Карен ШАХНАЗАРОВ: "Кино в СССР было хозрасчетным"

Генеральный директор "Правды.Ру" Инна Новикова побывала в гостях у известного российского и советского кинорежиссера, продюсера, сценариста, генерального директора "Мосфильма" Карена Шахназарова. Он рассказал о коммерческой стороне советского и современного кино. Как ни парадоксально, в СССР фильмы были гораздо более финансово успешными, чем в нынешних рыночных условиях. Что государство делает не так? Какой должна быть культурная политика и экономические условия в сфере искусства? Как регулировать вопросы авторских прав и использования интеллектуальной собственности?

Была неприятная история с фильмом "Левиафан". Есть еще масса антироссийских фильмов, которые сняты на бюджетные деньги. Правильно ли построены взаимоотношения нашего государства с нашим кинематографом? И должно ли кино быть, по крайней мере, самоокупаемым, а не дотационным?

Государство само выстраивает такую культурную политику. Конечно, наш кинематограф должен быть более рентабельным, каким-то образом с рынком работать. Парадокс состоит в том, что советское кино, существовавшее во внерыночной стране, было рентабельно. Я сам работал в советском кино.

Это было рентабельное кино: порог окупаемости был, по-моему, 14 миллионов зрителей. Сейчас миллион, три миллиона зрителей — великая победа. А тогда 14 миллионов зрителей — это было еще не очень хорошо. Значит, только-только себя окупили. Это при том, что тогда цены на билеты в кинотеатр были дешевле.

В том, что сегодня российское кино вообще нерентабельно, нельзя упрекать лишь кинематограф. Задача государства — выстроить правильную систему взаимоотношений в каждой отрасли. А пока что все сводится к тому, что государство просто дает деньги, и отсюда потом возникает вопрос: как, мы даем деньги, а вы?… Я говорю: хорошо, не давайте, но организуйте какую-то правильную систему поддержки кино.

Тридцать лет назад поход в кино был частью большой советской культуры, и не только советской. Это было популярное досуговое мероприятие. Сегодня же, с развитием телевидения, видео, интернета, огромное количество фильмов можно легко посмотреть дома.

Согласен. Но рассмотрим вопрос с другой стороны. В советское время кинематографисты работали только с кинопрокатом, телевидение государство сразу забирало себе, с нас не спрашивали никаких телеприбылей. Сегодня мы можем продавать свою продукцию на телевидении. То есть появились конкуренты, но есть и определенные выгоды.

Интернет — это колоссальный рынок, которого в советское время не было. И у кинематографистов не было возможностей получать прибыли ни с телевидения, ни с Интернета, мы могли работать только с кинопрокатом. Поэтому когда говорят, что сегодня другие условия, я отвечаю: да, но они изменились и в этом смысле. С одной стороны, сузились возможности, а с другой — они намного расширились.

Насколько серьезна проблема соблюдения авторских прав, использования чужой интеллектуальной собственности, в том числе "Мосфильма"?

Проблема острая. Безусловно, в последнее время получше стало, определенные сдвиги есть. С Интернетом уже можно как-то работать и что-то зарабатывать. Однако окончательно до сих пор не решен этот вопрос. У нас все равно слишком либеральные ограничения и бесконечная демагогия по поводу того, что "вы нас лишаете этого в Интернете, мы хотим смотреть фильмы".

Никто же не думает, отчего, например, в магазине не дают бесплатно помидоры. Но почему-то считается, что кино получить даром можно. Или та же демагогия по поводу советского кино. Вот "Мосфильм" владеет коллекцией советских картин, и мы без конца с этой демагогией сталкиваемся: мол, это принадлежит народу… Хотя это чаще говорят как раз люди, которые родились и выросли уже после распада Советского Союза.

Я могу сказать про советское кино, потому что я его делал, имел честь работать в советском кино. Мало кто понимает, что система производства советского кино была совсем не такой экономически волюнтаристской, как сегодня представляется. Это совсем не так. Там была довольно стройная и по-своему разумная экономическая система. Поэтому все картины принадлежат студии.

Студия брала кредиты, а не просто государство давало деньги на производство фильма. И если государство в лице Госкино эту картину потом не принимало, то этот кредит оставался висеть на студии. Конечно, студию никто бы не дал разорять, но тем не менее это означало отсутствие премии и еще массу проблем.

Есть такая плашка в начале многих советских фильмов: "По заказу Госкомитета по телевидению и телерадиовещанию"…

Телевидение когда делало, оно и оплачивало. А если фильм делала студия, Госкино принимало сценарий, его представители студии говорили: вот эту картину мы купим. Тогда студия брала деньги в банке, потом студия приносила готовый фильм. Если Госкино принимало картину и оплачивало, то "Мосфильм" и студия погашали кредит.

Проблемой становились так называемые полочные фильмы, в которых усмотрели какие-то идеологические проблемы. Фильм Аскольдова "Комиссар", например, был полностью закрыт. Госкино отказывалось принимать, и студия не могла вернуть деньги, возникал долг, были проблемы.

А была какая-то зависимость: сколько денег потрачено, насколько фильм окупился?…

Это стимулировалось, конечно. И авторы получали. У меня были три достаточно коммерчески успешных картины: "Мы из джаза", "Зимний вечер в Гагарах" и особенно "Курьер". Мы очень много заработали, по советским меркам. Потому что эти картины собрали порядка 50 миллионов зрителей. А порог окупаемости был 14, рентабельность — 17 миллионов зрителей.

За каждый лишний миллион авторам платили. И продажи за рубеж считались по каждой стране. Если ваша картина, к примеру, в десять стран продана — это еще 2,5 миллиона зрителей, в 20 стран продана — плюс пять миллионов. В советское время стимулировалось это. И ты понимал, что если у тебя пошла картина, ты можешь заработать.

Окупаемость фильма может свидетельствовать о его качестве? В адрес фильма "Сталинград" было очень много критики. Еще живущие ветераны в слезах, в ужасе, историки были крайне возмущены. А продюсер сказал: нас это не волнует…

В конечном счете, качество фильма проверяется только временем. Не призами и даже не быстрым успехом у зрителей. Хотя кино, вообще-то, очень быстро умирает, но есть картины, которые существуют десятилетия. А в основном, кино как газета — прочитал и выбросил. Большинство фильмов посмотришь — нравится фильм, потом думаешь, что вроде его уже видел, и выясняется, что смотрел всего год назад, но уже настолько забыл, что как заново смотришь.

Это не очень хорошее кино. А есть фильмы, которые остаются в памяти, волнуют, производят впечатление и даже в какой-то степени формируют мировоззрение. Вот такое кино — очень высокого класса. Его, конечно, мало всегда. Но оно проверяется временем. На мой взгляд, количество зрителей — совсем не показатель качества кино.

Бывают очень посредственные картины, у которых по тем или иным причинам получается очень много зрителей. К сожалению, очень часто зрителя можно привлечь самым незамысловатым способом. Человек так устроен, что это не есть показатель искусства. Награды тоже — мнения могут не совпадать. А вот время все-таки более важно. Бывают старые картины, но их до сих пор смотрят. И ты понимаешь, что это не просто так.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Творцы и гранты

Карен ШАХНАЗАРОВ: "Истинное кино только начинается"

Карен ШАХНАЗАРОВ: "Нам не страшна цензура"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Карен Шахназаров о хорошем кино, цензуре и туалетах

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"
Почему не стоит бояться военных маневров США и КНР — Виктор МУРАХОВСКИЙ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
За верность мужу женщину насиловали вчетвером
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Ученые: новый препарат вылечит от гепатита В
Немыслимое: арабы и евреи Ближнего Востока задумали "семейный бизнес"
Жириновский предложил продлить срок работы президента, но ограничить его одним сроком
День флага России отметят в соцсетях
Опять молочница. Есть ли эффективные средства лечения?
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Средство от надоедливой жены – ртуть в сапоги