Андрей МУСТАФАЕВ: музыка должна быть нескучной

Музыкой Баха в джазовой обработке и роком на балалайках в наше время никого не удивишь. Где проходит та грань, когда заканчивается творческий эксперимент и начинается пошлость? Надо ли идти на поводу у публики? Можно ли прикасаться к мировому музыкальному достоянию и осовременивать шедевры классиков? Реально ли через современную обработку привести неискушенного зрителя к аутентичному исполнению? О границах допустимого и о трудностях интерпретации "Правде.Ру" рассказал артист оркестра Большого театра, виолончелист и автор проекта ансамбля нескучной музыки "Бонквинтон" Андрей Мустафаев.

— Вы являетесь сторонником новаторской традиции. Почему вы выбрали именно этот путь? Вам скучно интерпретировать именно замысел композитора? Почему хотите музыкально хулиганить?

— Я был не сказал, что я сторонник только современного подхода. В свое время я выступал в лучшем симфоническом оркестре Москвы, в театре имени Станиславского, в Большом, у меня также есть опыт камерного музицирования. Сверхзадача любого художника, артиста — сделать то, что еще не делали другие.

Как бы это люди не называли, но идея первична: придумать, предложить какую-то свою философию и видение жизни, передать это через музыку. Проект, которым я занимаюсь с 2010 года, носит название "Бонквинтон". В нем я воплощаю свое эгоистичное желание играть собственные обработки и авторские произведения, хотя я и не считаю себя композитором.

Мне просто хочется делать то, что не могут предложить другие. Заниматься только "Бонквинтоном" мне тоже было бы скучно, поэтому я продолжаю работать в замечательном коллективе, с замечательными артистами, мы играем академическую музыку. А "Бонквинтон" — это самовыражение, отдушина, здесь я — царь и бог; вместе с ребятами, моими сподвижниками, мы делаем в ансамбле все, что хотим.

— Случалось ли вам получать какие-то негативные отзывы на те обработки, которые вы делаете? Может быть, вас ругали за то, что уже существует такая версия, мол, зачем ее переигрывать, переделывать?

— Мне никогда не стыдно играть свои номера даже перед самой строгой академической публикой. У нас есть, например, номер "Школа бальных танцев", который сделан из легкой песенки "Это школа Соломона Пляра, школа бальных танцев, вам говорят". На нее меня сподвиг очень интересный опыт коллег.

Десять лет назад я был в КЗЧ на юбилейном концерте Светланы Безродной, там выступал "Вивальди-оркестр", в числе приглашенных был и хор Турецкого. Как они потрясающе глубоко спели "Мурку"! То есть то значит, что вы можете наполнить новым смыслом даже "Чижика-пыжика". 

— Надо все-таки идти на поводу у публики? Или все-таки ее стоит воспитывать?

— Публика бывает очень разной, и умной, и глупой, но ты ее в любом случае должен уважать. И в то же время оставаться верным своему стилю и самому себе. Я прислушаюсь к своим коллегам, но последнее слово все равно всегда остается за мной.

Музыканты, с которыми я работаю, иногда некоторые мои идеи воспринимают так: а переварит ли это публика? Я их убеждаю в том, что и переварит, и полюбит. Если ты сам веришь в то, что делаешь, публика потом это обязательно энергетически правильно воспримет.

— Но здесь, наверное, и чувство юмора большую роль играет, именно в вашей подаче.

— Да. Из оркестровой-то ямы мало пошутишь. Когда ты сидишь на сцене, ты должен соответствовать тому образу и той музыке, которую играешь. Благо мы это умеем делать. А "Бонквинтон" — это отдушина, где мы предоставлены сами себе, где у нас есть возможность пошалить, сделать какие-то недозволенные в академическом концерте вещи.

У нас нет дирижера, мы сами по себе. Конечно, у нас есть уже выработанный внутренний репетиционный процесс, где я являюсь основным создателем аранжировок. Но в ансамбле мы в любом случае все обсуждаем, приходим к какому-то консенсусу, создаем вместе новые произведения.

— Как вы считаете, музыку надо осовременивать, в том числе классические шедевральные образцы?

— Перед музыкантом, который исполняет классику, всегда встает такой вопрос. Но сверхзадача любого музыканта — исполнить музыку так, чтобы она была интересна здесь и сейчас. Музыка должна исполняться на современных инструментах, в современных темпе, что привлекать внимание современного, стремительного и требовательного слушателя.

Беседовала Татьяна Трактина

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Классика на новый лад: кому нужна музыкальная революция?
Комментарии
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
"Надо что-то придумать": в США встревожены возможностями российской снайперской винтовки
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Медленно, но верно: арабских женщин выпускают из Средневековья
Молодушки заводят старичков
Без фанфар, но навсегда: Крымский мост соединил два берега
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
Два поляка в Брюсселе запутались в оценке санкций против России
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
С миру по нитке: как у Пхеньяна появилось ядерное оружие
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Литва лишится белорусского транзита в пользу России из-за "говорливых" политиков
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры