82 года записал 102 пластинки? Мною действительно много спето, много записано, при этом я не могу отдать предпочтение какому — то одному автору, или одной песне, хотя среди них есть достаточно разные. Я повторюсь, но скажу, что, исполняя каждую из них, я не стремлюсь соответствовать времени или спросу, не ищу национальных путей, и исполняю песни совершенно искренне.
- Вы были руководителем ВИА "Лейся, песня!" - это был трудный период? Группа была популярной, но из-за отсутствия "комсомольской" тематики не пользовалась любовью у руководства "Москонцерта".
- Я руководил группой 5 лет. Это были те времена, когда одни ходили на выступления Алексей Козлова, а другие стояли в очереди за билетами на хоровую капеллу имени Юрлова. С одной стороны у нас была своя аудитория, с другой — чиновники от культуры нас действительно недолюбливали. После моего отъезда в Америку на дверях радиостанции "Юность" появилась надпись "Лейся, песня!" - не давать!
- В то время, когда вы только начинали свою творческую деятельность в Америке, то исполняли песни таких авторов, как Александр Розенбаум и Александр Новиков. Авторы были не очень довольны тем, что вы там, в Америке получаете солидные гонорары, а они тут в России не получают ничего за свои песни.
- Дело это прошлое, да и если обижались авторы, то не на меня, а на тогдашнее российское авторское право по которому они не могли получить с американских рекордс-компаний авторский гонорар за исполнение своих песен. Что касается моих отношений с Новиковым и Розенбаумом, то они совершенно нормальные. Александр Новиков выступал недавно в моей передаче на "Авторадио", с Александром Розенбаумом нередко пересекаемся на концертах. Сейчас в моем репертуаре одна его песня "Еврейский портной". Хотя друзьями своими этих талантливых музыкантов назвать, наверное, не могу. У меня вообще друзей мало, я по натуре не очень уживчивый человек.
- Если мы затронули вопрос об авторах, есть ли у вас любимые композиторы среди классиков и современных музыкантов?
- Мои любимые композиторы Георгий Свиридов и Сергей Рахманинов, если вернуться назад в глубь веков, то это Моцарт, Вивальди. Если говорить о наших современниках — это Эндрю Ллойд Вебер.
- Помимо того, что вы певец, вы прекрасный клавишник. В своих выступлениях вы не решаетесь себе аккомпанировать?
- Я играю на клавишах во время студийных записей, но не на концертах — здесь приходится выбирать что — то одно: или играть или петь. Это очень непросто и удается разве что композиторам. На моих последних выступлениях мне часто аккомпанирует прекрасный композитор Игорь Зубков.
- В ваших американских записях участвовали такие выдающиеся музыканты как Гиллеспи и Игорь Северский. Вы собираетесь продолжить творческое сотрудничество?
- Игорь Северский входит в пятерку лучших гитаристов мира, играющих в стиле "фламенко". Не могу не вспомнить и Валерия Пономарева — выдающегося джазового трубача. Но собрать всех сейчас не представляется возможным, поскольку они редко бывают в России.
- Жанр шансона становится в России популярным. Каковы перспективы его развития?
- Шансон, как жанр, начал завоевывать Россию еще в начале прошлого века, но потом его вытеснила "советская песня", а первая русская шансонье Анастасия Вяльцева, любимица императорского двора, умерла в парижской тюрьме в 30-х годах. Сейчас многие называют шансоном дворовые и блатные песни — поэтому сам жанр в России только начинает формироваться. Наша задача сейчас восстановить прерванную связь времен. Наверное, можно говорить и о каких — то русских традициях — в любом песенном жанре музыка и текст связаны, в шансоне ярко выражено преобладание текста, как и в традициях русской песни. Чем станет русский шансон — это станет ясно только лет через двадцать. Все кто сейчас работает в этой области — готовят почву для русского шансона будущего. Возможно, это будет какой — то специфический национальный жанр, как кантри в Америке. Если говорить о том, что делаю я — это некий сплав шансона и эстрады. Я пытаюсь изучать и продолжать ту ветвь шансона, которую когда-то начали Вертинский и Утесов. Это очень сильная ветвь, способная к развитию — развитию жанра.
- Чем вы, как человек хорошо знающий специфику западного шоу — бизнеса, объясняете успех "Тату" в Англии?
- Главная причина их успеха — это правильный менеджмент и правильная работа продюсера. Нашлись люди, которые сумели грамотно продвинуть на западный рынок и продать там свой продукт. Он оказался там нужен. Сумели ли мы дотянуться до их уровня или они опуститься до нашего? Думаю, две эти составляющие встретились где — то посередине. Я рад за них, но сам я никогда не ждал такого успеха и не стремился к нему. Я пою на русском языке и о том, что меня волнует, вряд ли это интересует американцев.
- Ваша семья сейчас в Америке? Кто-то из ваших близких приедет на ваш юбилей в Москву?
- Со мной приехала жена и старший сын. Младший сын, он студент медицинской академии в Сан-Диего, сейчас в штатах, у него как раз идут экзамены. Кроме того, у него жена и двое детей, им трудно выбраться в Москву, но они собираются приехать сюда летом.
- Вам не страшно за него в связи с войной в Ираке?
- Надеюсь, что с ним все будет в порядке. Сын служил в Американской армии, и если начнется всеобщая мобилизация, ему, конечно, придется снова взяться за оружие, но, надеюсь, что это не случится.
- Свой юбилей вы встречаете о прекрасной физической форме — заметно постройневшим. Как вам удалось так похудеть? Воспользовались новейшими медицинскими методиками?
- Нет, просто перестал есть все подряд.
- Голодали?
- Нет, просто стал задумываться, перед тем как положить что-то в рот. А похудел не столько для красоты, сколько для здоровья.
- Вы авантюрный человек?
- Если кто — то из постановщиков предложит мне для шоу интересные творческие решения или идеи — готов пойти на многие авантюры!

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Названа причина аварии после пуска с космодрома "Восточный"
BBC: Британия вслед за США попалась на финансировании террористов
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Как быстро очистить машину от снега
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
"Нафтогаз" призвал США сорвать "Северный поток-2"
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Названа главная причина развития слабоумия
Названа главная причина развития слабоумия
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Не читал, но осуждаю: в чем проблема Конституции РФ
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры