Авторские статьи

Телевизор как "Школа" жизни

Вся страна в едином порыве критикует телесериал "Школа": парламентарии, представители политических партий, общественные активисты, педагоги и родители. Заявления в защиту только подливают масла в огонь.

199846.jpegНа минувшей неделе депутат Госдумы от фракции КПРФ Владислав Юрчик потребовал вызвать в Госдуму руководителя Первого канала Константина Эрнста для объяснений. "На Первом канале начали показывать многосерийный фильм "Школа". Я посмотрел первые серии и убедился, что это спланированная диверсия против наших детей и молодежи", — заявил Юрчик.

Спикер Госдумы Борис Грызлов предложил переадресовать эти вопросы главе Минкомсвязи Игорю Щеголеву, который приглашен в Госдуму на 20 января. "Можно задать вопросы, получить ответы и понять, как министерство следит за тем, что появляется на наших телеканалах", — сказал Грызлов.

Задать вопросы действительно стоит. Когда наблюдаешь за развернувшейся дискуссией, которая достигла совсем уж неприличных масштабов, приходит в голову, что ее нужно существенно расширить. Министру следует задавать совсем другие вопросы. Потому что обсуждать отдельно именно телесериал "Школа" просто нерационально.

Я считаю, что ничего особенно в этом сериале нет. И обсуждать тут действительно нечего. Пусть показывают — от нас не убудет. Нам, как пролетариям начала века, нечего терять, все уже потеряно до нас.

Я не смотрю телевизор. Не могу. С одной стороны, для журналиста это плохо, "отрываюсь от общества". С другой — мозги, которыми я работаю, мне дороже. К счастью, есть потоковое видео в сети, так что ознакомиться с сериалом нетрудно. Стиль — реалити-шоу, операторская работа — "камера среди нас", актерская игра на троечку. Ну, а будущее — за съемками фильмов на мобильный телефон.

Бог с ним, речь не о сериале, а о скандале. Разные вещи. Лучше уж оценим "Школу" по публикациям в прессе.

А из публикаций следует, что с сериалом все отнюдь не гладко. Руководитель департамента образования Москвы Ольга Ларионова подняла вопрос о нем на заседании московского правительства. Таких передач, считает она, на телевидении и в Год учителя, и в другое время быть не должно. Ефим Рачевский — педагог, член Общественной палаты, говорит, что "Школа" наносит оскорбление учительскому сообществу. Уполномоченный по правам ребенка в Москве, заслуженный учитель России Евгений Бунимович выступает против, "поскольку дети все понимают слишком буквально".

"Фильм поражает непривычной для Первого канала детской жестокостью и особой реалистичностью съемок", — отмечают газеты. Режиссер фильма в интервью КП честно отвечает на вопрос, нарочно ли она и ее коллеги представляют современную школу в таком негативе. "Я очень мало знаю людей, у которых бы остались о школе действительно положительные эмоции", — говорит она.

Интересный у режиссера круг общения. Я знаю очень много людей, у которых от школы остались самые приятные воспоминания. Может, сериал снят неудачниками, вымещающими собственные комплексы школьной поры? Да нет, скорее уж фрондирующей богемой — в стремлении дать очередную пощечину общественному вкусу. Впрочем, одно другого не исключает.

Не знаю, плакать или смеяться от мнений сторонников сериала. Психолог Иван Карнаух в интервью агентствам уверяет: "Это же великолепный материал для воспитательного повода… Особенно он пригоден для полового воспитания, поскольку российские родители, в отличие от западных, совершенно не знают, как к этой скользкой теме подступиться".

Далеко шагнули инновации. Вот уже и половое воспитание детей психологи рекомендуют осуществлять посредством телевизора.

И все же шума много, но шум из ничего. Повторяю, на мой взгляд, нет ничего особенного в сериале "Школа".

А другие передачи? Включил я как-то вечером телевизор — впервые, кстати, за долгое время. По одной программе пляшут некие юмористы в клоунских костюмах с откляченным задом и почему-то со швабрами в руках. Аудитория на заднем плане очень смеется.

По другой — показывают постановочное судебное заседание. Не хватает на заднем плане, для пущего драматизма, "аудитории" со вскриками ужаса и женскими прочувствованными рыданиями. Платят за сценарии к таким программам, вероятно, маловато, а вот сценариев с "живыми диалогами и судьбами" требуется много. Поток.

По "самому свободному каналу в России" рассказывают об экстрасенсах, НЛО и нетрадиционной медицине. А потом на смену летающим блюдцам приходит какой-то псевдодокументальный криминальный… эээ… фильм, наверное. Я, хоть убейте, так и не понял жанра этой программы — вроде не криминальная хроника и не обзор событий за сутки или за неделю. Просто серия ничем не связанных между собой сюжетов из разных времен о том, как и кто кого зарезал, изнасиловал и утопил.

По еще одному каналу — снова обзор чрезвычайных происшествий. Затем — программа, смакующая подробности жизни звезд отечественного шоу-бизнеса. С какой-то остервенелостью смакующая — по-другому не скажешь. Западный музыкальный канал впечатляет названиями программ, вроде "Правила съема". Да, чуть не забыл: где-то (или по тому же каналу?) показывали шоу об увеличении груди. Пластический хирург как раз оперировал недовольную своим бюстом барышню.

Ну и при чем тут, скажите мне, сериал "Школа"? Он что, еще страшнее, чем все то, что и так показывают по нашему телевидению? Да смотрят ли вообще телевизор его критики? Или, как и я, включают, пугаются и выключают?

Тогда хоть понятно возмущение отдельно взятым сериалом. Иначе я просто теряюсь в догадках. Не оперируют же там грудь учительницы прямо на уроках литературы, оскорбляя педагогическое сообщество?

А все прочее педагогическое сообщество не оскорбляет? А сообщество вообще — не оскорбляет? Странно.

Может, именно об этом стоит поговорить с министром?

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины