Вуди Аллен и его "никчемная" жизнь

После просмотра фильма "Вуди Аллен" (картина снята режиссером Робертом Б. Уайде) в голову приходит одна простая мысль: в каждом из нас живет маленький Вуди Аллен. Ну, может, не совсем в каждом, но в каждом мужчине точно. Хотя нет, не в каждом мужчине — в каждом творческом человеке. Или нет… Давайте сначала, все не так просто с этим фильмом.

Маленький человек, которого всегда одолевают сомнения, который одновременно ставит себя и выше других и ненавидит себя, который хочет быть больше окружающих его вещей, но у него не получается, который запутывается в женщинах, пытаясь сделать так, чтобы всем было хорошо, а в результате всем становится плохо. И все это — на фоне бесконечной трагикомедии жизни. Это очень простой и понятный современному человеку образ, и никто в кинематографе не реализовал его лучше, чем Аллен.

Разумеется, этот беззлобный и трудолюбивый ипохондрик, который сейчас похож на половину всех пожилых интеллигентов Европы, не может не вызвать восторга у всех, кто о нем говорит в рамках этого документального фильма, первого документального фильма о маэстро.

Картина очень четко структурирована, а потому смотрится легко и непринужденно: после небольшого вступления нас проводят по всей жизни Вуди, начиная с его рождения и заканчивая работой над новейшим сценарием для будущего фильма. Многих наверняка умилят детские фотографии будущего режиссера, который уже лет в пять, кажется, понял, что к чему. После нескольких историй из детства 77-летний Вуди Аллен (рассказывает о себе невероятно скучно и косноязычно) покажет зрителям то место, где он жил телом, и то место, где он жил душой — кинотеатр в Бруклине. Само собой, нас ждет объяснение того, как и когда Аллен Стюарт Кенигсберг стал Вуди Алленом, как стал стендап-комиком и затем попал в кино, начав еще в школе писать комедийные скетчи, и как сформировал свой фирменный стиль. Покажут нам и элементы его быта — рабочий кабинет со своей бессменной пишущей машинкой и разбросанными повсюду деталями от кларнета, на котором он частенько и успешно (кто бы сомневался) поигрывал.

Каждый этап сопровождается комментариями членов семьи, актеров, которые работали с ним, режиссеров и операторов, партнеров и кинокритиков. Среди кинодеятелей, которые с удовольствием поговорили с Уайде о Вуди, числятся звезды первой величины, от Оуэна Уилсона и Скарлетт Йохансон до Мартина Скорсезе и Шона Пенна. Ближе к концу нам даже покажут кадры со съемок фильмов "Ты встретишь таинственного незнакомца" (2010) и "Полночь в Париже" (2011), и мы увидим, что культовый режиссер, которого обожают все, кто с ними работает, до мягкотелости беззлобен, что актерам приходится чуть ли не уговаривать его заставить их переснять дубль. Престарелый режиссер, для которого делать меньше фильма в год просто немыслимо, так и не научился причинять людям дискомфорт.

Тем, кто больше интересуется работой мастера, а не его персоной, придется по душе доскональный разбор почти каждого из более чем 40 фильмов, с комментариями участников процесса и отрывками, которые могут послужить затравкой для многих будущих просмотров.

Впрочем, наверняка есть и те, кому хотелось бы узнать больше о его личной жизни. Например, о взаимоотношениях с женщинами — со своей матерью, оказавшей на него, вероятно, самое сильное влияние, с возлюбленными — Дайан Китон, Мией Фэрроу, Луизой Лэссер, Сун-И Превин.

Читайте также: "Оскар": ностальгия почти без скандала

Безусловно, этот документальный фильм не отвечает на все вопросы, которые могут возникнуть по ходу просмотра. Например, почему молодой Аллен, недовольный фильмом "Что нового, кошечка?", к которому написал свой первый сценарий и после которого решил больше никогда не отдавать свои тексты в чужие руки, в 1972 году доверился Герберту Россу, снявшего "Сыграй это еще раз, Сэм"? Однако даже самый требовательный киновед наверняка узнает что-то новое для себя. Например, тот факт, что в фильме "Мужья и жены" Фэрроу пришлось доигрывать в тот период своей жизни, когда она никогда и ни за что на свете больше не хотела видеть Аллена, потому что именно тогда она узнала о его романе со своей падчерицей Сун-И Превин — да-да, той самой, на которой сейчас Вуди счастливо женат, которая младше него почти в два раза и вместе с которой они растят троих детей.

В самом конце фильма 77-летний Аллен поставит жирную точку своим врожденным остроумием, выдав примерно следующую тираду: "У меня прекрасная жизнь, я снимаю фильмы, пишу сценарии, живу с прекрасной женщиной и детьми, многого добился. Но мне все равно кажется, что я где-то облажался!". Да, в этом весь Вуди и, повторюсь, такой Вуди есть почти в каждом здравомыслящем человеке. Талант всегда граничит с сомнениями, и главная задача любого художника — уметь реализовывать первое, отбиваясь от ударов второго, что у Вуди пока получается весьма успешно. Его новый фильм "Синий жасмин" с Кейт Бланшетт и Алеком Болдуином в главных ролях выходит уже этим летом.

Отметим, что ключевыми работами режиссера считаются фильмы "Энни Холл", "Манхэттен" и "Зелиг". "Энни Холл" — поворотный момент в карьере Аллена, самый обласканный и оскароносный фильм режиссера (статуэтки за фильм, сценарий, лучшую женскую роль (Китон), лучшую режиссуру). Начиная с него, Аллен начал практиковать свой фирменный стиль: смешно рассказывать о сложных, порой даже трагичных взаимоотношениях людей друг с другом и с самим собой.

"Манхэттен" демонстрирует великолепную актерскую игру Вуди в рамках привычного для него образа. Это особо заметно в последней сцене с Мэрил Хемингуэй (заслуженно получившей номинацию на "Оскар" за роль второго плана), где во взгляде главного героя впервые появляется ясность и уверенность в том, что он делает.

В "Зелиге" режиссер уже не в первый раз за карьеру реализовал идею снять художественный фильм под видом документального. В неполные 80 минут режиссер умудрился вставить не только ряд первоклассных шуток и трогательную историю любви психиатра и ее пациента, но и грандиозный побег на самолете из фашистской Германии. Картина посвящена человеку-хамелеону, который копирует не психическое, а физическое состояние тех, с кем он рядом — вплоть до смены цвета кожи и разреза глаз.

Читайте также: Вуди Аллен на языке оригинала

В 2007 году итальянские психиатры обнаружили несколько примеров поведения, аналогичного реакции Зелига, правда, исключительно на психологическом уровне, и теперь они думают назвать синдром в честь Аллена. Для киноманов, которые в восторге от его работ, синдром Вуди Аллена — это что-то совсем другое. И Роберту Байде в целом удалось разгадать закадку синдрома Вуди Аллена.

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Скандально известной судье Краснодарского краевого суда Елене Хахалевой велено писать заявление об отставке, заявил в своем очередном видеообращении бывший судья Хостинского районного суда города Сочи Дмитрий Новиков.

СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
Комментарии
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
США попались на передаче данных о российских войсках террористам
Восемь научных трюков для превращения в профи
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
Эксперт объяснил панику вокруг конца света 23 сентября
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Президент Трамп ужесточил санкции против Северной Кореи
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Еще одна учительница сядет за секс с учениками. Пожизненно
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
СМИ: какие "топовые" банки ждет банкротство
Чонгарская вышка вместо украинской пропаганды транслирует передачи из России
Чонгарская вышка вместо украинской пропаганды транслирует передачи из России
Русский язык в Татарстане: проблем нет. Или есть?
"Яблоко" предлагает России смириться
Еще одна учительница сядет за секс с учениками. Пожизненно
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой