Авторские статьи

"Надо" для "любить" - враг

Одно из моих самых ярких детских воспоминаний — "Чертенок №13", любимый мультфильм отца. Далеко не с первого раза мне удалось понять сюжет, поскольку звучащий с экрана вопрос: "Кого должен любить черт?" неизменно ввергал меня в состояние, которое психологи красиво именуют "когнитивным диссонансом".

204827.jpegАвтор теории когнитивного диссонанса Леон Фестингер идеально описал ощущения от подобного рода установок: дискомфорт, вызываемый противоречием между имеющимся представлением и свежей поступающей информацией.

Вопрос "кого должен любить черт?" еще может вызвать у обывателя улыбку. А вот идея "старших надо уважать" с ранних лет воспринимается уже на уровне лозунга, как некая максима, которой следует руководствоваться. Не уточняя, не вникая, не вдумываясь — "надо", и все.

Нет, я не пытаюсь напомнить об отсутствии прямо-пропорциональной зависимости между возрастом и умственными способностями, духовностью, честностью и прочими прекрасными качествами. Я даже не о том, что с годами люди редко меняются, скорее, их изначальные данные становятся ярко выраженными — и далеко не всегда окружающие получают возможность насладиться растущим благородством, усиливающейся терпимостью и прогрессирующей тактичностью.

И ссылка на Жванецкого — метко подметившего, что мудрость не всегда приходит с возрастом, бывает, что возраст приходит один — тоже не главное в теме, надо ли уважать старших.

Куда более важен другой момент — само присутствие слова "надо". Во-первых, кому это, якобы, надо, да еще настолько сильно, что требуется тиражируемый лозунг? Если таковая потребность имеется у самих "старших", то в чем проблема? Они располагают достаточными ресурсами, знаниями, умениями и опытом, чтобы вызвать к себе уважение, а если не располагают, то, вероятно, следует поработать в этом направлении. Если потребность в уважении к старшим имеется у младших, то, думаю, сложностей с удовлетворением этой потребности возникнуть не должно, общество не молодеет, народа подходящего возраста хватает.

Во-вторых, в каком смысле "надо"? Если слово употребляется в его прямом значении, то получается нечто странное. Возможно, среди нас уже появились популярные герои фантастических романов, роботы и андроиды, которым можно запрограммировать любую эмоцию и любое отношение, но официально про новый вид человека пока не объявляли.

А человек нормальный вызывать в себе любовь, страсть, уважение, восхищение и другие положительные чувства по командам "надо" и "должен", с точки зрения классической психологии, не способен. Даже, если кому-то ОЧЕНЬ сильно надо управлять не людьми, а роботами, человек все равно не способен, сколько не вдалбливай в него звучные лозунги о том, кому он снова и снова, якобы, должен.

А вот что у людей получается хорошо, так это приспосабливаться. Хомо сапиенс — существо живучее и ко всему привыкает, как собака к палке. Если от стереотипов не уйти — привыкает к стереотипам. И дабы выглядеть нормальным членом общества, не выделяться и не вызывать подозрений, многие годами изображают несуществующие чувства. Те, которые "должны" испытывать.

У некоторых получается вполне достоверно, особенно у тех, кто следует выигрышной тактике "сначала убеди себя, потом убеждай других". Годы тренировок — и человек вживается в роль, находит в ней многочисленные плюсы, повод для повышения самооценки. Утешением служит наблюдение "все так живут". Потом можно будет отыграться на тех, кто младше, передавая им догмы и штампы, стараясь вынудить следовать тем же путем, заставить прогнуться в те же рамки.

От многовековой установки, что "каждая женщина без исключения должна любить детей и хотеть их", даже в 21 веке и даже самые образованные слои населения до сих пор избавляются медленно и мучительно. Только наиболее смелые осторожно признают, что последствия попыток заставить человека почувствовать то, чего в нем нет, значительно страшнее, нежели свобода в любви и нелюбви. Страшнее не только для человека, но и для окружающих, ведь извращенная "любовь" из-под палки счастья никому не приносит.

Не приносит она ни душевного спокойствия, ни оптимизма, ни позитивного настроя к миру, ни желания поделиться радостью с другими. Было бы, чем делиться. Точнее, поделиться-то есть чем, и всю немалую дозу негатива люди охотно сбрасывают друг на друга буквально везде — от общественного транспорта до рабочего места.

Вопрос, кто кого "должен" любить, неожиданно пришел в мою жизнь не теоретически, а практически, когда Стелле-младшей было четыре года. На наш дачный участок поиграть с ней пришли двое детей местного священника, семи и пяти лет. Убедившись, что девочки нашли общий язык, не ругаются и не дерутся, я решила не мешать им и занялась собственными делами.

204828.jpegА после ухода гостей отметила, что моя веселая и шустрая дочка что-то странно задумалась и загрустила, даже ласками и объятьями мне не сразу удалось вызвать ее на разговор. А когда удалось, то прозвучал вопрос, после которого я чуть не уронила ребенка с колен: "Мама, я должна тебя любить?"

Признаюсь честно, я плохо умею отвечать на детские вопросы о глобальном и неосязаемом. Именно поэтому я стараюсь "не наводить слепого на табуретку" и не заводить беседы о вещах, которые не знаю, как объяснить сообразно возрасту. Я никогда не планировала обсуждать с четырехлетней малышкой философские аспекты любви. Интуитивно была уверена, что хватает практических выражений материнского чувства, теория не понадобится.

От неожиданности я сначала брякнула лаконичную правду: "Ты ничего мне не должна". И только потом уже поинтересовалась, чем был вызван столь странный вопрос. Оказалось, пятилетняя гостья в "светской беседе" надумала просветить мою бедную дочку и объяснила, что дети должны любить своих родителей, иначе потом будут зажарены живьем на большой сковородке.

До позднего вечера я старательно объясняла Стелле, что мама и папа ее новой знакомой могут поступать со своими отпрысками, как угодно. Они могут подсчитывать за дошкольниками долги и выставлять им счета, но наша семья — это другая семья, и нас никто никогда не заставит кого-либо любить. Мы будем любить тех, кого нам хочется любить, тех, кто близок нам, тех, кто этого достоин — и никаких долгов ни перед кем у нас нет.

Ночью мне не спалось — я пыталась представить себе, каким же нужно быть слабым и несчастным человеком, чтобы добиваться любви от собственных детей подобными методами. Насколько же можно, оказывается, обесценить и принизить даже чувства детей к родителям, если поставить цель заменить их ущербным суррогатом — "должен любить".

Интересно, а как подобного рода люди "взыскивают" невыплаченные им "долги", если выросшие дети вдруг выходят из родительских рамок представления о чувствах, если снимают шоры, если не хотят передавать извращенные идеи следующим поколениям?

Весь мой жизненный опыт и опыт, переданный мне мудрыми представителями старших поколений, говорит о том, что любовь и уважение несовместимы со словами "надо" и "должен". Даже в сообществах, посвященных похудению, коллективные мантры на темы "надо приучить себя любить яблоки" или "я должна разлюбить шоколад и полюбить цветную капусту" помогают участникам лишь на короткое время.

Проходит день, другой, максимум несколько месяцев — и человек, уже практически убедивший себя и других, что он сумел по велению долга полюбить каши и разлюбить сладкое, срывается и скупает в магазине прилавок с десертами. Это всего лишь еда, но даже с едой "долги" не срабатывают.

Откуда же взялась странная идея, что заветный лозунг "надо" заставит миллионы людей жить "правильно", уважать, "кого следует", да еще и чувствовать себя счастливыми? Неужели роботы все-таки уже среди нас?

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Литва "помогла" Украине летальным оружием советских времен
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Посол США рассказал о прозвище "Пельмень"
Пушков прокомментировал решение Украины об ужесточении въезда россиян
Российских солдат оденут в экзоскелеты
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Семен БАГДАСАРОВ: пока идут боестолкновения ИГИЛ*, военный конфликт не закончится
Пушков прокомментировал решение Украины об ужесточении въезда россиян
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
Google рассказал, что и как болит у россиян по запросам в поисковике
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Google рассказал, что и как болит у россиян по запросам в поисковике
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Родителям рассказали, как правильно выбрать школьную форму