Стелла Чиркова: Копаясь и закапываясь в прошлом

Сюжет о доме престарелых, превращенном недобросовестным персоналом в мини-концлагерь, на днях волной прокатился сначала по блогам, а потом по местным и федеральным СМИ.

После того как волонтеры выложили фотографии грязных аварийных помещений и больных неухоженных стариков, общественность пришла в шок.

И за три дня добилась впечатляющих результатов — в интернате уже побывала комиссия, директор уволен, ведутся дальнейшие проверки. Не исключено, что в отношении сотрудников, подозреваемых в мучительной смерти нескольких подопечных, будет возбуждено уголовное дело.

Девочки-волонтеры и многочисленные сочувствующие празднуют победу — условия содержания бабушек и дедушек улучшаются прямо на глазах.

Теперь желающих контролировать ситуацию в интернате поселка Ямм гораздо больше, нежели может вместить это учреждение. Среди активистов и политические партии, и общественные движения, и частные лица, готовые помогать деньгами и дарить душевное тепло.

Прекрасно, конечно, что старикам станет легче жить. Но у меня вызывает некоторое недоумение то искреннее и горячее удивление, с которым люди встретили информацию об очередной жестокости и равнодушии тех, кого профессия обязывает к любви и милосердию. Интернет пестрил возмущенными заголовками.

Каждый второй блоггер сообщал, что сидит и плачет от бессилия над несчастными брошенными пенсионерами, многие требовали смертной казни для виновников кошмара — и все это с такими яркими и свежими эмоциями, будто впервые. Будто никто даже и не подозревал, что в нашей идеальной стране может произойти нечто подобное.

Ситуация из месяца в месяц и из года в год повторяется с определенной периодичностью: каждый раз, когда кто-то из журналистов или обыватель, выходящий за рамки маршрута дом - работа, информирует, что происходит вокруг.

В 2007 рыдали и рвали волосы на голове, выяснив, что в известном монастыре работники регулярно собирают в мешки кошек и котят, после чего либо топят, либо бросают на помойку медленно умирать.

В начале 2009 оплакивали двух скончавшихся от голода малышек из Нижегородской области. До того были бурные обсуждения физических истязаний в приютах и детских домах, петиции в защиту уничтожаемых бельков и прочее, и прочее, и прочее.

Возмущенное население так называемой блогосферы взрывается всегда постфактум, и степень удивления масс неизменно высока. В свободное же от негодования по поводу очередного преступления время люди упоенно обсуждают... нет, не возможности предотвращения следующих жестокостей и не методы помощи беззащитным, а почему-то историю.

Интерес к историческим процессам последних десятилетий, начиная примерно с Первой мировой, становится, на мой взгляд, уже нездоровым.

“Народ, который не знает и не помнит своего прошлого, не имеет будущего” - эту расхожую фразу повторяли нам и в школе, и в институте, и, видимо, многие восприняли ее буквально и однозначно.

На волне популярности тематики Великой Отечественной войны люди часами обсуждают на форумах, кто должен отвечать за расформирование в 1937 году механизированных корпусов Советской армии и как могли бы разворачиваться события, если бы Государственный комитет обороны правильно подошел к созданию главных командований направлений.

Целые битвы на сотни страниц разворачиваются даже на тематических ресурсах в разделах “поговорим о том, о сем”, если речь вдруг заходит об ошибках или, наоборот, успехах Жукова, Ворошилова, Сталина, в конце концов. Общества и движения выдвигают счета к государствам, государства предъявляют друг другу астрономические суммы желаемой компенсации.

Оглашаемые публично миллионы имен тех, кто якобы погиб в гитлеровских концлагерях или из-за злодеяний советских войск, стали постепенно превышать общую численность населения земного шара — но это не смущает сторонников теории «СССР — величайшее зло».

В то же время патриотическое мероприятие современных коммунистов может пройти под лозунгом “Если б Сталин был бы жив” - и никому не приходит в голову, что во всем мире число людей, чей возраст перевалил за 120 лет, весьма невелико, и они не руководят государствами.

С открытием каждого нового архива и c каждой публикацией все более и более откровенных мемуаров выплывают очередные подробности. За сенсациями следуют опровержения, за опровержениями - новые сенсации.

Копья ломаются, георгиевские ленточки плавно превращаются в линялые тряпки, подвешенные к машинам, а воз и ныне там. В том смысле, что прославленные маршалы давно в могилах, а в Великой

Стелла Чиркова:  Копаясь и закапываясь в прошлом
Стелла Чиркова: Копаясь и закапываясь в прошлом

Отечественной войне, несмотря ни на что и благодаря много чему, наши отцы, деды и прадеды победили.

 

А вот мы пока терпим поражение в нынешней войне жестокости и милосердия. Пока мы следом за Прибалтикой упоенно ищем сходства и различия у коммунистов и фашистов, старики-дети-животные продолжают регулярно и мучительно умирать по вине фашистов современных.

Вспоминается грубая, но честная народная поговорка о дураке, который разобьет лоб, если его заставить молиться богу. Знание истории и память о прошлом — вещь, безусловно, полезная, но она не может становиться самоцелью, изучением ради изучения.

И подробный анализ чьих-либо то ли ошибок, то ли гениальных решений многолетней давности не должен мешать замечать ошибки современников. И основное время-силы куда лучше прикладывать не к дискуссиям о точном количестве аэродромов к моменту начала ВОВ и количестве идеальном, а к помощи тем, кто нуждается в ней сейчас. Пока еще не поздно.

Дети и старики не могут ждать сто лет, дабы превратиться в историческое прошлое, которое мы станем упоенно изучать и обсуждать.

Кстати, о прошлом. Известный писатель Варлам Шаламов, узник сталинских лагерей, о чьих последних годах некоторые биографы деликатно умалчивают, прожил эти последние годы в доме престарелых.

Ослепший и оглохший, считающий, что он по-прежнему в тюрьме, писатель был переведен в интернат для психохроников, где и умер от воспаления легких, не получая никакого лечения. Те, кто навещал Шаламова, считают, что вина за его смерть лежит на персонале, который создал старику невыносимые условия и обращался с ним бесчеловечно.

Сейчас на улице Шаламова в Ямме находится... тот самый дом престарелых, который широкая общественность сравнивает с концлагерем. Вот и получается, что для создания достойного будущего недостаточно как следует покопаться в достойном прошлом.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Франция готова к отношениям с Россией "без наивности"
Англия не удостоила визы одного из своих богатейших резидентов Романа Абрамовича?
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Русским объяснили, почему американцы могут призывать к взрывам в России
ИГ заявило о причастности к теракту в православном храме Грозного
В Германии обнаружили смену курса Путина
В Германии обнаружили смену курса Путина
Российские ракетоносцы застали США врасплох
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Трампа попросили расследовать применение химоружия Украиной
США не признали выборы в Венесуэле
В США обсуждают бомбардировку Крымского моста до ЧМ-2018
Наследники Маркса готовы взять власть в России
Наследники Маркса готовы взять власть в России
Глава мирового хоккея "совершенно не согласен" с жалобами сборной России
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
США не признали выборы в Венесуэле
Умирающий Маккейн потребовал уничтожить Путина и Россию
США не признали выборы в Венесуэле