Автор bucker

Рой Медведев: В историческом опыте России нет руководителя-демократа

Историк Рой Медведев
Историк Рой Медведев

Один из самых известных не только в России, но и за ее пределами историк Рой Александрович Медведев поделился с корреспондентом "Правды.ру" о прошлом и настоящем России. Из первых рук мы узнали, почему и кто препятствует возвращению на родину его брата Жореса Медведева.

- Кого бы из наших политиков от Ленина до Путина вы могли бы назвать в качестве самого успешного. Если не брать в расчет цену этих достижений.

- Если не брать в расчет цену достижений, то самыми успешными были Ленин и Сталин , потому что первый начал революцию, которая победила. Ленин создатель Советской России. Он ставил себе такую цель и этой цели добился. С точки зрения успешности во всей истории ХХ века Ленин считается самым удачливым революционером. Ленин добился самого большого результата, если не считаться с ценой. На территории распавшейся Российской империи было создано новое государство, которое просуществовало почти семь десятилетий.

Если не оценивать человеческие потери и все моральные потери для личности, вторым по успешности был Сталин, потому что он создал то, что мы называем современной советской империей. После Второй мировой войны на земном шаре осталось два мощных государства. Советский Союз со своими союзниками, к которым относились Китай и Восточная Европа, и Соединенный Штаты и весь западный мир. Был еще третий мир, но он подстраивался под эти два.

- Империя-то оказалась недолговечной? Например, после смерти Александра Великого, империю его наследники, полководцы-диадохи, моментально растащили на части. Но поразительно, образовался целый эллинский мир, который во многом сформировал нашу христианскую цивилизацию.

- Да империя оказалась недолговечна, но Сталин-то умер в своей империи. Вот вы помните про Александра Македонского, а 33-х полководцев, которые пришли за ним уже не помните. С точки зрения успешности Александр создал великую империю. От эпохи эллинизма осталось его огромное влияние…

- Рой Александрович, о Юрии Андропове вы пишите, что не можете полностью согласиться «ни с одной из очень разных оценок личности и деятельности Ю.В. Андропова». Для вас это цельная фигура или все-таки противоречивая?

- Конечно, субъективно это цельная фигура. Но объективно – это фигура противоречивая. Может быть, Андропов и сам этого не осознавал. В себе он сочетал черты большевика, как писал его охранник, большевика старого ленинского типа. Конечно, у него были черты, приобретенные в сталинское время. В значительной мере Андропов был подвержен тому, что мы называем сталинист. Он работал при Хрущеве и Брежневе и впитал в себя черты партийного руководителя тех времен. Он был человеком не однозначным, которого нельзя оценивать каким-то одним определением. В общем, сам он себя считал личностью цельной. В своих собственных противоречиях Андропов не разбирался.

- На ваш взгляд, россияне мечтают о сильной руке? России-матушке нужен хозяин-барин?

- Так вопрос нельзя ставить. Понимаете, Россия слишком большое государство. Когда Лукашенко пришел к власти, он говорил, что Белоруссия – государство маленькое, компактное, которым можно управлять из одного центра. Россия настолько большое государство, что даже по теории управления им невозможно управлять из одного центра. Часто российская провинция оказывалась вообще безо всякого управления, потому что управлять 78-ю или 79-ю регионами просто невозможно. Теория управления не позволяет иметь больше 15-ти субъектов федерации. Иначе управление признается не эффективным. Россия мечтает о сильной власти, потому что ее значительная часть не управляется вообще. Или управляется абсолютно автономно, т.е. местный руководитель где-нибудь в Новосибирской, Кемеровской или Курганской области правит самодержавно, не обращая внимания на Москву. Поэтому у россиян возник как бы комплекс сильной руки. Чтобы управляли не местные начальники, а якобы более справедливое начальство из столицы. Тут много такого, что толкает русского человека, особенно в провинции, к режиму сильного лидера, потому что пробовали управлять Россией не сильными методами. Избрали 450 членов Моссовета, поставили Гавриила Попова мэром, а управление столицей разрушилось. И вода не текла, и мусор не убирался. Поэтому у москвичей возникло желание иметь сильного руководителя города. Величина страны и несовершенство многих методов управления заставляют русский народ о сильном, способном руководителе. Плюс традиция, конечно. В историческом опыте России нет руководителя-демократа. В Швейцарии есть, в

Рой Александрович Медведев
Рой Александрович Медведев
Британии есть, во Франции есть, а в России периода даже такого не было, чтобы люди жили при демократии, и жили хорошо. Ну что теперь делать?

- Правомерно ли, на ваш взгляд, сравнение таких совершенно разных людей, но в тоже время эффективных политических деятелей, как Лаврентий Берия и Юрий Андропов?

- Организатором Берия был, может быть, даже лучше Андропова. Он был очень мобильным человеком, легко поднимался и ехал в Сибирь, в ГУЛАГ, на строительство, на какой-либо объект страны. Андропов же был человеком достаточно больным и мало ездил по стране. Но совершенно разные люди по нравственному уровню. Лаврентий Берия был жесток, деспотичен. Прямые угрозы, оскорбления, даже насилие доставляли ему удовольствие. По характеру это был садист. Что толку сравнивать садиста с интеллигентным и образованным Андроповым. Это два разных человека. Берия – человек умный, но садист. С патологическими садистскими наклонностями, поэтому он часто оказывался более эффективным. Его боялись. Андропова не боялись. Ни его окружение, ни члены Политбюро. А Берию боялись. И Молотов, и Хрущев, и Маленков, будучи премьер-министром, все его боялись. Не боялся только Сталин, который знал ему цену. Он сам держал его под угрозой. А другие боялись Берию. Это был человек сильной воли, который управлял при помощи прямого насилия. Он легко мог ударить человека рукояткой пистолета, мог застрелить прямо в своем кабинете. Он вызывал свою охрану и просил составить акт о самоубийстве. И все об этом знали, поэтому и боялись. И разбойник бывает хорошим организатором. Организует свою банду и держит всех в своем полном повиновении.

- Почему ваш брат Жорес не вернулся в постсоветскую Россию? Прецеденты имеются – возвращение на родину Александра Солженицына, Ростроповича и Вишневской, даже праха царских генералов и цариц.

- Жорес получил российское гражданство, но ему не дали здесь ни работы, ни квартиры. Ему ничего даже не предложили. Это было только письменное подтверждение гражданства. Он обратился с просьбой к Попову, два года назад обращался с просьбой к Лужкову предоставить ему на старости лет возможность вернуться в Россию. Здесь у него остался родной брат, его внуки. Он просил столичного мэра помочь объединению наших с братом архивов для совместного творчества. Московская мэрия отказала на том основании, что Жорес не был москвичом. Он когда-то жил в Калужской области. У него отобрали государственную квартиру, отобрали вместе с гражданством, когда выслали из СССР. Теперь говорят, покупайте квартиру, она стоит недорого всего 200-300 тысяч долларов. У брата таких денег нет. Вот и вся история. Жорес хотел и хочет вернуться в Россию, но это оказывается не так просто для старого человека. Нетрудно приехать на родину и поселиться где-нибудь в общежитии в той же Калужской области, но такой известный человек, как Жорес Медведев, должен вернуться достойно. Тогда он там работал в институте, а сейчас он хочет вернуться к родственникам, в Москву. Такой возможности у него нет. Солженицыну дали дом, особняк, а Жоресу Медведеву не дали.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины