Автор Правда.Ру

Последняя любовь Валентина Пикуля

28 томов исторических произведений — таков результат творческого пути писателя Валентина Саввича Пикуля. Тридцать лет не такой уж и длинной жизни Пикуль прожил в Риге, теперь столице независимой Латвии. Здесь остались его архив, гигантская бесценная библиотека, собрание рукописей и документов. Оберегает эти материалы Антонина Ильинична Пикуль, вдова писателя.

Встретиться с ней удалось лишь с третьей попытки. Координаты Антонины Ильиничны пришлось искать и в Союзе писателей России, и в Союзе писателей Латвии, и в рижской справочной, и в местном русском обществе. Но все безрезультатно. Только чистая случайность вывела на след: один знакомый подсказал, что по вторникам, с часу до трех, в помещении русского культурно-образовательного общества, что в Старой Риге, Антонина Пикуль принимает друзей писателя. Так и состоялась эта встреча... Монологи Антонины Ильиничны предлагаем вниманию читателей "КВ". Встретиться с ней удалось лишь с третьей попытки. Координаты Антонины Ильиничны пришлось искать и в Союзе писателей России, и в Союзе писателей Латвии, и в рижской справочной, и в местном русском обществе. Но все безрезультатно. Только чистая случайность вывела на след: один знакомый подсказал, что по вторникам, с часу до трех, в помещении русского культурно-образовательного общества, что в Старой Риге, Антонина Пикуль принимает друзей писателя. Так и состоялась эта встреча... Монологи Антонины Ильиничны предлагаем вниманию читателей "КВ".

"Они смотрела на меня, как на сумасшедшую"

- В 1992 году я основала Фонд Валентина Пикуля, а при нем — библиотеку и музейную экспозицию, — рассказывает вдова. — Все это располагалось в Музее истории войск Прибалтийского военного округа. После вывода российских войск из Прибалтики помещение музея ПрибВО было передано музею латышского писателя Райниса, а наш фонд перевели во дворец Петра I. Но вскоре и оттуда попросили: дворец был продан с молотка. В конце концов в 1997 году меня приютил русский культурно-образовательный центр, выделивший под музей, фонд и библиотеку две комнаты. Правда, половину одной из них уже забрали — теперь здесь проходят репетиции оркестра.

Когда-то Пикуль мне сказал: "Если после моей смерти ты захочешь сделать что-нибудь для меня, прошу тебя об одном: не ходи к НИМ и не проси у НИХ". Он имел в виду чиновников и политиков. Сначала я не послушалась его. После развала Союза поехала в Москву и добилась встречи со многими политиками. Пыталась договориться о создании музея и библиотеки Валентина Саввича в России. Никаких денег я не просила, никаких условий, кроме сохранения в целости архива и собрания Пикуля, не ставила. Была у Рыбкина, Ярова, Хасбулатова и других, но они смотрели на меня, кажется, как на сумасшедшую. Ничего я не выходила и вернулась в Ригу с пустыми руками. С тех пор никуда не хожу и ничего не прошу.

Сейчас к судьбе музея Пикуля не проявляют интереса ни латышская, ни русская стороны. А ведь в 2003 году — 75-летие со дня рождения писателя, и сам год объявлен годом Пикуля. Лишь российское посольство иногда участвует в культурных мероприятиях. Никаких предложений о перевозе в Россию всего имущества Пикуля не поступало. Разве что Пушкинский дом в Санкт-Петербурге несколько раз обращался с просьбой передать им на вечное хранение рукописи и основные документы из его жизни и творчества...

Украинские корни автора "Фаворита"

- В одной из редчайших книг библиотеки Валентина Саввича после его смерти я нашла потрясающую запись, сделанную рукою писателя: "Когда я умру, эта книга достанется кому-нибудь, и он подумает: зачем же я занимался подобными предметами? В том-то и дело, что благодаря разносторонности интересов я и стал писателем, хотя при жизни не употреблял никогда этого слова, предпочитая более скромное — литератор. Я имел образование всего пять классов, воевал с 14 лет, и все, что приобрел впоследствии, я приобрел благодаря своей фанатической любви к познаниям. Сейчас мне 31 год. У меня сделано два романа, задумано еще четыре. Писал это Пикуль Валентин Саввич, родился 13 июля 1928 года, умер 13 июля 19.."

Таким образом, ровно в середине своей жизни Валентин Саввич сам загадал себе судьбу, но ошибся всего на три дня. Он скончался 16 июля 1990 года. Корни Валентина Саввича Пикуля из украинского городка Кагарлык. Именно оттуда родом его отец — морской офицер-инженер, который погиб в 1942 году, защищая Дворец пионеров в Сталинграде. Именно ему писатель посвятил своего "Барбароссу" и некоторые другие произведения о Второй мировой. В Кагарлыке будущий писатель бывал в раннем детстве. Говорят, племянник Пикуля даже открыл здесь небольшой музей.

Сам Валентин Саввич в годы войны был юнгой школы юнг Северного флота. Пережил страшную блокадную зиму в Ленинграде, тонул в холодном море, куда его смыло волной. Затем доучивался на Соловецких островах, куда в 1944 году перевели школу. Собственно, благодаря морской тематике Валентин Саввич и обрел известность. Его первая работа — "Океанский патруль", вышедшая в 1954 году, — окончательно определила весь его жизненный путь.

Все 28 томов своих произведений Валентин Саввич написал чернильной ручкой. Когда его спрашивали, почему он не пользуется печатной машинкой или хотя бы шариковой ручкой, Пикуль отвечал, что вся мировая литература написана чернилами. Пока окунешь перо в чернильницу, пока поднесешь его к листу бумаги, вызреет и правильно выстроится мысль. Но, несмотря на это, за ночь Валентину Саввичу в общей сложности удавалось написать текст, равный 10-12 страницам машинописи. Рекорд — роман "Из тупика" объемом более чем в тысячу страниц. Пикуль написал и сам отредактировал его всего за полгода.

Библиотечный роман

- С Валентином Саввичем мы познакомились уже в Риге, когда и у меня, и у него были свои семьи. Студенткой Ленинградского библиотечного института я вышла замуж за латыша — военного моряка. Ездила с ним по различным флотам Советского Союза: несколько лет на Кольском полуострове, семь лет на Дальнем Востоке, затем — Рига. Здесь я заведовала библиотекой Дома офицеров Прибалтийского военного округа.

У нас в жизни было много совпадений: в Ленинграде писатель жил на той же 4-й Красноармейской улице, где находилось общежитие моего института; мой муж служил там, где Валентин Саввич воевал; женился он первым браком в мой день рождения. Да и в Ригу мы приехали одновременно — в 1962 году: нас сюда только перевели, а они обменяли свой ленинградский чердак на двухкомнатную квартиру в Риге. Первая супруга Пикуля, Вероника Феликсовна Чугунова, в годы войны была здесь в советском подполье, вот и хотела вернуться в полюбившийся город. Сам же Пикуль рассчитывал, что в Ригу поедет года на три, но никак не на всю жизнь. Затем оказалось, что в Ленинграде Валентина Саввича уже никто не ждал: квартиру ему не давали, Союз писателей России смотрел косо, ревниво. Так он и остался в Риге.

После переезда Валентин Саввич с супругой поселились недалеко от нашего Дома офицеров. Пикулю очень нужна была библиотека, в которой он мог бы брать книги на дом и заказывать редчайшие и старинные издания из Москвы и из-за границы. В советские времена существовала такая форма работы, как межбиблиотечный обмен. Теоретически из Москвы или, скажем, из Варшавы, можно было выудить любую книгу (главное, чтобы она не находилась в разряде невыдаваемых), но здесь все зависело от заведующего библиотеки-просителя. Наша библиотека сразу же пошла навстречу Валентину Саввичу. Ее фондами он пользовался, как своими собственными.

Виновник брака — Карл XII

- К нам за книгами ходила супруга Валентина Саввича и его друг, Юрий Данилович Вовк. Сам же он баловал своими посещениями редко — был домоседом и очень много работал. Когда Вероника Феликсовна тяжело заболела, книги Пикулю стали носить мы.

Писатель очень тяжело пережил смерть первой супруги: много пил, еще больше курил. Он очень хотел ее спасти: потратил много сил, нервов и почти все деньги. Но ничего не помогло, и ее не стало. Именно в этот, самый тяжелый, период жизни Валентина Саввича, когда вся работа была заброшена, в библиотеку пришла книга, которую писатель с большим нетерпением ждал: произведение шведского короля Оскара II - "Карл ХII", которое мы долго пытались заполучить. Я сразу же позвонила Пикулю, но он не подходил к телефону. Пришлось проявить настойчивость, чтобы вызвонить Валентина Саввича. В конце концов он решился поднять трубку. Я пригласила его зайти в библиотеку за книгой, Пикуль ответил, что очень плохо себя чувствует, и попросил занести "Карла ХII" домой.

Валентин Саввич действительно находился в весьма плачевном состоянии. От лица библиотеки я предложила взять шефство над ним: приносить еду, стирать, убирать. Пикуль ответил контрпредложением... выйти за него замуж.

Никаких ухаживаний не было. С мужем к тому времени мы расстались, хоть продолжали жить в одной квартире. У меня подрастало двое детей — 14 и 16 лет... Я призадумалась. Валентин Саввич выкурил одну сигарету, взял другую. Я сказала, что должна спросить у детей, если они отпустят — тогда согласна. "Поехали спрашивать", — бросил Пикуль. На такси мы подрулили к моему подъезду, и он сказал: "Жду полчаса, затем уезжаю. Но мне хотелось бы, чтобы ты там пробыла не больше 15-20 минут. Ничего из дому не бери. Мы все купим новое".

Так я начала новую жизнь, хоть не до конца выполнила просьбу Валентина Саввича: взяла из дома трехтомник Есенина и шеститомник Блока. Дети меня отпустили, но всю дорогу назад я проплакала.

... На второй день нашей совместной жизни Валентин Саввич выдал мне два чемодана писем, оставшихся неразобранными, с просьбой отсортировать и написать ответы. Это стало моей первой главной обязанностью. Пару лет назад самые интересные из этих писем, часть которых содержит замечания или конструктивные поправки, я издала отдельной книгой. Хотела, чтобы все увидели и поняли "кухню" писателя. Вторая обязанность выпала по специальности — подбирать нужные книги. Я же составляла библиографические и именные указатели, сортировала и подбирала книги для домашней библиотеки. Искала материалы для новых произведений Пикуля. Все разговоры с редакторами, издателями, рецензентами, журналистами, читателями тоже лежали на моих плечах.

Валентин Саввич был человеком широкой души и около сотни экземпляров каждой из своих книг рассылал читателям. В первую очередь — ветеранам Великой Отечественной войны и инвалидам. Им он не отказывал никогда. Почти каждое утро, идя на работу, я обязательно заходила на почту с пачкой бандеролей — очередными книгами Пикуля для самых преданных его читателей.

Ярослав ТИНЧЕНКО
"Ведомости" (из Риги)

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Украшения, по классу и уровню мастерства изготовления сопоставимые со знаменитой коллекцией "скифского золота", которая в настоящее время удерживается в Нидерландах, были обнаружены в Крыму во время археологических раскопок.

Археологи нашли в Крыму золотые суперартефакты
Комментарии
Общественная палата РФ: выдворение из Украины журналистки ВГРТК — нарушение международного права
Су-35 против "невидимок" США
Украина поглумилась над смертью Веры Глаголевой в "Миротворце"
Украина поглумилась над смертью Веры Глаголевой в "Миротворце"
Сто дней президентства Макрона, или Утраченные иллюзии Франции
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
США объявлены проигравшей сверхдержавой
Александр Новиков. Про Пугачеву, Киркорова, слизняков и жаб на эстраде
Россияне предлагают лишить Улюкаева собственности и отправить в тюрьму
Флот США к ядерному удару готов
Коварные англичане и троянский брекзит
Россияне предлагают лишить Улюкаева собственности и отправить в тюрьму
Торговая война США против Китая: милые бранятся?
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Коварные англичане и троянский брекзит
Воины-волки: зачем люди ели собак четыре тысячи лет назад
Общественная палата РФ: выдворение из Украины журналистки ВГРТК — нарушение международного права
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Тайный механизм работы "боевого наркотика" ИГ* раскрыли американские наркологи
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ