Какие уроки надо извлечь из скандала на “Тавриде”

О скандале на Молодежном образовательном фестивале "Таврида": кому была выгодна эта провокация и какие будут у него последствия, как повлияет этот скандал на бюджетный процесс в области культуры, — "Правде.Ру" рассказал председатель Евразийского совета композиторов и музыкальных деятелей Андрей Батурин.


Перверсия в “Тавриде”

Читайте начало интервью:

"Таврида": почему на фестивале заменили классику рэпом

Почему "Таврида" избавилась от традиционной музыки?

— Андрей, в общем-то, социальные протесты, особенно в молодежной среде, всегда были…

— Да, так оно всегда было — с незапамятных времен. И мы тоже через это прошли, когда играли рок волосатый в каком-то там 72-м году.

— Но "Таврида" проводится по решению президента. Кто финансирует проект?

— Конкретно не знаю, но ясно, что это государственное финансирование.

— И наверняка там существуют какие-то советы по культуре, которые организуют эту программу. У каждого есть свое дело, скорее всего, люди не очень охотно этим занимаются, потому что тебе, например, надо оперу писать, а не что-то там рассматривать и утверждать...

— Мне кажется, что обычно там работают такие люди, которые не пишут оперы и которым зачастую нечем заниматься. И вот они какую-то свою вкусовщину вот таким образом отрабатывают. Не все, конечно, но бывает такое.

— В результате получился просто дикий скандал — ужасная подстава. У нас, в конце концов, пропаганда гомосексуализма запрещена законодательно. И зачем вообще делать такую совершенно дешевую провокацию? Самое главное, что она лупит по огромному количеству людей и по всему форуму.

— Да, самое главное, что все это по хорошему делу лупит, дискредитирует полностью всю эту идею. Там прорастали многие хорошие зернышки, мы выдергивали оттуда талантливых людей из разных сфер — певцов, академических композиторов, музыкантов… Они там себя проявляли. Поэтому мы уже знали, что на этого человека можно положиться, что он может написать, что он может сыграть, и он дальше рос.

— Зачем, по-вашему, это было сделано?

— Один мой знакомый, в прошлом — участник "Тавриды", сказал, что это потому, что нас там не было и за два года как-то это все перестроилось, этими направлениями другие стали заниматься, появились какие-то новые видения, как надо учить и воспитывать молодежь и чем.

Он говорит, если бы мы там были, такого бы не произошло, потому что мы там все время занимались своим делом — мы занимались развитием искусства, обучением и поддержкой молодежи, реально полезное делали, а о каких-то иных вещах и не помышляли. А вот пришли новые люди, новые веяния какие-то, якобы современные, так бывает.

— А как вообще режиссура на таких массовых мероприятиях работает?

— Я только слышал, потому что это было уже после смены. Кто-то устроил ночной показ этого спектакля. И мы даже не можем предположить, сколько там народу было. Но показали какой-то отрывок из спектакля. Но это явно была какая-то подстава для дирекции, потому что дирекция там вся старая с 2015 года, и я не думаю, что они как-то так быстро осовременились и решили учить молодежь именно такими методами.

Эта провокация вызвала реакцию, теперь все об этом говорят, об этом режиссере и его спектакле — тоже, потому что они подставили "Тавриду". Возможно, они хотели дискредитировать саму идею вот этого форума, потому что таких форумов сейчас проходит много.

И это тоже здорово, потому что существуют люди других профессий, помимо творческих, которых тоже надо объединять и из них нужно выискивать тех, на кого можно положиться, готовить себе продолжателей. Вот мы этим пользовались, и это было очень полезно для индустрии. И для людей это было полезно.

Мы отбирали людей, наиболее талантливых, которые способней в организаторстве. Мы смотрели разные проекты со всей России, которые они показывали. Мы понимали, что этим ребятам надо помочь, они и сами обращались к нам. Мы потом вели их в течение вот этих лет. После "Тавриды" мы не прекращали общение. У нас продолжались проекты, например, "Русская весна" у Саши Петрова в Санкт-Петербурге. Получилось очень много хороших проектов.

— А сейчас все это кто-то поставил под угрозу?

— Да, это все теперь под угрозой. Хотя и без этого отменили нашу смену. Вдруг сказали, что школы академической музыки больше не будет. Отменили, непонятно почему. Раньше у нас там были разные площадки. Что касаемо этого случая, там даже пишут, что разные школы были.

Когда работала наша музыкальная смена, то в нее входили эстрадная школа, школа академической музыки, школа вокала, школа инструментальной музыки, то есть они в одной смене собирали все, что к музыке имеет отношение. Теперь мы пытаемся уже второй год получить средства хотя бы на оперную школу, но не получается. Мы сами ставим оперы молодых композиторов.

— Какой общий вывод можно сделать из всей этой истории? Почему такой скандал? Явно же его нельзя допускать, потому что вообще с общественным мнением неправильно ссориться. Это обычно дорого обходится. Что теперь делать: продолжать и развивать, возвращать к первоначальному состоянию, реформировать, "менять девочек, оставляя мебель", или "менять мебель, оставляя девочек"?…

— Черт его знает! Ну, наверное, все-таки от людей все зависит, которые это делают. Поэтому с ними и надо работать, понимать, кого ставить…

— А может, лучше государству выделить деньги на оперный фестиваль вместо этого?

— Нет, пускай будет этот. "Таврида" — это замечательная штука, творческая лаборатория для молодых людей, и лучше этого пока не придумано, как и все остальные форумы по другим профессиям, которые у нас существуют. Поэтому фестиваль "Таврида" должен быть обязательно.

Но в нем должны быть задействованы все творческие профессии, тем более, те, которые выпускают институты. Нельзя бросать эту молодежь, нельзя ее оставлять наедине с этим рынком и улицей. Потому просто надо сделать выводы, чтобы впредь этого не было и все. Это несложно.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее