Автор Правда.Ру

Ирина Роднина: так хочется поверить, что все наши страдания остались в прошлом...

Одна из самых любимых женщин СССР — Ирина Роднина. Минута ее занятий с учеником стоила 2 доллара, а в свободное время она гоняла на своей машине на бешеной скорости... Тренировала она, в основном, зарубежных фигуристов:

- Конечно, предложения о сотрудничестве от российских фигуристов поступали. Но что значит работать с ними в Америке? Это — быть мамкой, нянькой, оформлять визы, документы... Я не такой свободный человек, как Тамара Москвина или Татьяна Тарасова, у меня двое своих детей. Мне они намного дороже.

Ее боготворили люди во многих странах мира. Следили за ее спортивной карьерой и радовались успехам. А результаты были потрясающими. Трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира, одиннадцатикратная чемпионка СССР.

Москвичка, девочка с Таганки, до школы одиннадцать раз болела воспалением легких, состояла на учете в туберкулезном диспансере. Ирины родители — папа военный, родом из Вологды, мама врач — нашли единственный и верный путь к выздоровлению дочери. В 1954 году привели Иру на каток, в парк культуры имени Прямикова.

Пятилетняя Ира каталась часами, постепенно окрепла и полюбила коньки. Ее первыми тренерами были чехи, которые работали по контракту с ЦСКА в 1963 году. А уже через год на Иру обратил внимание Станислав Алексеевич Жук, который сказал:

- Подобных ей нет!

В 1969 году Ира стала чемпионкой Европы. Через месяц — чемпионкой мира. В тот момент она работала в паре с Алексеем Улановым.

В 1972 году, в Саппоро, они выиграли олимпийские игры. А через три недели, за день до чемпионата мира, на тренировке Ира упала с поддержки, попала в госпиталь с сотрясением мозга и внутричерепной гематомой. На протяжении двух часов была без сознания. Многие утверждали тогда, что Уланов уронил ее специально, потому что в то время был женат на известной фигуристке, Людмиле Смирновой и, очевидно, хотел кататься с ней в паре.

Ире нравился Уланов, как любой женщине нравится красивый, умный, уверенный в себе мужчина. Расставшись с ним, она месяц не тренировалась. Лежала дома после сотрясения с головной болью. Читала Пушкина и слушала "Битлз" - ее любимую группу. И вдруг ей позвонил тренер и сказал:

- Я тут парнишку тебе нашел, приходи посмотреть.

С мая 1972 года у советских зрителей появились новые кумиры: Ирина Роднина и, никому еще тогда, не известный Александр Зайцев.

- Мне с ним было удобно кататься в паре. Я протягивала руку и не оглядывалась. Это потрясающее чувство! Не оглядываться. Даешь руку, а ее подхватывают. Всегда с тобой сила какая-то!

Спустя год, после того как Роднина и Зайцев стали кататься вместе, они победили на чемпионате Европы. Это были знаменательные соревнования. Впервые в истории фигурного катания за выступление было поставлено так много оценок "6.0". А через месяц Роднина и Зайцев стали чемпионами мира в Братиславе. Во время короткой программы оборвалась музыка... Но все-таки они победили.

Шел 1974 год. Отпраздновав свой день рождения, Ира ушла от Станислава Алексеевича Жука. Он был властным и грубым, а Ира — сильной и повзрослевшей... Своеобразный конфликт отцов и детей был неизбежен. Спустя много лет они встретились и все простили друг другу, но Ира предпочитает не вспоминать время, когда она тренировалась у Жука... И с новым тренером Роднина продолжала выигрывать.

В 1975 году чемпионат Европы и мира. А в 1976-м — олимпиада в Инсбруке. Да и последующие три года на всех соревнованиях Роднина и Зайцев были только первыми. Зайцев был влюблен в Ирину, и они поженились.

Двадцать третьего февраля 1979 года после восьми месяцев, проведенных в лежачем положении в больнице, у Родниной родился сын. Это был День Советской Армии, и Саша Зайцев-младший еще долго считал, что флаги на домах в этот день вывешивают в честь его рождения.

А ровно через год, в 1980 году, Роднина в очередной раз выиграла олимпийское золото и ушла из большого спорта. О ней пишут книги, ее рекорды фиксируются в Книге Гиннесса... Она начала работать в ЦК комсомола, затем старшим тренером в "Динамо", преподавала в Институте физкультуры...

Началась иная жизнь, отравленная завистниками и недоброжелателями, которые словно решили с ней расправиться за ее победы в спорте. Однажды от одного из своих коллег-тренеров она услышала: "Позвездила! Ну а теперь черпай дерьмо вместе с нами..." Кроме того, с земной жизнью наступили и земные, житейские проблемы в семье Родниной и Зайцева.

- Вы были верным мужем? — спрашиваю у Зайцева. — Когда почувствовали себя третьим лишним?

- Вскоре после того, как закончили кататься, Ира как-то пришла и сказала: "Я влюбилась".

- Никто не понимал, что я влюбилась, — сказала Ирина. — У меня испортились отношения с мамой, и до самой смерти она обижалась на меня.

Ириной дочери, Алене, шестнадцать лет. Алена — символ такой любви, о которой многие женщины мечтают всю жизнь... Она родилась в 1986 году. В том же году динамовское руководство предложило Ирине в полной мере испытать чувство материнства, и Роднина написала заявление об уходе с тренерской работы по собственному желанию...

Как можно решиться родить в тридцать пять лет?

- Это моя самая ценная медаль.

Отец Алены — серьезный бизнесмен. В 1990 году, когда из Американского международного центра по фигурному катанию Ирине пришло приглашение поработать, именно он настоял на отъезде. Ира не возражала, поскольку работа в Институте физкультуры не очень ее радовала, а отношение к ней в спортивной среде по-прежнему было сложным. Ира переживала...

- И в один прекрасный день мой супруг сказал: "Поехали. Я открою тебе другой мир". А какая бы женщина не поехала, если бы ей так сказали?

Счастье длилось недолго — всего год. И в один из дней с Ирой произошло то, что происходит со многими из нас — у ее мужа появилась подруга.

- Вообще реально простить измену, если любишь?

- Нет, если любишь, невозможно. Я всегда побеждала, а теперь училась проигрывать. Я много раз задавала себе вопрос: смогу ли пережить падение? И поняла: падение можно остановить, но рана остается...

Ира страдала полтора года. Муж пытался всеми законными способами отобрать дочь. А в Америке законы жесткие. Например, детей до тринадцати лет нельзя оставлять одних дома, без присмотра взрослых. Если нарушается этот закон, то воспитание детей суд поручает родителю, который способен обеспечить должный уход за ребенком. По настоянию Ириного мужа полиция контролировала ситуацию в доме Родниной, а дети оставались одни. Ире необходимо было зарабатывать деньги на жизнь. Их катастрофически не хватало, даже на школьные завтраки. Судебные процессы не прекращались, сил оставалось все меньше и меньше... И все чаще она ловила себя на мысли: "А зачем я живу?"

- Были такие моменты, когда хотелось сесть в машину и на полной скорости — с обрыва. Случалось, сидела одна и чокалась со своим отражением. Из этого состояния меня вывел Сашка. Он подошел ко мне как-то и сказал: "Мама, посмотри на себя, на кого ты похожа. Вся седая стала, некрасивая". Я встрепенулась, стала бегать, занялась собой. И вышла из этого состояния, победила.

Ее спасли дети и работа. В тот жуткий для Иры 1992 год в Международный центр по фигурному катанию приехали чешские спортсмены. Они захотели тренироваться только у Родниной. Радка и Рене, так звали чешскую пару, в 1995 году стали чемпионами мира. И у Родниной начался новый этап жизни. Она стала тренером с блестящей репутацией. И теперь уже американские коллеги с трудом переживали ее профессиональные успехи. Роднина работала по четырнадцать часов. Несмотря на дикую усталость, неплохо выглядела. Она окрепла физически, но душа болела невыносимо.

- Это было предательство со стороны человека, которого ты любила?

- Предательство. Даже не в отношении любишь — не любишь. Предательство было в другом, в человеческом плане. Если отношения в семье не сложились, мы оба виноваты. Но то, что мои дети страдали вместе со мной, я простить ни первому мужу, ни второму не смогу никогда.

Ирин повзрослевший сын Саша Зайцев с этого года — американский студент. Свекровь помогла Ире купить Саше машину — предмет зависти многих друзей. Саша не очень хорошо окончил школу, и поэтому Ире пришлось оплатить его обучение в колледже, но она ни разу не упрекнула за это сына, понимая, сколько ему пришлось пережить.

- Саша был ребенок, которого в Москве практически все знали. Такой "звездный" ребенок. Саша очень любил Зайцева. Сидел на подоконнике и ждал, когда он придет. Помню, как болезненно сын воспринимал моего второго мужа. Говорил: "Еще одного приведешь, я уйду из дома". За Алену я не волнуюсь, у нее есть отец, который ее обожает. А вот Сашка на мне. Я не имею права ни болеть, ни раскисать. Должна поднять его, поставить на ноги...

Сегодня Ира в порядке. Она подготовила чемпионов Америки среди юниоров в парном катании. И наконец добилась решения о строительстве "Ледового дома" ее имени — места, где могли бы отдохнуть люди и потренироваться фигуристы со всего мира.

- Какие ошибки ты бы сегодня уже не повторила?


- Не вышла бы замуж...

- Почему?

- Может, потому, что у меня было два неудачных эксперимента... Дело в том, что в молодости нам кажется, что вся жизнь впереди. Если даже ошибусь, то смогу все поправить, найти кого-то. Сейчас я уже думаю, что это где-то физиологически внутри нас. Мы защищаем себя от этих ошибок. Я уже не хочу больше никаких стрессов, никаких страданий.

Каждый раз, когда нас испытывает судьба, мы обращаемся к Богу — за что? И почему это произошло именно со мной? К сожалению, за все в жизни приходится платить... А за успех или головокружительную карьеру тем более. И в очередной раз так хочется поверить, что все наши страдания остались в прошлом...

Какой из ваших дней рождения вам больше всего запомнился?

- Две юбилейные даты. Когда мне исполнилось 25 лет и 50 лет. Когда мне исполнилось 25, шли съемки документального фильма "Трудное счастье Ирины Родниной". После съемок у меня была тренировка. Как только завершились занятия, в ледовый зал пришли хоккеисты моей любимой хоккейной команды — ЦСКА. У них тренировка была после нас — фигуристов. Но появились они в тот день как-то необычно торжественно. Вся команда — и игроки, и тренеры подходили ко мне, поздравляли, каждый говорил теплые слова, потом хоккеисты преподнесли мне букет гладиолусов. Цветов было двадцать пять, столько же, сколько мне исполнилось лет. И были они необыкновенно красивые и не просто большие, а громадные. Где их взяли хоккеисты, для меня остается загадкой. Ни до, ни после я никогда не видела таких удивительных гладиолусов. Я с большим трудом унесла их домой.

Свое пятидесятилетие я отметила в Москве. Суперпраздник устроила моя подруга Оксана Пушкина. Оксане удалось договориться в Культурном центре Украины на Новом Арбате, и на том торжестве было 150 человек. Все было великолепно организовано, была большая программа.

- В вашей богатой коллекции множество спортивных наград. Какая вам наиболее дорога?

- Мне очень трудно ответить на этот вопрос. Это то же самое, что спросить мать, какой ребенок ей больше дорог. Она не ответит. Каждая победа была выстрадана. В каждый успех была вложена душа. Чуть-чуть более запал в душу случай, когда выключили музыку и пришлось докатываться без нее. Еще Олимпиада-80 в Лейк-Плэсиде. Обстановка была ужасная. Шла война в Афганистане. Всех советских спортсменов принимали в штыки. Предыдущий год перед Белой Олимпиадой год я не выступала, у меня родился ребенок. В 30 лет не самая большая радость соревноваться с 18-летними.

- В последнее время спорт становится старше. Как вы к этому относитесь?

- Если быть совсем точным, с одной стороны, спорт становится старше, с другой — моложе. Не только в фигурном катании. Это относится ко всем видам спорта. Если спортсмен может держать форму, способен выдержать морально и психологически, то он может продолжать выступать.

- Вы ничего не сказали о физической форме.

- Для фигурного катания это не самое главное. Наш вид спорта — технический, и самое главное, как бы так выразиться, — "техника головы". Кто умнее, тот и выигрывает.

- С того времени, как вы выступали, многое изменилось. Что вам больше нравится?

- Мое мнение не имеет значения. Главное, чтобы были определенные правила. Если не будет правил в нашем, условно оцениваемом, виде спорте, где нет метров, секунд и голов, то все превратится в хаос.

Подготовила Елена Киселева

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Дизельные и газовые автомобили перестанут продавать в Германии
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Убедительность ФАС: на отмену роуминга согласились все сотовые операторы
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Кадровый резерв Владимира Путина
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
ООН: перехвачены два секретных груза из КНДР в Сирию
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
Практичнее некуда: самые-самые в 2017 году
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Снова Путин виноват? США заговорили о хакерах, столкнувших эсминец с танкером
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"