"Таврида": почему на фестивале заменили классику рэпом

Что такое Молодежный образовательный фестиваль "Таврида"? Зачем он нужен? Что нужно молодым музыкантам и композиторам? Почему "Таврида" заменила школу академической музыки на рэп? Какое отношение Еврипид и Глюк имели к Крыму?


Перверсия в “Тавриде”

На эти и другие вопросы "Правды.Ру" ответил председатель Евразийского совета композиторов и музыкальных деятелей Андрей Батурин, который стоял у истоков фестиваля "Таврида".

— Андрей, вообще именоваться "музыкальный деятель" не обидно?

— Не обидно. Просто мы решили объединиться в этой организации, потому что композиторы — персоны, достаточно специфические. А у нас есть строгий устав, строгие положения, строгое образование. Но способный, талантливый и деятельный человек, не имеющий какой-то официальной составляющей все равно может попасть в нашу организацию, потому что мы чуть-чуть обобщили. У нас есть и исполнители-музыканты, и музыковеды, и люди, имеющие отношение к музыкальному театру, к опере… Мы решили принимать всех, чтобы более объединять разножанровые искусства.

— Они все взносы платят?

— Нет. Но со временем, видимо, мы к этому подойдем.

— Слово "Таврида" у образованного, музыкального и театрального человека все-таки не с форумом связано, а с Еврипидом, с Глюком… Вы Глюка любите?

— Конечно.

— Вам нравится "Ифигения в Авлиде"?

— Да-да. Мне нравится Муза, мне нравятся мелодии…

— А сейчас есть композиторы, которых можно с Глюком сравнить? Вот вы приводите их в "Тавриду"... Глюк в Тавриде сам не был, но писал музыку...

— Хорошие молодые композиторы есть. Многие из них — воспитанники "Тавриды", начинали на фестивале "Таврида". Они приезжали туда начинающими молодыми композиторами, только закончившими консерваторию, или даже еще студентами. Сейчас они уже стали взрослыми. Тихон Хренников, Леша Чернаков, Леша Логунов, Саша Петров перешли в разряд взрослых, состоявшихся и популярных.

Их играют оркестры, их исполняют, они пишут прекрасную, талантливую музыку, с моей точки зрения. Конечно, любой музыковед или человек, разбирающийся в современной музыке, может поспорить, какая она должна быть. Но я не сомневаюсь, что она должна быть симпатична зрителю, зритель должен ее понимать и в дальнейшем ее любить. И такое есть. Именно поэтому у нас есть выпускники "Тавриды", которые достойны звания композиторов и которые пишут хорошую музыку.

— Что такое фестиваль "Таврида" прежде всего?

— На мой взгляд, "Таврида" — это прекрасный трамплин для талантливой молодежи в Российской Федерации, она образована по поручению Президента Российской Федерации.

— И уже несколько лет продолжается?

— Да, с 2015 года вся талантливая молодежь разных стилистических и жанровых направлений: кино, театр, музыка, эстрада, архитектура, живопись, — собирались в Крыму в одном месте в такой огромный лагерь. Это молодежь от 18 до 35 лет.

И с ними проводилась определенная работа, они встречались с творческими людьми, у которых уже есть большой опыт. Были школа академической музыки, школа эстрадной музыки. Вот я в июле еду экспертом на рэп-смену. Она не моя, но как деятель культуры я понимаю, что такое рэп.

Рэп — это современный жанр песни, который может быть самого различного направления: любовной тематики, патриотической, гражданской и любой другой. Поэтому там есть слово, там есть музыка, ритм. И я понимаю, что все это тоже имеет самое прямое отношение к музыкальному искусству.

И вот в течение всех этих пяти лет "Таврида" функционировала. В течение трех лет была наша школа академической музыки, куда мы собирали талантливую композиторскую молодежь из всех регионов и из разных стран. Но в прошлом году этой школы не стало…

— Почему?

— Начались какие-то новые веяния, возможно.

— Или просто денег не дали?

— Я не знаю. Денег не дают нам — мы же волонтеры культуры, мы работаем бесплатно, то есть все мы делаем бесплатно. Но в прошлом году нам сказали, что не будет школы академической музыки. Возможно, мы не такие коллаборативные, потому что там зачастую требуется такая сиюминутная коллаборация, когда нужно там создать что-то и продемонстрировать это силами тех студентов, которые там находятся.

Но, к сожалению, академические композиторы пишут произведения не так быстро, потому что вся смена там проходит за неделю. Во-вторых, оркестру надо это выучить, даже если они напишут это быстро, и отрепетировать. То есть какой-то быстрый продукт нам было сложно выдать. Мы давали заранее студентам техническое задание, они писали какие-то произведения, а на "Тавриде" мы их репетировали и давали концерт.

Помимо этого, мы проводили лекции. Возможно, действительно не нужно было переусердствовать в учебном процессе, потому что лекции студенты получают и в консерватории. Достаточно было просто встреч с известными дирижерами, композиторами и с продюсерами, потому что композитору важно продвигать свое искусство.

Но тем не менее мы все равно каждый раз как-то делали что-то новое, мы учили и сами учились, и все вместе мы продвигались вперед. Но с прошлого года почему-то нашей школы не стало, в этом году ее тоже нет. Но теперь я поеду экспертом на рэп-смену и с удовольствием там поработаю и оценю.

Читайте продолжение интервью:

Почему "Таврида" избавилась от традиционной музыки?

Какие уроки надо извлечь из скандала на "Тавриде"

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также: Таврида-2019: однополый поцелуй и оскорбление Конституции

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее