Автор Правда.Ру

Вдова Владимира Мигули Марина: Он знал, что умрет

В феврале, семь лет назад ушел из жизни композитор Владимир Мигуля, чьи хиты в советское время распевала вся страна: от душераздирающе тоскливого «Поговори со мною, мама» до заменявших нам битлов «Трава у дома» и «Каскадеры» в исполнении «Землян». Перед вами — воспоминания Марины, вдовы Мигули, женщины, которая была с ним в печали и радости, пока смерть не разлучила их...

«Он всегда мечтал о такой жене, как я»

С Володей я познакомилась в середине 80-х в Таллине. На эстонском телевидении вместе с Урмасом Оттом я читала новости культуры. А потом параллельно возглавила и концертный отдел Дворца культуры и спорта. Однажды Урмас позвонил: «Слушай, пригласи Мигулю. У него сейчас тяжелый период, подари ему праздник». А у нас в зале почти пять тысяч мест. Я говорю: «Надо же как-то просчитать все, мы не можем пригласить человека и остаться в прогаре». Урмас удивился: «Какой прогар? У него такие песни замечательные!»

Было прохладно. Я стояла на перроне. В руках — букетик альпийских фиалок. Уже весь коллектив вышел из вагона, а Володи все не было. «Господи, спит он, что ли?» Появился — бледный. Посмотрел на меня, улыбнулся устало: «Когда мы говорили по телефону, мне казалось, что вы взрослая женщина. А вы совсем еще девочка». Я выглядела моложе своих тридцати — маленькая, худенькая.

Три концерта — аншлаги. Оказывается, многие песни, которые любила с детства — его. Люди потом долго звонили, просили пригласить Мигулю еще раз. Провожала его не я. Звонок. И вдруг — Володин голос. Я решила, что рейс отложили. А он говорит: «Я уже дома. Курточку еще снять не успел. Марина, я очень скучаю. Хочу вас видеть». И добавил неожиданно: «Я всегда мечтал о такой жене». А к 8 марта прислал подарки...

Не могу сказать, что у меня к нему была такая же любовь с первого взгляда, как у него ко мне. Но со временем я поняла, что Володя — самое ценное, что может быть в моей жизни. Поженились мы через полгода.

Мой брак с Володей стал вторым, для него — третьим. Нет, меня это не пугало. Володя четко обозначил свою позицию: «Брак пускай и третий, но ощущение семьи, жены, детей, родственников у меня впервые». Чего-то бояться, сомневаться после такого признания было бы нелепо...

«Английскому его учила моя дочь»

Популярность у Володи была сумасшедшая. Во всех смыслах. В нашем подъезде дневали и ночевали девочки, постоянно звонили — в дверь, по телефону, выходили из дома — и на улице ждали поклонницы. Многие спрашивают, ревновала ли я Володю. Первый год ощущала дискомфорт. А потом как отрезало. Я поняла, семейственность — это та черта характера, которая была изначально заложена в Володе и которой он дорожил. А Володя... Так сложилось, что мужчины всегда обращали на меня внимание. Нет, он не устраивал диких сцен ревности, просто замыкался в себе. Ничего не объяснял.
Знаете, он молчал как-то необычно... Напряженно. Я делала первый шаг: «Володя, пойми, это глупость... Как же мне тогда реагировать на то, что вокруг тебя столько поклонниц?»
В 1987 году родилась дочка. Для нас это было полной неожиданностью. Когда проверяли ультразвуком, она так повернулась, что непонятно было, кто, но врачи заверили: «Будет у вас мужик!» Рожаю, а мне говорят: «Поздравляем с дочкой!» Я даже растерялась. А Володя был рад безумно.

Лианочка по ночам плохо спала. Володя часами сидел возле нее после работы. О себе не думал совсем. Говорил мне: «Ты должна выспаться!» Пел песни, особенно ей нравилась вот эта — «Миленький ты мой, возьми меня с собой...» Так и вижу его: в простыне, с ребенком на руках, голова у самого от усталости на грудь падает, но выводит: «Там в краю дале-о-о-ком...» Лианочка заснет, Володя осторожно-осторожно ее в кроватку уложит, укроет. Сам на цыпочках к кровати, только прикорнет, опять: «А-а!» Как в гестапо.
У Володи не было такого — твой ребенок. Катя сразу стала для него родной. Из-за границы привозил пластинки, диски ее любимых исполнителей.

Она помогала ему с английским, а немецкий они осваивали вместе — по самоучителям. Бегал с детьми на дневные сеансы в Театр Дурова — специально выкраивал для этого время.

«Летом бегал, зимой нырял в прорубь»

Он очень любил рыбалку и охоту. Приносил уток, даже кабанчики были несколько раз, когда с друзьями в лес выезжал. Я как-то сказала ему: «Володя, посмотри животному, в которое ты целишься, в глаза — ведь это чей-то ребенок...» Он замер: «Почему же ты раньше мне этого не сказала?» Ружье больше в руки не брал. Представляете?

Ходили в лес за грибами — Володя в них прекрасно разбирался. Плелась за ним хвостиком: «Этот съедобный? А этот?»

Володя боялся поранить коллег неосторожным словом. Даже если ему что-то не нравилось, предпочитал отмалчиваться. Телевизор переключал на другой канал тоже молча, не объясняя, если там показывали что-то, что его не устраивало. И умел искренне радоваться — когда у кого-то получалась песня, когда восстанавливали храм Христа Спасителя, когда мы переезжали на квартиру возле Нового Арбата...

Он мало рассказывал о своем детстве — не любил жить прошлым. Говорил только, что тяжело было, как и всем после войны. Папа его в прошлом — военный летчик. Мама — медсестра. Они расстались, когда Володе было 17 лет. Он очень тяжело переживал этот развод.

Но все-таки что-то от отца ему досталось — любил спорт. В юности даже был кандидатом в мастера спорта по боксу, что никак не подходило к его лирической внешности. Каждое утро — зарядка. Когда мы жили на Енисейской улице, там был огромный школьный двор с беговой дорожкой — мало того, что Володя сам бегал по утрам, так и нас с дочерьми подключил. А когда в марте ездили в дом отдыха, он разгребал возле берега лед и прыгал в воду. После баньки с Катюшкой и Лианочкой на снежку любил подурачиться. Не курил совсем. Я сама закурила только после его смерти...

Когда мы поженились, Володя готовил какие-то завтраки, пельмени лепил. Но скоро понял, что до меня ему далеко. И потом, знаете, мне не хотелось, чтобы он тратил свое время на кухню. Володе нравилось абсолютно все из того, что я готовила. Вот сидим в ресторане — он нахваливает: «Вкусно!» Но приходим домой, он первым делом — к холодильнику. Любил домашнее. Особенно драники и чахохбили — курица с помидорами и луком. Правда, беспокоился, что поправится.

«Лучше опухоль, чем эта неизвестность»

Володя гастролировал до 47 лет, пока ему позволяло здоровье. Никто не знал, что в нем живет страшная болезнь — боковой амиотрофический склероз. Это неврологическое заболевание. Откуда появляется — неизвестно. Чем выгонять — тоже. Один доктор признался мне: «Лучше опухоль, чем эта неизвестность. Ее хоть отсечь можно вовремя, а здесь...» Не дай Бог кому столкнуться с этим горем — тяжелое заболевание: нарушаются речь, глотание, движения, а голова остается светлой. Нет, Володя не боялся смерти. Он очень жалел меня и детей. У меня было такое ощущение, что он больше переживает за мои переживания... Его уход из жизни — это как пример мужества. Он умел держать себя в руках.

Хотя, конечно, были срывы. Все-таки нервная система разрушалась. Если вовремя не забрали чашку, мог ее уронить. Потом извинялся...

Большую квартиру пришлось сдать. Переехали на Миусскую улицу. Да, и мы знали, что болезнь смертельная, и Володя все понимал. Но мы пытались... Я возила его в Германию, приглашала экстрасенсов, целителей. Не могла ни в чем ему отказывать. На все нужны были деньги. С трудом уговорила Володю на переезд. Он слабел с каждым днем. Кроме меня и старшей дочери, никто не понимал, что он говорит — это уже была не речь, а мычание... Через три года постельного плена прошептал: «Марина, мне осталось дня три-четыре, не больше. Знай, если что-то существует на том свете, я всегда буду помогать тебе, детям и вашим друзьям». У меня такое ощущение, что Володя нас слышит и видит до сих пор.

Записал Сергей Пустовойтов. Еженедельник "Собеседник"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дизельные и газовые автомобили перестанут продавать в Германии
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Убедительность ФАС: на отмену роуминга согласились все сотовые операторы
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Кадровый резерв Владимира Путина
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
ООН: перехвачены два секретных груза из КНДР в Сирию
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
Практичнее некуда: самые-самые в 2017 году
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Снова Путин виноват? США заговорили о хакерах, столкнувших эсминец с танкером
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать