Автор Правда.Ру

Про любовь и тёткины прихоти

Удивительно как мы меняемся: прямо на глазах. Экранизация повести Сомерсета Моэма "Театр" с Вией Артмане и Иваром Калныньшем какие-то четверть века назад порождала у массовой телеаудитории волны умиления и восторга. Вследствие вечной своей закрытости, быть может, мы оставались девственно театральной страной. Драма старой актрисы изложена была максимально целомудренно, а осуждение юного карьериста было, пожалуй, антикапиталистически избыточным.

В первых рецензиях на новую экранизацию того же "Театра", сделанную великим Иштваном Сабо вместе с замечательными британскими и американскими актерами сквозит трудно сдерживаемая ирония. Фильм вышел в российский, ограниченный (американской комически-лирической поточной штамповкой) прокат в канун Нового года.

Ох, уж эти полутона европейского кино, изящество мизансцен, взгляды и вздохи. Престарелую актриску потянуло к молодому бухгалтеру, американчику, решившему сделать карьеру. Она свое получила, он с ней расплатился, а потом она его юной любовнице отомстила... И все. Нам ли, наблюдавшим подъем родного капитализма, смущаться от аморальных подробностей? Очевидно, что их "элитный" мир только из таких подробностей и состоит. Что щеголять ими — это особое искусство. Никакой иной карьеры и быть не может, за что же еще публика и любит "звезду" - помимо сцены и экрана — как ни за "слабости"?

Вот и Аннет Беннинг критики наши поспешили обвинить в покушении на Оскара — за лучшую женскую роль, Джереми Айронсу - напомнить о недостаточной мужественности, Шону Эвансу - юному бухгалтеру — о примитивности. Но, кажется, все эти критические инвективы больше говорят о нас, чем о Моэме , Сабо и довоенной Британии.

Получается, что всерьез нельзя теперь относиться к упрекам в нарушении светских приличий. Нет таких приличий. Разве можно упрекать театральную или какую-нибудь "попсовую" музыкальную диву в откровенной скупке молодых красавчиков? Разве можно обвинять юную стервочку, едва промылившуюся на приличную сцену, в соблазнении стареющих львов, пусть и одновременно с покушением на юных карьеристов? Какая, в сущности, все это ерунда, какое болезненное лицемерие. Особенно, на фоне теле- и кинострастей - наших и ненаших — с реками крови,. Особенно в нашу — совершенно новую, открытую всем ветрам эпоху?

Да, мы понимаем: "Театр" - это диетические времена, два года до новой мировой войны, да и вообще, опереточный сюжет легко выдать за вневременной. Что же мешает отмахнуться от Моэма и романтики, осторожно восстанавливаемой Иштваном Сабо, как известно, много и подробно рассказывавшего в кино о временах последующих, стремительно наступивших, антиромантических, фашистских? О человеческом, быть может, жалком, но скорее, отчаянно великодушном противостоянии тотальному самоуничтожению.

Как называется спектакль, концовку которого на ходу, на премьере перекраивает великая актриса Джулия Ламберт ? "Новые времена" настают. Смена поколений грядет, и юные бухгалтеры, и новые зубастые дивы скромно, но последовательно начинают отвоевывать чужое... А следом за ними идут новые и новые — бухгалтеры, клерки, дивы, не просто пренебрегающие этическими нормами или дурацкими светскими правилами, а уже и не видящие их. Что за хрень? Убрать и протереть — никаких пятен.

Почему — Театр? Вы видели современную нашу театральную публику? Нет, не на хитах сезона, где, например, пожилой котообразный дядечка, в прошлом, хороший актер, а теперь хозяин театрально-художественного вертепа корчит рожи на радость толстокожей публике. Просто на спектаклях — драмах, комедиях, трагедиях. Замирающая и взрывающаяся аплодисментами, заливающаяся слезами и закидывающая букетами, ну как — в этом самом кино Иштвана Сабо. Порок наказан, добродетель торжествует, злодей посрамлен. Театр как этическая модель правильной жизни — вот что самое интересное. Очень консервативная, очень простая, но потому и вечная модель. И все ее составляющие: режиссер-тиран, актрисы-интриганки, актеры-самодовольные болваны, суфлер-неудавшаяся звезда, вороватый театральный администратор и пьяноватый театральный буфетчик...

Все может быть и так, но вместе, но при свете рампы, но эта кафедра... Булгакова перечитайте , в конце концов, "Театральный роман", чтобы вспомнить "из какого сора..."

По сцене, опустившейся до уровня непритязательной публики, конечно же, может расхаживать полуголая девица или кувыркаться пара карликов... Но тогда это уже — не театр.

Героиня фильма, актриса Джулия Ламберт потеряла ориентиры, зашла в тупик, растерялась. Это можно назвать кризисом возраста, можно считать дамской прихотью, как угодно — всем равно сама героиня суровее всех себя и накажет. Сначала освободившись от сковывающих цепей или сорвавшись с них — в объятья молодого любовника, а потом вернувшись к служению — от пошлости грубеющего на глазах мира. Никакого выбора нет, только одиночество и тени прошлого, и голос искусства — внутри. Истаял он, замолчал и тогда — надо ли жить?

Что рассказывать про любовь , про слезы без мешков под глазами, про ревность к молодости и мудрость старости? Что толку мстить новым временам за то, что они неизбежно наступают? Не лучше ли держаться прежних времен, не изменяя им? Вот и вся простенькая мораль, почерпнутая из фильма Иштвана Сабо.

Теплый пол сцены, пыльный запах занавеса, горячий свет рампы и загадочная тьма безмолвствующего зала. Откуда берется трепет перед этим? Как объяснить, что дело вовсе не в теткиных прихотях, не в климаксе, не в лишних складках на животе и проклятых собачьих щечках? Дело в ежедневных, быть может, тщетных попытках объяснить публике правила жизни. Грешной, смешной , неуклюжей , но очень чистой. Объяснять и самой же следовать — невыносимо, мучительно, тяжко . Но с этими правилами есть у нее и у нас надежда — не пропасть.

Алексей Токарев

Фоторепортажи смотрите на NewsTeam:

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов