Рождество Юровского и Баха

Рождество для московских меломанов началось в этом году заблаговременно. В Большом зале столичной консерватории была исполнена половина «Рождественской оратории» Иоганна Себастьяна Баха (1685–1750) Российским Национальным оркестром (художественный руководитель и главный дирижер – Михаил Плетнев) и Камерным хором Московской консерватории (художественный руководитель и дирижер Борис Тевлин). Дирижировал один из самых талантливых молодых дирижеров мира Владимир Юровский. Сегодня он руководит Глайндборнским оперным фестивалем и Лондонским филармоническим оркестром.

Среди огромного кантатного баховского наследия только три сочинения названы ораториями: «На Вознесение Христово», «Рождественская» и «Пасхальная». Они состоят из нескольких кантат и в лютеранском церковном обиходе исполняются каждая в один из дней праздников. Так «Рождественская оратория», включающая шесть кантат, исполняется обычно три дня до праздника и три – после. Москвичи услышали три первые кантаты оратории.

Исполнение баховского шедевра воистину было великолепно. И, прежде всего благодаря Владимиру Юровскому. Дирижерский жест был столь же предельно экономен, сколь и почти незаметен, но при этом изумительно точен и понятен слушателям. Более того, Юровский доказал, что барочную музыку могут исполнять стилистически точно не только так называемые аутентисты - на струнных инструментах с жильными струнами - но и музыканты на современных инструментах.

Специально приглашенная специалистка в области аутентичного исполнения скрипачка Маргарета Фолтлесс достигла именно аутентичного эффекта на современных металлических струнах. Безукоризненно точен был и квартет вокалистов: сопрано Дитта Андерсен (Дания), контртенор Кристофер Эйнсли, тенор Марк Уайлд (оба – Великобритания) и бас-баритон Штефан Логес (Германия).

Примечательно, что последние трое пели в церковных хорах. И хотя чисто вокальные – небольшие – трудности в начале исполнения у них все же были – все же быстрые перемены климата на голосах не могут не сказываться. А современные темпы концертно-оперной жизни не дают возможности нормальной акклиматизации - но со второй кантаты все звучало идеально чисто.

Рождество Юровского и Баха
Рождество Юровского и Баха
Особенно тепло принимали контртенора Кристофера Эйнсли, что исполнял альтовую партию и удостоился персональной овации. Особо стоит отметить исполнение им арии «Schlieβe , mein Herze , dies selige Wunder» (Сердце мое, сохрани это чудо…№31) из третьей кантаты.

Как всегда великолепен был и Камерный хор московской консерватории, также продемонстрировавший стилистическую точность, легкость и прозрачность звучания, отчетливо чувствовалась колоссальная руководителя хора – Бориса Тевлина.

Ну а органная партия, исполненная Ольгой Филипповой на органе-позитиве, внесла еще одну тонкую и прозрачную краску в музыкальную фреску Баха. Кстати, то, что к третьей кантате орган «поплыл» и стал звучать слегка фальшиво исключительно из-за неизбежного повышения температуры в зале - ответ тем слушателям, которые сетовали, что не прозвучали все шесть кантат, входящих в ораторию. Это тяжело не только музыкантам, но даже и барочным инструментам, о чем сказал после концерта и сам Владимир Юровский.

В то же время стоит отметить в коллективе РНО блестящих солистов, причем в разных оркестровых группах. Это и виолончелист Александр Готгельф, исполнявший вместе с органом партию basso continuo для певцов-солистов в речитативах. Это и духовики: трубач Владислав Лаврик, флейтист Константин Ефимов, гобоисты Виталий Назаров и Ярослав Бобровский, исполнившие партии очаровательного и специфического по тембру барочного гобоя д’амур, очень часто встречающегося в партитурах И.С. Баха, и фаготист Андрей Шамиданов.

Вообще весь камерный состав РНО показал, что этому коллективу под силу исполнение музыки самых разных стилей, в том числе и барочной, что далеко не всегда демонстрируют даже и профессиональные камерные коллективы, казалось бы, специально созданные для исполнения такой музыки. Пронзительно-проникновенное звучание Sinfonia (№10) – инструментального вступления ко второй кантате - лишнее доказательство класса РНО.

Наконец, приятно было, что в буклете, изданном к концерту, были не только биографические данные всех главных исполнителей и коллективов, но и русский текст оратории, блистательно переведенный с немецкого языка заведующим кафедрой истории музыки Московской консерватории им. П.И. Чайковского профессором Михаилом Сапоновым.

Читайте еще в разделе "Культура".

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен