Автор angelina_f

Мода на фильмы о Второй мировой охватила Европу и Америку

И все дело в том, что необычайно много видных актеров взяли на себя груз воплощения Второй мировой войны - одного из наиболее тяжелых эпизодов нашего прошлого.

Дэвид Тьюлис сыграл коменданта лагеря смерти в фильме "Парень в полосатой пижаме", а Уиллем Дефо - подобную роль в новой работе Пола Шрейдера "Воскресшем Адаме".

В "Читателе" Стивена Долдри, поставленном по мотивам бестселлера Бернарда Шлинка, Кейт Уинслет играет охранницу концлагерей, которой впоследствии предложили в некотором смысле еще более захватывающий род деятельности.

Том Круз, звезда "Валькирии" Брайана Сингера, а в фильме полковник Краус фон Штауфенберг, носит униформу третьего рейха, но не считает себя настоящим "наци", скорее - немецким офицером-патриотом, и участвует в заговоре с целью убийства Гитлера.

Главный персонаж "Воскресшего Адама" (Джефф Голдблам) в недавнем прошлом выступавших в берлинских ночных клубах, оказывается в концлагере. Фильм чем-то отдаленно напоминает "Полет над гнездом кукушки", хотя ужасов в нем даже больше, чем в шедевре Формана.

А в "Вызове" Дэниэл Крейг превращается из Джеймса Бонда в Тувию Бельски - реально существовавшего руководителя группы еврейских партизан, которые боролись с немцами в лесах Белоруссии.

Если говорить о европейских кино на тему нацизма и Холокоста - то самые популярные из них "Фальшивомонетчик" и "Черная книга" - вышедшие почти одновременно с американскими "Секретом" и "Однажды ты поймешь".

Впрочем, почти одновременное появление всех этих фильмов поразительно, так что можно смело приходить к выводу, что в начале XXI столетия в культуре Европы и США - то есть, на экранах и книгах описывается великая общечеловеческая травма середины XX столетия.

И количество мемуаров, романов, документальным и художественным фильмам, относящихся к Второй мировой войне в целом и отдельным ключевым ее эпизодам, например, Холокосту, превосходит все книги на другие исторические (и не только исторические темы), в то время как количество такого материала ставит неудобные вопросы. Почему их так много? И почему сейчас?

Из моральных императивов, провозглашенные после трагедии, например, европейских евреев – «Никогда не забыть» и «Никогда снова», кажется, следует, что история о Холокосте должна воспроизводиться на экране вновь и вновь.

И все-таки, кажется, многие исследования, документация, строительство мемориалов и музеев, написание книг и сценариев – неважно, насколько скрупулезных и исчерпывающих, иногда кажется частичным, неадекватным и запоздалым.

И трагическое предвидение неэффективности всего этого способствует созданию все большего и большего количества материала.

Вскоре после войны немецкий искусствовед и социолог Теодор Адорно заявил, что «писать поэзию после Аушвица – варварство». Эта цитата часто использовалась как довод в пользу того, что события Второй мировой войны не поддаются описанию словами или картинами - ничего нельзя сказать об этом экстраординарном, несравнимом факте геноцида.

Одна эти события все-таки породили произведения искусства - и многие и них, особенно написанные (или поставленные) вскоре после войны - стали настоящими шедеврами.

Однако если Вторая мировая война и Холокост могли вдохновить на великие произведения искусства, он может бытьтакже полем для эксплуатации, претензий и вульгарности.

Аура, которая все еще окружает эту тему, приводит к созданию множества мелочно-сентиментальных фильмов и книг. В таких типовых фантазиях на тему непременно задействована запретная любовь и ряд других сюжетных штампов. А авторы защищают свои творения от критики напускной серьезностью и пиететом. Хватает в этой сфере и самого настоящего китча - и тут уж ничего не поделаешь.

Кейт Уинслет как-то сказала: «Я заметила, что если вы сделаете фильм о Холокосте, вам гарантирован Оскар», Она шутила, конечно, но в этой шутке есть частичка правды. Почему еще вы предполагаете, что все фильмы, написанные в начале этой статьи, включая «Читателя» с участием самой Уинслетт, выходят к ноябрю и декабрю? Ведь не в честь же еврейского праздника Ханука!

Впрочем, может, дело и не только в надежде на «Оскара». Выпуск фильма в «высокий» киносезон может произвести больше впечатления. А если уж всех режиссеров так волнует тема Второй мировой войны, то и глубокое погружение в историю.

И несмотря на весь интерес Голливуда к событиям 1930-40 годов, для американской аудитории фильм о Второй мировой войне сейчас более или менее эквивалентен вестерну, боевику или какому-нибудь фильму о рыцарской эпохе.

Для европейцев война - не просто недавнее прошлое, это почти настоящее. Поэтому кино для них - это возможность пережить эти события заново, а значит, действительно приблизиться к тому, чтобы они больше никогда не повторились.

Читайте еще в разделе "Культура".

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Мяч, подаренный Путиным Трампу, проверят
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Посол объяснил, почему Москве не очень интересна Варшава
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Посол объяснил, почему Москве не очень интересна Варшава
Новый мировой порядок Европы - вызов России
Британцы назвали советских солдат "пожирателями" скакунов
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Брюсу Уиллису не придется спасать планету
Сталинград стал заложником противоречий

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России