Автор Правда.Ру

Иосиф Кобзон: "В Днепропетровске я всегда держу экзамен!"

Накануне последнего посещения Иосифом Кобзоном малой родины — Днепропетровска — в городе поговаривали, что его приезд связан с каким-то частным визитом. Как выяснилось, Иосиф Давидович приехал на родину, чтоб отпраздновать юбилей своего учителя, маэстро, выведшего будущего народного артиста СССР на большую сцену — Леонида ТЕРЕЩЕНКО. 70-летие Леонида Осиповича ознаменовалось для него присуждением звания "Заслуженный деятель искусств Украины" и награждением медалью "За верную службу родному городу".

Пожалуй, ему на роду было написано связать свою жизнь с песней. Ну, скажите, куда может направить стопы человек, которого зовут Леонид Осипович? Правда, фамилия у него не Утесов, а Терещенко, первый — эстрадник, а второй — хормейстер. Но кроме своей именной связи с великим джазменом, Терещенко славен тем, что воспитал для публики двух народных артистов СССР — Иосифа Кобзона и Леонида Сметанникова.

Работник бомбоубежища

В 1957 году молодой и подающий надежды человек по имени Йося Кобзон пришел к известному тогда в Днепропетровске хормейстеру Терещенко — он преподавал во Дворце студентов.

И хотя Леонид Осипович недалеко ушел по возрасту от своего знаменитого ученика Кобзона, он уже успел окончить Кишиневскую консерваторию, а Кобзон на тот момент успел только в армии отслужить. Впрочем, его вокальные данные отмечали все, кто слышал его голос, поэтому Кобзон послушался многочисленных советов пойти на профессиональную сцену. С самого начала отношения учителя и ученика строились на дружбе.

- Когда мы с ним уже подружились, он мне сказал: "Лень, надоело сидеть на шее у родителей — помоги устроиться куда-нибудь на работу". И я ему помог — устроил на работу в химико-технологический институт. Если честно, то работа была очень незавидная, в бомбоубежище. Но я готов был отдать ему все, — говорит Леонид Терещенко, — как учитель я видел, что передо мной талант.

Когда хор заканчивал свои распевки, Терещенко и Кобзон начинали заниматься по персональной программе: "Однажды я захожу, а Кобзон стоит на сцене у моего друга Виктора Фальковского, который руководил эстрадным отделением, а впоследствии и оркестром, работающим с киевским балетом на льду. Тогда еще не было такой аппаратуры, как сегодня, и я смотрю — Йося исполняет песню с эстрадниками и при этом так напрягает горло — ужас! Старается звучать должным образом на фоне всей этой "меди"!.. Нет, я не приревновал своего ученика к другому наставнику, — говорит Леонид Осипович, — просто я понимал, как он будет напрягать горло без микрофона. А с его голосом — это натуральный садизм. Я ему так и сказал: "Ходи, пой на здоровье. Только знай, что ты посадишь голос". Ему нельзя было этого делать до того, как он окончательно поставит голос, который богател день ото дня. Он очень умный человек и всегда прислушивался к дельным советам. И моему тогда внял".

Сам Иосиф Давыдович с улыбкой вспоминает о том времени:

- У Лени была молодая жена, Марина. Удивительная женщина, понимавшая, что мы действительно работаем — ведь заподозрить можно было невесть что! Он порой возвращался домой за полночь...

Подгуляла "пятая графа"

Вскоре Терещенко начал готовить Кобзона к поступлению в консерваторию. Хотя сперва Иосиф наметил себе даже не консерваторию, а днепропетровское музучилище. Но не было бы счастья, да несчастье помогло: тогдашний директор музучилища Михаил Львович Оберман не принял Кобзона по вполне веской причине. Побоялся, что его обвинят в потакании "своим"... Кобзон, после обсуждавший "провал" с Терещенко, даже не подумал обидеться на Обермана — понимал, что это не позиция директора, а требование всей системы. Кстати, Терещенко, у которого с "пятой графой" не должно было возникать никаких проблем, иногда тоже страдал из-за своего знаменитого имени-отчества.

Вскоре в Днепропетровск из Одесской консерватории приехала преподаватель искать местные таланты. Но отбирать было практически не из чего — картина перед одесской гостьей предстала довольно-таки серенькая. И тогда Терещенко, рискуя накликать на себя неудовольствие высоких чинов, попросил Обермана сделать исключение и прослушать с консерваторской преподавательницей его ученика. Михаил Львович, конечно же, разрешил. Когда Кобзон закончил петь "Безмежне поле" и "Алеко", гостья только и смогла восторженно покачать головой и произнести: "Вы, молодой человек, уже поступили!".

Маленькое заседание двух друзей, состоявшееся сразу после зачисления певца в Одесскую консерваторию, постановило: Одессу придержать как запасной вариант, а Кобзону — ехать в Москву. Все равно, если уж завоевывать большую сцену, то Москву не обогнуть. А в случае чего — есть куда отступать.

Вы еще будете гордиться фамилией Кобзон!

Но тут перед Кобзоном возникла другая проблема. Семья-то — далеко не из богатых и, соответственно, ехать особенно не на что. Когда отмечали день рождения кого-то из родственников, пригласили и Терещенко. На стол, не скупясь, выставили все самое лучшее. Во время перекура разговор зашел, естественно, об Иосифе. Дескать, стоит или не стоит отрывать от остальных членов семьи, чтоб снарядить парня в Москву?

- Я им тогда так и сказал: лучше бы вы те средства, которые потратили на этот стол, отдали Йосе — у вас потом был бы повод им гордиться. Помяните мои слова — вы еще будете дорожить фамилией Кобзон, — вспоминает Леонид Терещенко. — И они прислушались ко мне, собрали ему деньги на дорогу. А Йося запомнил эти мои слова. Прошло много лет, он уже спел знаменитую песню из "Семнадцати мгновений весны", и в очередной раз приехал домой. Тогда он достаточно уверенно себя чувствовал. Заказал банкетный зал в ресторане "Украина", куда и пригласил меня с женой и сыном. И всем он напомнил те мои слова — как они будут гордиться родством с ним: "Ну что, вам теперь не стыдно, что у вас есть Кобзон?"

- Леонид Осипович, а вы вообще могли предположить, что Кобзон станет легендой нашей эстрады?

- Сцена была его жизнью. Он отдавался ей фанатично и беззаветно. Я предполагал, что он достигнет серьезных высот, но настолько — нет... Я видел — он никогда не был наглым. И я рад за него, что он не испохабился, став знаменитым. Он не опустился до современного уровня эстрады. Что и говорить — корифей!

- Когда Кобзон приезжает в Днепропетровск, он вас не забывает?

- О, конечно, позванивает! Правда, в последнее время реже — я понимаю, он здесь совсем недолго, времени в обрез. А как-то был вообще анекдотический случай — они меня "похоронили"...Дело было в 1980-м, как раз после смерти Владимира Высоцкого. Ни для кого не секрет, что организацией и финансированием похорон Владимира Семеновича занимался Иосиф Кобзон. В это же время мама Иосифа Давыдовича в разговоре со знакомыми услышала, что в Днепропетровске умер некий Леня. Не разобравшись в ситуации, Ида Исаевна почему-то решила, что речь идет о Терещенко. Она знала, как дорог сыну этот человек, и при общении с ним не стала наносить еще один болезненный удар. Вскоре Иосиф приехал с концертом. Он вообще всегда посвящал песню своему учителю, если тот присутствовал на концерте. Вот и тогда Кобзон заметил в третьем ряду друга-наставника Леню, о чем и не преминул сообщить зрителям в зале. После концерта его мама в слезах вбежала к нему в грим-уборную: "Йося, я не хотела тебя расстраивать, но Лени больше нет с нами!" - "Мама, успокойся, вот он сидит у тебя за спиной!"

Говорят, когда человека "хоронят" раньше времени, он долго живет. Чтобы закрепить устоявшееся мнение, Терещенко с Кобзоном отметили это дело по-мужски.

- Как-то его здесь "пропесочила" местная пресса, опубликовав пасквиль "Нескромный земляк" - из-за того, что он, уставший после концерта, отказался общаться на студии телевидения, — продолжает Леонид Осипович, — так только у меня и нашего общего друга Владимира Поляновского хватило сил противостоять этим наговорам. Хотя в Днепропетровске у Кобзона было много друзей.

"Днепропетровск — мой дом родной!"

Интересная история вышла у Кобзона и Терещенко и с гимном Днепропетровска, слова к которому написал Роберт Рождественский, а музыку — Георгий Мовсесян. Разумеется, первыми эту песню должны были услышать те, кому она предназначалась — днепропетровцы. Впервые "Днепропетровск, мой дом родной..." должен был прозвучать на каком-то комсомольском юбилее. На репетицию Иосиф Давыдович пригласил и своего друга-учителя. Как всегда просил совета — включать песню в свой репертуар или повременить?

- Мне эта песня показалась несколько примитивной, особенно первые аккорды. Извините, очень уж близко к "Чижику-пыжику"... Я ему посоветовал не спешить. Договорились так: пусть сперва песню исполняет автор — Жора Мовсесян. И в зависимости от реакции публики можно будет решать, что с ней делать дальше. И так ведь постоянно искали у него слабину, — улыбается Терещенко. — Иосиф мне тоже отплатил добром за добро. Потом забрал моего сына в Москву, на свой курс в институт им. Гнесиных. "Я, — говорит, — с вами рассчитаюсь: папа со мной занимался, а я с тобой буду!".

Молодой Леня Терещенко с особым удовольствием вспоминает курс Левона Оганезова, тоже близкого друга Иосифа Кобзона.

- Когда я увидел в списках поступающих Леонида Терещенко, то даже немного растерялся, — рассказывает Иосиф Кобзон, — а абитуриент к тому же был из Днепропетровска — таких совпадений практически не бывает. Когда я его увидел, первым делом спросил, имеет ли он отношение к Леониду Осиповичу. Когда он ответил, что самое непосредственное, конкурса для него уже не существовало, как вы понимаете. А вообще, когда я пою при Лене (старшем), то до сих пор испытываю внутреннее волнение — учитель есть учитель. Я в его присутствии всегда держу экзамен.

Татьяна Городецкая

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Отдайте ваши денежки: что АСВ творит с клиентами банков
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Отдайте ваши денежки: что АСВ творит с клиентами банков
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Отдайте ваши денежки: что АСВ творит с клиентами банков
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Максим Шевченко: "Они предпримут все попытки сорвать ЧМ-2018"
Максим Шевченко: "Они предпримут все попытки сорвать ЧМ-2018"
Что будет дальше? Россияне хотят замены Конституции
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times: Путин снова сделал американцев дураками

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры