Автор bucker

"Нереальный роман" Анны Бабяшкиной

Недавно вышел новый «нереальный роман» Анны Бабяшкиной «Разница во времени». Книга еще только версталась, когда написанное в ней уже начало проявляться в реальной жизни.

- Анна, вы уже два года можете называть себя писательницей. Как изменилась ваша жизнь после того, как вы начали писать книги?

- На самом деле не два, а три. Потому что свою первую книгу «Пусто:пусто» я начала писать еще в 2003 году, хотя свет она увидела лишь годом позже. Глобально моя жизнь после выхода книг не изменилась: я не стала богаче Английской королевы, как Роулинг, и не попала в тюрьму, как Лимонов . Однако в моей жизни произошло множество менее значительных перемен. Если раньше знакомые при встрече начинали разговор фразой: «Сейчас я такое расскажу! Тебе обязательно надо написать об этом в газете!» То теперь мне наперебой предлагают истории из жизни, о которых надо написать роман. Еще, например, теперь мне приходится гораздо чаще гонять свой автомобиль на техобслуживание.

- Как это связано с писательством?

- Видите ли, я заметила, что стоит мне только сесть за руль, как в голове сама собою начинает раскручиваться история. Я вдруг необыкновенно четко начинаю видеть своих персонажей. Я слышу их разговоры, их внутренние монологи. Как будто в тот момент, когда я еду, по радио читают мою еще ненаписанную книгу. Или как будто бы персонажи сидят рядом на пассажирском сиденье и рассказывают про свою жизнь. Сама ситуация дороги, движения как будто вырывает тебя из привычного будничного контекста и погружает в какую-то параллельную реальность.

Там время течет по-другому. Там бесполезно и бессмысленно врать. Конечно, тут же набирать текст на компьютере или записывать его от руки, сидя за рулем, совершенно невозможно. Но я нашла выход – теперь у меня в машине всегда лежит диктофон и специальные наушники с микрофоном. Так что, задумав очередную книгу, я выезжаю ночью на МКАД, нажимаю педаль газа и включаю «запись» на диктофоне. И герои тут же сами начинают рассказывать мне, в какую невероятную переделку они попали и как собираются выпутываться. Мне остается только надиктовать роман на диктофон. А потом уже сесть за ноутбук и расшифровать пленку.

Как вы понимаете, в связи с этими «романическими» поездками спидометр у моей машинки накручивает километры куда быстрее, чем когда я пользовалась машиной только для поездок на работу и на пикники. Словом, мой автомобильчик работает на износ. Прямо как и я – писать книжные рецензии, заниматься PR крупного телеканала и еще успевать «слушать» романы – довольно непросто.

- Журналистский опыт и работа в PR, должно быть, помогают при написании книг?

- Наверное, отвечая на этот вопрос, я должна сказать, что журналистика – отличная школа жизни. Мол, только в этой профессии удается увидеть и самое дно жизни и ее парадную сторону, узнать людей во всех их проявлениях и так далее… Мне действительно доводилось делать репортажи и из публичных домов, и с приемов на высшем уровне. Я брала интервью и у матери-алкоголички, запиравшей своих детей в холодильнике, чтобы они почаще болели и лежали в клинике, а не отсвечивали у нее перед глазами, и у успешных бизнесменов, министров, артистов и их жен. Но я совру, если скажу, что это сильно помогает мне писать книги. Скорее вредит.

Потому что журналистика развращает. Она заставляет тебя обращать внимание лишь на два типа людей. Первый - раскрученные и баснословно богатые селебритис. Если человек знаменит, современным СМИ уже не важно, что про него писать – лишь бы что-то писать. Так появляются новости о том, что собачка замглавы администрации Президента заняла третье место на собачьей выставке. Да-да! Был у меня и такой эпизод в трудовой биографии. Второй тип людей, который вызывает живой интерес редакторов СМИ, – отморозки. Беспощадные убийцы, серийные насильники, беспринципные мошенники.

Вот, собственно, и все. Нормальному, адекватному, не побоюсь этого слова, «обычному» человеку нет места на страницах газет и журналов. Я же в своих книгах пишу как раз о тех самых типичных представителях своего поколения, которые, к счастью, не вырезают целые поселки и не сидят на нефтяной трубе. Они работают в офисах, влюбляются, хотят сделать карьеру и ищут свое место в жизни. В этой «обычной» жизни полно маленьких трагедий, необъяснимых загадок, необходимости делать тяжелый выбор и всегда есть место чуду.

- Вы же работали в так называемой желтой журналистике, потом были светским хроникером, были вхожи в дома многих знаменитостей. Почему же вы не пишете в так популярном нынче жанре «как бы документального» романа, когда всем известные персонажи выведены под придуманными именами? Ведь наверняка есть что рассказать - что-то, что осталось «за кадром»?

- Этот вопрос мне чаще всего задают мои друзья и знакомые! «Ты посмотри, - говорят они, – Трегубова один раз за столом с Путиным посидела, написала об этом книжку и какие тиражи сделала! А Робски ? Стоило один раз упомянуть в книжке Ксению Собчак , и она обеспечила себе шикарные продажи. Чего же ты-то пишешь про рекламного агента-карьеристку Наташу Ростову, турменеджера Люсю Можаеву, провинциального журналиста Максика Чусова?

Давай, пиши о звездах – ты-то всех этих людей не по телевизору видела». Я отвечаю так: «В книжках я пытаюсь говорить о том, о чем не могу говорить в прессе – о наших с вами проблемах, о том, как на самом деле живем мы, кому слегка за 20 и чьи родители – не Алла Пугачева и не Кобзон . К тому же, на мое счастье, эти истории тоже очень неплохо продаются».

Конечно, я понимаю, что книга с названием «Какого цвета трусы у Верки Сердючки » (вы понимаете, что я утрирую, да?), будет гораздо лучше продаваться, чем история про то, как одна рекламистка так хотела повышения по службе, что взяла в банке кредит. И представила начальству дело так, как будто получила крупный рекламный контракт. Начальницу подсидеть пыталась.

И что из этого вышло. Но, делая выбор между 1-й строчкой в рейтинге продаж и собственным интересом, я выбираю второе. Мне кажется, что моя Люся Можаева или Наташа Ростова куда более занятные персонажи. Хотя, зарекаться не буду, возможно, в один прекрасный день мне все-таки захочется написать острый роман, в героях которого легко будут читаться знаменитые прототипы.

- Кафе,  из которых берется выбить рекламные бюджеты Наташа Ростова, чтобы добиться должности начальника отдела рекламы, – у них есть реальные прототипы?

- Это потрясающая история! Когда я начинала писать «Разницу во времени» и придумывала заведения из «списка Тарасовой» – а дело было примерно в январе 2004 года, если не раньше, я специально попыталась придумать названия, которые не повторяли бы названия реально существующих кафе. Все варианты я «пробивала» через Яндекс. И тогда поисковик не выдавал ни одного кафе и ни одного ресторана с теми названиями, что фигурируют у меня в тексте. Каково же было мое удивление, когда я недавно обнаружила кафе «Квартира» в Зеленограде, целую сеть кафе «Трали-Вали», ресторан «Будуар», кафе «Свои люди».

Словом все, придуманные мною концепции заведений общепита, на сегодняшний день воплощены в жизнь. Кроме одного. Я не думаю, что кто-то прочитал книгу и побежал делать такое же кафе, как написано у меня в романе. Просто идеи и концепции витали в воздухе. Для меня это лишнее подтверждение тому, что идеи и мысли уже придуманы и растворены где-то в атмосфере, а мы, писатели, креативщики, просто считываем информацию с этой незримой информационной оболочки Земли и записываем.

Выходит, что одни и те же идеи одновременно считала не только я, но и люди, более близкие к ресторанному бизнесу. Я очень рада, что получилась такая параллель. Теперь вот с нетерпением жду, когда откроется и самое загадочное кафе из всего списка – с названием НИИЧАВО. Ведь там происходят самые необыкновенные и важные события романа. Думаю, я стала бы там завсегдатаем.

И еще закрадывается такая мысль: если я так точно предугадала появление этих кафе, возможно и все остальное, что нашептали мне во время поездок по МКАД мои невидимые пассажиры – тоже абсолютно реально? Просто мы этого пока еще не знаем… Возможно, среди нас действительно каждый день ходят тысячи гостей из будущего, сбежавших от своей суетной жизни 23 века в наш более-менее спокойный и размеренный, по их меркам, 21 век? Я, пожалуй, не сильно удивлюсь, если завтра обнаружу подтверждения этой догадке. Наоборот, это объяснит очень многие несуразности нашей жизни.

Ирина Васильчикова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Посол объяснил, почему Москве не очень интересна Варшава
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Мяч, подаренный Путиным Трампу, проверят
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Посол объяснил, почему Москве не очень интересна Варшава
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России