Автор bucker

Познер, Ургант и Кан. ПУК под одной обложкой

С Владимиром Познером в ресторане
С Владимиром Познером в ресторане "Chez Geraldin"

Владимир Познер, Иван Ургант и Брайан Кан , совершившие поездку по США, по маршруту одноименных путевых очерков Ильфа и Петрова, сначала сняли 16-серийный фильм. Недавно вышла в свет книга, где под одной обложкой вышли две «Америки» Познера и Кана, Ургант ограничился тем, что дал фотографии. Троица рассказала корреспонденту «Правды.ру» много примечательного. Встреча произошла в ресторане “Chez Géraldine”, который принадлежит братьям Познерам и названного в честь их матери-француженки.

Прежде чем предоставить слово авторам, одно небольшое замечание в адрес Владимира Познера, который в предисловии к своей книге, говоря о произведении Ильфа и Петрова, написал: «В ней 47 глав, причем известно, что 7 глав они написали вместе, а 20 – раздельно. Однако только специалист-текстолог способен определить, какие главы писал Ильф, а какие Петров». Хотя известно, что привычка думать и писать вместе у этого литературного тандема была так велика, что порой их начинали мучить сомнения, а смогут ли они теперь вообще написать что-нибудь порознь.

За 10 лет совместной работы у них выработался единый стиль, так что один проницательный критик, взявшийся уже после смерти Ильфа проанализировать «Одноэтажную Америку», «в твердом убеждении, что он легко определит, кто какую главу написал… не смог, - по свидетельству Петрова, - правильно определить ни одной главы».

Любопытно, как сложился этот коллектив. Что касается Брайана, то с ним Познер знаком лет двадцать. «В Америке он всем представлялся как Брайан Кан из Монтаны, - пошутил Владимир Владимирович, - чтобы никто не подумал, что он Брайан Кан, например, из Колорадо или из другого штата». Иван попал в поле зрение Познера, по его словам, случайно. По наводке какого-то знакомого. Сначала Владимир Владимирович рассматривал в качестве напарника своего давнего знакомого Леонида Парфенова. Однако оставить журнал «Русский Newsweek» на два месяца его главный редактор не смог.

Потом Познеру предложили кандидатуру Николая Фоменко, но и тот, обрадовавшись свалившемуся на него счастью, вынужден был отказаться. Дескать, подписанные контракты связали его по рукам и ногам. Следом было высказано пожелание видеть в компании с Познером одного очень известного сатирика, имя которого тележурналист назвать отказался. Но тут пришел черед взвиться на дыбы самому Познеру. Этот шоумен отличается слишком ядовитым взглядом на Америку. Публичный антиамериканизм эстрадного сатирика помешал Познеру взять его в компаньоны.

Из 450 кассет отснятого видеоматериала многое не вошло в 16-серийный документальный фильм. Трудно вместить всё в 45-минутную серию. За кадром остались размышления авторов.

- Мне было интересно писать книгу постфактум. Вроде бы мы всё сказали в своем фильме, но оказалось, что это не так. Оказалось много невысказанных мыслей. Уйма впечатлений. Мы втроем видели больше Америки, чем подавляющее число американцев. Каждый раз, вспоминая об этой поездке, я ощущаю радость и волнение, - говорит В. Познер.

"Мы пишем об одном и том же, но пишем совершенно по-разному", - заметил Познер по поводу двух разных взглядов на Америку, представленных в одной книге. "Один - это взгляд американца Брайана Кана, другой - мой". Между прочим, мистер Кан пока еще не прочитал книгу своего друга, чего не скажешь о Познере.

- Жизнь научила меня не принимать участие в заведомо невыигрышных для меня проектах. Если можешь не писать – не пиши, - признался Иван Ургант. – Я заметил, что Брайан во время нашей поездки все время ходил с диктофоном, но подумал, что он просто выполняет задание ЦРУ. Я же все это время провел с фотоаппаратом. Помимо снимков американских секретных баз, объектов и схем метро, которые я уже опубликовал, осталось какое-то количество фото, вошедшие в эту книгу.

- Мне 59 лет и я много путешествовал по своей стране. По своей работе я многие годы сталкивался со многими американцами, так что я не думал, что много чего узнаю. Я думал, что увижу какие-то интересные вещи, но оказалось - и это стало для меня открытием – как мало я знаю о своей собственной стране. Если живешь в очень большой стране, то слишком многое упрощаешь. Мы общаемся с одними и теми же людьми: писатели с писателями, врачи с врачами, адвокаты с адвокатами. Для меня это путешествие оказалось открытием страны, - сказал Брайан Кан.

- Владимир Владимирович, почему вы выбрали именно маршрут Ильфа и Петрова, которые проехали из Нью-Йорка, на Восточном побережье, до Калифорнии, на Западном, и обратно, побывав в 25 штатах?

Иван Ургант, Владимир Познер и Брайан Кан
Иван Ургант, Владимир Познер и Брайан Кан

- В 1961 году, когда вышло пятитомное собрание сочинений Ильфа и Петрова, я впервые прочел «Одноэтажную Америку». Меня поразило, что эти двое, не знавшие английского языка и не умевшие водить машину люди, необыкновенно тонко и точно почувствовали дух страны и народа. Я, человек, выросший в Америке и прочитавший множество книг о ней, полагаю, что «Одноэтажная Америка» не только лучшая книга, написанная иностранцами об Америке (за исключением исследования Алексиса де Токвилля «О демократии в Америке» середины 19-го века), но вообще одно из лучших «открытий Америки», с которым может сравниться разве что «В поисках Америки с Чарли» Джона Стейнбека. Это одна из пяти лучших книг об Америке. Мне захотелось повторить путешествие Ильфа и Петрова, на сей раз для телевидения. Показать Америку – страну, которую я очень люблю. Чтобы впечатление не было ходульным. Избежать штампа Америки, где, например, ноги на стол, что они тупые.

- Вы сказали пять книг. Какие остальные, кроме уже названных?

- Неплохую книгу написал француз Анри Бернар Леви "Американское головокружение". Любопытная книга Бориса Пильняка "Окей". Об Америке писали многие, но мало кто сумел почувствовать эту страну. Каким образом этим двум одесситам удалось всего за три месяца разобраться в сложнейшей стране – для меня загадка. Сегодня, перечитывая «Одноэтажную…», понимаешь, что, по существу, они очень мало в чем ошиблись, если не считать, конечно, некоторых их оценок, касающихся, например, джаза и американского кино. Пожалуй, они ошиблись только в одном: сравнивая Советский Союз и США, они неизменно подчеркивали преимущества первой страны социализма перед главной страной капитализма: только что в СССР триумфально завершилась первая пятилетка, страна явно была на подъеме, об ужасах насильственной коллективизации знали немногие, массовые репрессии 1937-38 годов еще были впереди.

- Ильф и Петров с корреспондентскими удостоверениями «Правды» выехали в США в сентябре 1935 года. С той поры много времени утекло и многие увидели, что писатели-сатирики искренне заблуждались.

- Восхищаясь достижениями американцев и Америки, они искренне возмущались социальной несправедливостью американского общества, и, хваля СССР, они не «отрабатывали номер», а с гордостью подчеркивали преимущества той страны, гражданами которой они имели счастье быть. Да, они заблуждались – что ж, заблуждались не только они.

- Почему все-таки Америка, а не Франция, где вы родились?

- Может быть, мы будем делать фильм про Францию. Пока я еще не придумал маршрута.

- С книгами понятно, а фильмы про Америку были толковые? Взять хотя бы «Америка с Михаилом Таратутой».

- «Америка с Михаилом Таратутой» - это хорошая, профессионально сделанная и, кстати, объективная попытка узнать Америку. Полезная работа.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР