Авторские статьи

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

Старая советская школа – кончилась. Можно сожалеть об этом или нет, но факт остается фактом. И сейчас наша школа – на перепутье.

В своем Послании Президент РФ говорил об основных положениях инициативы «Наша новая школа». Однако чтобы понять, создание какой школы стоит в повестке дня, хорошо бы помнить, от чего мы ушли и к чему сегодня пришли.

Советская школа последних лет СССР была авторитарной. Хотя сравнительно со среднеазиатским менталитетом, средневековым китайским или культурными кодами тибетских монастырей выглядела беспредельно демократичной.

Ведь субординация в вышеназванных пространствах предполагает абсолютное, безоговорочное подчинение младшего (по возрасту, социальному или монастырскому положению) даже абсурдным требованиям старших. Но традиционная схема и там, и тут была одна.

Существовал Учитель, который возвещал с кафедры некие истины, а ученики более или менее послушно внимали, запоминали и пересказывали. Американская и европейская школы во второй половине ХХ века перешли на принципиально иную модель образования.

Если советский ученик привык к требованию "ты должен!", то в развитых странах Европы и США ученика приучали к мотивации "ты можешь!".

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

И, что очень важно, принципом отношений становилась все больше не иерархичность, не вертикальность, а горизонтальность: "Учитель и ученик – друзья".

 

Семья моих приятелей год прожила в Америке, а их ребенок, проучившись первый класс в русской школе, затем перешел в американскую. За партой он быстро приспособился читать газету и в ответ на недоумение учителя задавал сакраментальный вопрос: "What should I do?" ("Что я должен делать?").

Учитель неизменно отвечал: "You should’t but you can…" ("Ты не должен, но ты можешь…"), после чего мальчик опять углублялся в чтение газет.

Конечно, такая демократичность являлась не везде и в очень разной степени.

Итонский колледж, к примеру, знаменитый своими выпускниками, составляющими значительную часть мировой элиты, долго еще оставался верен вполне казарменной системе.

Стремление россйиской школы демократизировать систему обучения и воспитания на сегодняшний день привело к тому, что поведение сына моих знакомых в американской школе стало типичным для многих учеников в школе российской.

Конечно, речь идет об обычных государственных средних школах, наиболее распространенных в нашей стране.

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

Ученики, не приобщенные к ранней ответственности за себя и свой выбор, такую свободу часто понимают как "волю": "Мы им ничего не должны".

 

Но при этом и "хотеть мочь" еще не приучены, и к товарищеским "горизонтальным" отношениям с учителем, без фамильярности и пренебрежения, – тоже.

Маятник качнулся в другую сторону – большой дистанции между учителем и учеником, характерной для советской школы, уже нет, зато амикошонства вместе с нигилистическим отношением к учебе вообще хоть отбавляй.

Советская школа отличалась сложными учебными программами. Сильно отставало обучение обиходным навыкам, но по насыщенности фундаментальными знаниями наши программы были очень мощными, рассчитанными на сильного ученика.

Потому и побеждали по уровню знаний в самых разных олимпиадах, и в индексах образованности занимали первые места. Школа прекрасно готовила к научной карьере, но оборотной стороной медали тут был вечный комплекс неполноценности у "отстающих".

Все, к примеру, не любили физкультуру – потому что требовалось одинаково хорошо сдавать нормативы по физподготовке. А ведь кто-то хорошо играет в баскетбол, но у него никак не получается лазание по канату, а кто-то и через "козла" прыгнуть не может.

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

А это стыдно, позорно, и многие ученики старались всеми правдами и неправдами от физкультуры увильнуть.

 

Обычно терпеть не могли предмет под названием "труд" – из-за профанации самой идеи. У огромного количества детей из-за сложности учебной программы по математике складывался острый комплекс личной неполноценности…

Скандинавские программы основной школы, о которых могу судить по причине близкого знакомства с предметом разговора, рассчитаны на слабого ученика. Поэтому, с одной стороны, Финляндия, к примеру, в какой-то момент осознала, что в передовых технологиях, в математике, программировании, телекоммуникациях она отстает.

И была вынуждена приглашать иностранных специалистов. Но, с другой стороны, большинство финских детей ходит в школу с удовольствием или, по крайней мере, без отвращения, не ощущая того, что они в чем-то слабее, хуже других.

Можно сказать, что традиционная русская школа воспитывала передовых ученых, а финская – счастливых людей. Что лучше? Не знаю. Но стратегия образования должна избираться с пониманием этой ситуации.

Хорошо учится тот, кто учится с интересом. Эта старая истина была заново осознана в новой модели финской школы. И детей стали привлекать к составлению программ обучения, стараясь ориентироваться на то, что им в действительности интересно.

 

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

Президент в своем Послании заявил: "Главная задача современной школы – это раскрытие способностей каждого ученика, воспитание личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкурентном мире". Давно пора сделать акцент на инструментальных знаниях, которые понадобятся ребенку во взрослой жизни.

 

А пока наша школа стоит "враскоряку": навыки, нужные в повседневной жизни, прививаются плохо, а программы все усложняются. Взять хоть, к примеру, программу по обществоведению.

Проанализировав ту ее часть, которая относится к ведомству философии, и изучив содержание вопросов ЕГЭ, специалист придет к выводу, что образовательный стандарт средней школы, в сущности, повторяет вузовскую программу по философии.

А чтобы получить полновесную оценку за ЕГЭ, надо, по меньшей мере, закончить философский факультет и сдать кандидатский минимум (тут некомпетентность составителей вопиюща). Но при этом тестирование абитуриентов, сдававших ЕГЭ по обществоведению и получивших высокие баллы, показывает, что программу они освоили кое-как, с пятого на десятое.

Та же картина по истории. Если по-настоящему выполнять программу средней школы в том виде, как она существует, в неспециализированных вузах и на непрофильных факультетах университетов философия просто не нужна.

Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может
Анна Яковлева: Когда школьник не должен, а может

В скандинавских университетах она и не изучается – сразу начинается штудирование специальных предметов.

 

Но общая школьная программа там такова, что простой рабочий, двадцать лет назад закончивший среднюю школу, с удовольствием и грамотно может говорить с профессором философии, к примеру, о Ницше.

В России – избыток специалистов с высшим образованием и отчаянная нехватка специалистов среднего уровня. Представляется, что ныне в отечестве необходимо проводить в жизнь стратегию, ориентирующую юношество молодых людей, только вступающих в жизнь, на получение добротного образования в среднем звене.

Страна задыхается от отсутствия техников, инженеров, среднего и младшего медперсонала и т.д. Но ныне уже нельзя преуспевать на таких рабочих местах, будучи лишь узким специалистом. Поэтому школа и средние специальные заведения потребуют в самое ближайшее время пристального внимания – если мы, конечно, не хотим пребывать на задворках XXI века.

И тут интересна мысль, высказанная в том же Послании: «Мы начнем привлекать для работы в школах тех, кто способен обеспечить более качественное профильное образование для старшеклассников, включая, кстати, и квалифицированных специалистов, которые не имеют педагогического образования».

И это давно пора. Опыт показал – но ведь и априори было ясно, – что традиционные школьные учителя истории, или словесники, или даже преподаватели географии и физкультуры, которые ведут "часы" по обществоведению, – не могут справиться с новыми задачами.

Пора бы квалифицированно подходить к школьному делу, какой бы сложной ни была обстановка в других сферах жизнедеятельности общества. Ведь, как говорил персонаж из наших любимых "Джентльменов удачи", "то – бензин, а то – дети".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор