Автор bucker

Рохус Миш: «В кровати для гостей лежала Ева Браун»

Гитлер с овчаркой Блонди
Гитлер с овчаркой Блонди

Продолжаем публикацию отрывков из книги телохранителя Гитлера Рохуса Миша. Он последний из оставшихся в живых, кто пережил гибель Третьего рейха, находясь в бункере фюрера. 90-летний Рохус Миш – телохранитель, курьер и телефонист Гитлера, который находился рядом с ним вплоть до его самоубийства в апреле 1945 года. Впервые Миш рассказывает в деталях о личной жизни фюрера, его слабостях и о его возлюбленной Еве Браун.

Немецкая газета «Бильд» продолжает публикацию отрывков из книги Рохуса Миша «Последний свидетель». Автор не ставит своей целью рассказать о чудовищных преступлениях Адольфа Гитлера и его нацистской своры, но приводит массу новых подробностей из жизни фюрера и его ближайшего окружения. Книга Миша в этом смысле представляет собой не политико-идеологическое произведение, а бытовые зарисовки.

Рохус Миш: «Я был последним телохранителем Гитлера»

Все депеши для Гитлера сдавали нам, их сортировали, а затем доставляли ему. Те, которые я передавал лично, он по большей части прочитывал сразу. Перебирая пальцами очки, он делал шаг в сторону - я ждал, до тех пор, пока он не выбирал, те [донесения], с которыми он будет работать дольше. Очки ординарцы должны были раскладывать повсюду, чтобы они у «шефа» всегда были под рукой, и он мог быстро воспользоваться ими, не нося их постоянно при себе. Вообще-то надевал очки он крайне редко, особенно если при этом присутствовали посторонние. Слабость зрения – все равно слабость - и это не подходило ему.

Как-то мне в руки все же попала депеша, имеющая отношение к деятельности концентрационных лагерей. В ней шла речь о сообщении шведской газеты «Свенска Дагбладет» (“Svenska Dagbladet“), о проверке некоего немецкого концентрационного лагеря инспекционной комиссией Международного Красного креста. Газета поместила заметку, адресованную графу Фольке Бернадотту (шведский общественный деятель, один из руководителей Международного Красного креста – ред. ), в которой приводились результаты проверки; в депеше содержался перевод статьи.

Я отнес это сообщение Лоренцу (пресс-секретарь Гитлера – ред. ) в пресс-бюро Дитриха. Прежде чем его вручить, я, невзирая на запрет, прочитал его. Там не было чего-то тревожащего. «Никакого опротестования», по смыслу такие пункты, как «продовольственное снабжение» и «месторасположение», были по отдельности занесены в список и оценены. Отчетливо помню одно предложение: «Уведомление (Anmeldung) не потребовалось».

Было ли сообщение доложено Гитлеру, я не знаю.

В начале июля 1940 года Гитлер вернулся в Берлин, правда, всего на несколько дней. Потом распорядился, чтобы мы всё приготовили для переезда в Берхтесгаден (...) В Бергхофе (поместье и шале Гитлера в высокогорном районе Оберзальцберг, неподалеку от городка Берхтесгаден на юго-востоке Баварии – ред. ) ежедневно проводилось, по крайней мере, по одному обсуждению положения дел на фронте и многочисленные приёмы. Многие визитёры присутствовали почти постоянно: Ева Браун, личный врач профессор Теодор Морелль и его супруга Ханнелора, Зепп Дитрих, Маргарете и Альберт Шпеер, фотограф Генрих Хоффман и его вторая жена Эрна, госсекретарь Герман Эссер, врачи Ханскарл фон Хассельбах и Карл Брандт и другие. В этом было нечто фамильярное: непринужденно ведущие себя загорелые взрослые, толпы резвящихся детей, между ними тявкающие собаки.

При хорошей погоде Блонди , овчарка Гитлера, сопровождала своего хозяина. Разумеется, только на поводке, потому что в окрестностях Бергхофа был рай для живности. Впрочем, была идея взять Блонди из конвоя. До Блонди Гитлер был почти помешан на черном кобеле породы немецкой овчарки по кличке Мук ( Muck ).

После его смерти Гитлер сначала не хотел заводить себе нового, до тех пор пока «старики» из конвоя не решили, чтобы у него непременно снова появился друг. Животные всегда имели положительное влияние на Гитлера, они развлекали и веселили его.

Служащий РСД (RSD \ Reichsicherheitsdienst , имперская служба безопасности – ред. ) услышал, что сука породы немецкой овчарки, принадлежавшая Герди Троост , архитекторше и супруги предшественника Шпеера Пауля Людвига Трооста, родила в Мюнхене щенят. Из этого помёта происходила и собака Блонди, которую так назвали из-за её очень светлого окраса, потому что она зрительно была полной противоположностью Муку.

Если ординарцы и адъютанты еще спали, мы немедленно брали у конвоя депеши и приносили их Гитлеру в обход обычного порядка. В спальню можно было попасть как через рабочий

Ева Браун
Ева Браун
кабинет, так и из комнаты для гостей, поскольку в обоих имелась маленькая «банкетка для сообщений». Путь от лестницы, идущий через комнату для гостей, был несколько короче, чем через рабочий кабинет, так что я приучился использовать банкетку в комнате для гостей как место для хранения депеш.

Я открыл дверь, сделал несколько шагов внутрь, но поскольку дело происходило ранним утром, позже я заметил, что кто-то лежал в кровати для гостей. Я испугался, узнав Еву Браун , на ней была только очень тонкая ночная сорочка. Кровь ударила мне в голову.

Ева уже заметила меня, поэтому мой взгляд встретился с её. Она ничего не сказала, лишь подняла указательный палец правой руки к закрытым губам. Я моментально развернулся, с бьющимся сердцем прокрался в соседний кабинет, положил на банкетку депешу и быстро удалился (...)

В течение следующих недель я ежедневно ожидал последствий. Ничего не произошло.

Читайте завтра:

В бункере – последний день рождения Гитлера

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР