ШОЙБЛЕ: мы все сделали правильно, хотя и забыли о будущем

Сразу после визита президента США Дональда Трампа в Брюссель здесь состоялся европейский бизнес-саммит, на котором экономическая и деловая элита ЕС обсуждала насущные проблемы союза. О конкретных итогах дискуссий информации крайне мало. Однако один из ведущих европейских политиков — министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле — дал телеканалу "Евроньюс" интервью, дающее общее представление о том, чем живет и дышит Евросоюз.

Господин Шойбле — очень важная фигура. В прошлом он претендовал на пост федерального канцлера, а теперь занимает пост министра финансов крупнейшей страны ЕС. В этом качестве его вполне можно воспринимать как своего рода неформального финансово-экономического руководителя всей единой Европы, ведь от его слов и решений в конечном итоге зависит ход развития союза. И совершенно не исключено, что именно он в данный момент во многом определяет политику Германии, поскольку канцлер Ангела Меркель стремительно погружается в гущу политической борьбы в преддверии сентябрьских выборов.

Одним словом, высказывания господина Шойбле заслуживают анализа. Тем более, что результаты могут оказаться несколько неожиданными.

Итак, первая неожиданность — это предположение о том, что мировое сообщество ждет чего-то нового от ЕС. "На мой взгляд, сегодня ожидания мирового сообщества в отношении Европы растут (главным образом, из-за новых геополитических рисков)", — говорит Шойбле.

И это удивляет. Насколько можно судить по сложившейся за последние годы ситуации, никаких ожиданий в отношении Европы в мире не заметно. Особенно в сфере геополитических рисков. Нет никакого вклада ЕС в решение ближневосточных кризисов (ни в Сирии, ни в Ираке, ни в Ливии, ни в Йемене). Борьба с международным терроризмом также находится где-то сбоку от Европы. Ничего не слышно о европейцах в Южно-Китайском море или в Латинской Америке. Единственный регион, где Европа в лице Франции хоть как-то активно действует и пытается очертить и даже защитить свои интересы — это Африка, вернее, западная Африка (Мали, Кот д'Ивуар).

Снижение роли ЕС в глобальной политике неоднократно отмечалось на уровне высшего руководства союза: на это сетовали и глава европейской дипломатии Федерика Могерини, и председатель Евросовета Дональд Туск.

Значат ли в этом контексте слова Шойбле, что под мировым сообществом он подразумевает самих европейцев, которые соскучились по статусу центра мира и мечтают вернуться в большую игру, вновь смело взирая в глаза геополитическим рискам? Желание понятно, но от него до возвращения себе роли глобального игрока — дистанция огромного размера.

Но во всяком случае, мы теперь знаем, о чем мечтают в Европе. Что ж, прямо под боком у нее отличный риск, с которым можно было бы как следует поработать и заработать себе очки: Украина. Если бы ЕС и впрямь захотел играть конструктивную роль в мире, ему следовало бы вместе с ведущими игроками — Россией и США — урегулировать этот кризис. Вклад Брюсселя был бы оценен по достоинству.

Но странное дело: об Украине господин Шойбле не сказал ни слова. И этот факт наверное не менее важен, нежели его рассуждения об ожиданиях и рисках.

Другой заслуживающий внимания момент из интервью: оценка министром финансов ФРГ того, что сделано и что не сделано в ЕС. "В Европе вообще и особенно в Европейском союзе мы за прошедшие десятилетия сумели выстроить очень успешное рыночное пространство. Сегодня никто не ставит это достижение под сомнение, разве что англичане, но у них, будем считать, странные взгляды. Остальные же довольны единым европейским рынком. Занимаясь его строительством, мы, однако, не сделали важного: не подумали, как обеспечить устойчивое развитие в будущем, с учетом меняющихся реалий", — признает Шойбле.

Не замечаете противоречия? С одной стороны — все довольны, и только "странные взгляды" англичан мешают им тоже наслаждаться очень успешным рыночным пространством. А с другой стороны — констатация того, что, оказывается, за этим "успехом" забыли подумать о будущем!

Сущий пустяк: будущее! Но у кого тогда странные взгляды? У англичан, которые поняли, что с будущим в ЕС дела обстоят не очень? Или у остальных "довольных" европейцев, которые до сих пор не придумали себе будущего?

Кстати, а что, греки — тоже довольны? Что-то не заметно…

Нет, Греция — это отдельно: "В Греции чуть больше проблем, эту страну не следует сравнивать с другими, это особый случай, мы об этом знали с самого начала", — утверждает господин Шойбле.

Значит, у англичан — "странные взгляды", а Греция — "особый случай". Но зачем было этот особый случай доводить до полусмерти, тем более что все было понятно с самого начала? Не спрашивайте об этом у Шойбле, ведь он министр финансов той страны, которую сами греки обвиняют во всех своих бедах.

А зря клевещут! Ведь Вольфганг Шойбле хочет, чтобы всем было хорошо: "Я сторонник того, чтобы евроинтегарция способствовала сокращению разрыва между процветающими и отстающими в рамках ЕС. Нам нужно научиться распределять, делить риски, одновременно пытаясь их сократить". Заметьте, сокращение разрыва между бедными и богатыми, по логике политика, не в распределении богатства, а в распределении рисков.

Что это такое — спросите у греков, а заодно и у англичан. Одни согласились нести риски евроинтеграции и теперь остаются без работы, пенсий, социальных пособий, но — с евро. Другие сначала отказались делить риски, связанные с евро, оставив себе фунт, а потом не захотели брать на себя миграционные риски и вовсе вышли из ЕС.

Но они еще пожалеют об этом, полагает Шойбле: "Думаю, со временем Великобритания поймет, что брекзит был ошибкой".

А с какой стати, спрашивает его корреспондент "Евроньюс". Ведь фунт слабеет, а евро усиливается; это означает рост конкурентоспособности британского экспорта по сравнению с европейским. Это подрывает перспективы европейской экономики, ориентированной на экспорт, а также осложняет жизнь отстающих в самом ЕС.

Но господин Шойбле на этот вопрос ответа не дал. "Пусть каждый заботиться о своих проблемах", — вот его рецепт. Который подкреплен большими надеждами на торжество принципов свободной торговли.

Вообще-то с этой свободой сейчас сложно. В моде — протекционизм, этот курс вместе с Трампом избран Америкой. Да и сама Европа совсем не стесняется ограничивать свободу торговли: антироссийскими санкциями, например.

Но Шойбле это не пугает, он ориентируется на Азию: "Думаю, у нас большие шансы убедить партнеров в преимуществах свободного рынка, конкуренции. Если вы посмотрите, как развиваются Индия, Китай, то вам станет ясен масштаб нашего влияния на эти регионы. Недооценивать Евросоюз не следует, наши принципы очень притягательны".

Противопоставлять моде на протекционизм моду на Азию — это эффектно. Но что будет делать Европа, когда ее "притягательные" принципы (не имеющие прямого отношения к свободе торговли — защита сексуальных меньшинств, например) войдут в противоречие с внешнеторговыми интересами? Судя по заявлениям европейских лидеров (Туска, в частности), принципы стоят выше интересов, а значит, свободой торговли придется жертвовать?

Но об этом Вольфганг Шойбле умолчал, благо вопросов таких не задавали.

Он предпочел вернуться к геополитическим рискам. "…Главные геополитические риски связаны с растущим разрывом между богатыми и бедными странами и регионами… Это глобальная проблема. Для нас, европейцев, сложности во многом исходят от Африки, при всем моем уважении к этому континенту. Если нам не удается сократить разрыв в уровне благосостояния, если не удается поддержать мусульманские государства, если они в свою очередь не смогут встроить свою религию в современный контекст, нам всем предстоит столкнуться с очень серьезными угрозами", — заявил господин Шойбле.

Как следует разбираться с рисками мы уже знаем: их полагается делить. Но если основные сложности европейцев исходят из Африки, то каким образом Шойбле намерен привлечь африканцев к разделу этих рисков? Судя по его словам, африканские страны, в частности, мусульманские, должны заняться "встраиванием" ислама в "современный контекст".

Смелая программа! Правда, до сих пор мусульмане более успешно занимаются встраиванием Европы в контекст собственной религии: посмотрите, что творится на улицах западной Европы! Тут уместнее говорить о том, что европейцы учатся жить по исламским канонам, нежели о том, что мусульмане поддаются обаянию "притягательных" европейских принципов и ценностей.

Но господин Шойбле не унывает! И в конце интервью рисует замечательную картинку, прекрасно дополняющую описание надежд и чаяний европейцев, которые до сих пор как-то забывали о том, как должно выглядеть их будущее.

Итак, вот о чем мечтает министр финансов ФРГ: "Любой просчет любого диктаторского режима будет лишь повышать привлекательность западных, или европейских, ценностей".

Господа диктаторы, на вас вся надежда!

Читайте последние новости "Правда.Ру" на сегодня

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Интеко" построит на западе Москвы ЖК вместо офисов и гостиниц
России и Японии предрекли скорую ссору
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Украинцы прикинулись болгарами, чтобы устроиться на работу в Латвии
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Шпиономания: чем новый посол РФ не угодил Баку
Третий Рим и варвары в оранжевых жилетах
Назван способ, как США "задушат" "Северный поток-2"
Третье дыхание Путина: идет эксперимент по передаче власти
Назван способ, как США "задушат" "Северный поток-2"
Третье дыхание Путина: идет эксперимент по передаче власти
Третье дыхание Путина: идет эксперимент по передаче власти

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры