Не остаться бы с носом

В юбилейный год Николая Васильевича Гоголя самый богатый (согласно рейтингу журнала "Форбс") россиянин Михаил Прохоров, точнее его благотворительный фонд, учредил новую литературную премию "НОС".

Об экстравагантных поступках скандально известного российского олигарха, который то отличится куршевельским загулом, то - не менее фривольными гуляниями на палубах легендарного крейсера революции "Аврора", устроенными по случаю выхода журнала "Русский пионер", сказано немало.

Можно, конечно, поерничать на эту тему. Почему "Аврора", а не Зимний дворец? Если уж гулять, так гулять. А если уж поражать воображение олигархическй тусовки, то куда более эффектно смотрелся бы такой вот "пир во время кризиса" в казематах Петропавловской крепости.

Но темой моей сегодняшней колонки являются не "светские шалости", а размышления о том, кому и зачем в России нужны литературные премии. Скажем так: к истории с пропавшим носом майора Ковалева прохоровская премия "НОС", которая расшифровывается как "Новая Словесность", имеет весьма опосредованное значение. Просто замечательно все совпало и с гоголевским юбилеем, и гоголевским "Носом".

Почему бы и не упомянуть всуе имя классика. Так чем же эта новая литературная премия будет отличаться от двух десятков других национальных премий?

Как объявили учредители: "Главная особенность премии "НОС" – открытость процесса принятия решений. Непременным условием работы жюри является необходимость публично аргументировать выбор финалистов и победителя в рамках ток-шоу в присутствии и при активном участии журналистов, литераторов и культурной общественности".

Ток-шоу - очень "свежее решение". Вероятно, все это будет похоже на интеллектуальные посиделки в программах Александра Гордона "Закрытый показ", где "арт-хаусные" фильмы горячо обсуждаются киноведами, кинорежиссерами и другой культурной общественностью.

И пусть они говорят себе сколько угодно, как и в другом, куда более популярном в народе, ток-шоу. Вердикт жюри уже вынесен, финалисты и победитель определены. "Активное участие журналистов, литераторов и культурной общественности" в уже принятом решении ничего не изменит.

Именно этот факт, что победителя определяет не читатель, а жюри, ставит "НОС" в один ряд с другими национальными литературными премиями России, которая, начиная с 90-х годов, давно уже опередила все мировые державы, по их количеству.

Если у американцев, англичан, французов и "всяких прочих шведов" четыре-пять национальных премий, то у нас их число уже превысило два десятка. Означает ли это невиданный расцвет русской литературы на рубеже двух тысячелетий? Неужели в российской словесности наступил "бриллиантовый век"?

"Серебряный век" своей культуры Россия пережила в конце XIX – начале XX веков. Это было время Толстого и Чехова, Бунина и Куприна, Ахматовой и Цветаевой, Блока и Есенина. А вот каких-то громких литературных премий той поры не припомню.

Нисколько не хочу обижать современных писателей и поэтов, но среди лауреатов "Большой книги", "Русского Букера", "Национального бестселлера" мне трудно найти фигуру, сопоставимую по масштабу своего творчества с гениями Серебряного века. Какими критериями руководствуются жюри всех этих премий при определении победителей? Как договариваются между собой? Тайна сия велика есть!

Нашел одну замечательную дефиницию литературных премий: "Генетически восходя к королевскому меценатству и аристократическому покровительству (патронажу), призам в состязаниях трубадуров и менестрелей, сезонным празднествам в той или иной местности ("Цветочные игры"), литературные премии как разветвленная общественная институция относятся уже к новому и новейшему времени.

В полной мере они развиваются в условиях литературного рынка, когда вокруг словесности складывается сложная сеть интересов и взаимодействий различных групп, возникают особые роли и ролевые стратегии издателя, книгопродавца, критика, журналиста, разворачиваются литературная полемика и борьба".

Сегодняшнее лауреатство – плод сложнейших интриг, в первую очередь, среди издателей, затем критиков и журналистов, и потом уже писателей, которых временами тоже приглашают в жюри. Книжный рынок требует от издательств "бренды".

Лауреат литературной премии – по задумке должен бы стать таким "брендом". Поскольку вручение литературной премии – это событие. Но вот что интересно: книги лауреатов наших литературных премий далеко не всегда востребованы читательской аудиторией. Кто у нас сегодня "бренд" на книжном рынке?

Виктор Притула: Не остаться бы с носом
Виктор Притула: Не остаться бы с носом

Бесспорные "бренды" - Донцова и Акунин, которых никому и в голову не приходило номинировать хотя бы на одну из многочисленных литературных премий. Потому что их книги – "пальп фикшн".

Есть среди книжных "брендов" Людмила Улицкая и Дмитрий Быков. Но не потому, что они стали лауреатами премии "Большая книга", а скорее в силу телевизионной раскрутки. Читать их модно, как и "романы" Оксаны Робски.

Что же до множества других лауреатов, среди которых есть по-настоящему талантливые писатели, то они больше известны узкому кругу читателей и на книжном рынке погоды не делают. Для нас - это такой литературный "арт-хаус".

Но именно они определяют лицо современной русской литературы на международных книжных ярмарках и салонах. Именно по их книгам судят о духовном состоянии нашего общества. И потому пусть победителей наших престижных литературных премий все-таки определяет компетентное жюри, а не рейтинги книжных продаж.

В противном случае потомки станут говорить о культуре нашей эпохи как о "макулатурном веке". А настоящая русская литература может остаться с носом.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Американец заморозит всю свою семью, чтобы "проснуться" в будущем
Рогозин заявил о "моральном праве" России зарабатывать на Сирии
Почему россияне не хотят работать дворниками и таксистами
Донабор в ОНК: Зачем Общественная палата позорится на всю страну?
Порошенко как Сталин: на Украине появятся военные суды
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Россия хочет пустить поезд до Вьетнама
"Даже не надейтесь!": ЕС не собирается принимать Молдавию в свои ряды
Вопрос дня: предатель ли хозяин Telegram Дуров?
Bloomberg прогнозирует "страшные потрясения" для России
Пенсионный фонд не нашел в России бедных стариков
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Власти России признали - санкции введены навсегда
Пенсионный фонд не нашел в России бедных стариков
Яков Кедми: Почему русские скрывают свою историю
Закавказский тупик: что делать с "бездорожьем" между Арменией и РФ
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Пенсионный фонд не нашел в России бедных стариков
США опять попробуют указать место России
Варшава: "Северный поток-2" - смерть для Украины

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры