Куда уходит наше культурное достояние

За стингеры сегодня платят Рафаэлями

6:20

Война — не лучшее время для коллекционирования предметов искусства. И не важно, какая она — местечковая, межгосударственная или мировая. Главное, что национальное наследие остается в руках оккупантов или в руках террористов, которые могут продать за бесценок своим "бенефициантам" мировые шедевры за пару стингеров.

Это было в годы Второй мировой, когда шедевры Рафаэля или Микеланджело оказывались в музеях США, в годы попыток развалить Сирию или Афганистан — предметы шумерской культуры также оказывались в частных коллекциях США. Сегодня "золото скифов" из Крыма тоже на Западе. А сколько по наводке стран НАТО разворовано в музеях постсоветской России.

Власть в роли Остапа Бендера

Сегодня на Западе это воровство легализовано. Уже к началу создания Евросоюза по указке от чёрных коллекционеров США (пока на них за 200 лет не падала ни одна бомба) началась либерализация правил вывоза культурных ценностей. А это, как отмечали специалисты, наносит уже значительный урон культурному наследию многих стран Европы. Как уже говорилось, за стингеры платят не только гривнами, но и Рафаэлями.

Конечно, прошли столетия, но периодически Греция поднимает вопрос о возвращении Англией варварски выломанных из Парфенона плафонов и кариатид. Иран, Египет и Ирак требуют вернуть похищенные американскими и английскими оккупантами в разное время предметы исторического наследия. Немало таких жемчужин русской старины хранится в той же Швеции, они были похищены из Кремля в "смутные времена". А если вспомнить ещё и гитлеровскую оккупацию... Это очень много.

Но вот теперь в Евросоюзе уже разрешено государству продавать предметы старины, которые приносят деньги проворовавшемуся и бездарному правительству, отставляя с носом национальное достояние. Шестой герцог Бедфорд в 1814 году был настолько заворожён "Тремя грациями", которых изваял известный скульптор Антонио Канова, что приказал поставить около скульптуры несколько свечей, усиливающих эротическое воздействие. Шум вокруг этого шедевра появился тогда, когда английское правительство решило продать скульптуру из лондонского музея Виктории и Альберта американскому музею Гетти. Евросоюз на заокеанские деньги исправно начинал перемещать своё культурное наследие своим хозяевам в США.

И такая информация уже перестала быть новостями. Но любые протесты или негодования, как обычно, оставались всуе. Отговорки были банальны — у нас исламские террористы бегают по улицам, "нотр-дамы" горят как свечки, НАТО требует раскошелиться на Украину, а вы всё о каком-то Тициане. В этом случае типичен пример обанкротившегося бельгийского города Льеж. Местный мэр собирался пополнить городскую казну (понятно, что не за свой карман, как это нам знакомо) благодаря продаже картин Пикассо за 25 млн долларов. Понятно, что покупателей не называли, хотя и знали, что картины уплывут в США. Правда горожане оказались большими патриотами, да и выборы светили — от этой идеи отказались. Так и во Франции не удалась сделка продажи в США картины Ван Гога "Крыши".

ЕС приравнял Джотто к джакузи

Искусствовед Джулио Арган, говоря о нынешнем "перемещении предметов искусства", сетовал, что Евросоюз рассматривает шедевры национального достояния как обычные товары. Но ведь картины, скульптуры, предметы старого быта — это не банальные одноразовые китайские чайники, это наше наследие, которое даже в годы войны прячут, спасают, но не продают.

Да, когда-то была 36-я статья Римского договора, которая позволяла или мягко ограничивала продавать нынешним странам Евросоюза национальные сокровища, обладающие художественной, исторической или археологической ценностью. Весьма схоже с нашей российской действительностью, когда жемчужины русской архитектуры, несмотря на то, что они обладали защитой государства и даже ЮНЕСКО, при разных мэрах сносили бульдозерами. Ну а что уж говорить про разношёрстный ЕС, давление которого поставило точку на благих пожеланиях по защите европейских культурных ценностей. Корочки паспортов с разными гражданствами в нынешнем Евросоюзе и доллары — не пустой звук. А там, какая разница, где мои внуки будут глядеть Леонардо да Винчи — в США или в Берлине.

И снова Италия, где искусствоведы оказались более патриотичными, чем во всём ЕС. Они высказали благую мысль: переписать все предметы культурного наследия страны. Составить каталог сокровищ всей Италии. А за их пропажу будет отвечать руководство, ушедшее в отставку. Также многими искусствоведами предлагалось составить список предметов и произведений искусства, запрещённых к вывозу при любых обстоятельствах. Благая мысль, но только не в годы войны, когда оккупанты вывозят этот "список" в свою страну в первую очередь. Правда и здесь начинаются среди "цивилизованных" культуртрегеров споры. А если Рембрандт провисел 100 лет в Париже, а потом в Лондоне — он чей? Так что вердикт всегда поставит только перекупщик, который и расставит все точки над "i".

Преступления вокруг музеев продолжаются. Это не только картины, но и мелкие монеты, которые удобнее выкрасть, чем большие холсты. А преступники уже заранее знают, обеспеченные криминальной и коррупционной крышей следственных органов, куда это сбыть. Неслучайно именно с появлением на карте Евросоюза хищение предметов искусства из европейских музеев приобрело огромные размеры. И, как отмечают полицейские ЕС, никакие солдаты и гвардейцы не помогут в защите нашего наследства. Только как помещать картины в банковский сейф. А это уже конец европейской культуры.

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Куратор Сергей Каргашин
Сергей Каргашин — журналист, поэт, ведущий видеоэфиров Правды.Ру *
Обсудить