Волонтеры в Крымске: практика милосердия

Любая общая трагедия — это испытание и для общества, и для каждого человека в отдельности. Крымск — город-символ и город-испытание, проверка для всех нас, но в первую очередь проверка для тех, кто оказался в эпицентре трагедии, жителей города и тех, кто помогает, добровольцев, священников и сотрудников различных структур.

Я ездила в Крымск в качестве волонтера вместе с группой добровольцев, организованной молодым предпринимателем из Москвы Ильей Красноперовым, прихожанином Храма новомученников и исповедников российских в Строгино. Об этой поездке я узнала от священника этого храма, иерея Георгия Крылова. Нужны были крепкие мужчины, но почему-то откликнулись одни девушки, и в основном журналисты.

Конечно же, сразу в Крымске бросились в глаза надписи на домах ("Мы спасены" или "Погибло столько-то человек"), объявления в духе "Крымск — город безопасности" выглядели сюрреалистически…

Первое впечатление от лагеря волонтеров — четкая организация и структура. Когда мы обратились в один из лагерей Крымска, нам ответили, что волонтеры в этом лагере уже не нужны. Поэтому основная часть нашей группы переехала в ближайшую станицу — Нижнюю Баканку, сильно пострадавшую от первой волны наводнения.

Я и врач-невролог Ольга из Москвы все же остались на некоторое время в Крымске. В первый день мы посещали потерпевших и больных. Нам дали несколько адресов особо нуждающихся людей (раковых больных, находящихся в стрессовом состоянии и т. д.).

Первая встреча — с бабушкой лет восьмидесяти Лайей Израиловной Стефановой, заслуженным учителем русского языка и литературы. Она рассказала нам, как в течение трех часов плавала под потолком в своем доме и только чудом ей удалось спастись. Она не просила никакой помощи, просто плакала и находилась в шоковом состоянии.

Читайте также: Крымск залило водой, а Церковь — грязью

Затем мы выехали в Нижнюю Баканку, к Алле Муртазаевой, раковой больной, недавно перенесшей операцию. Ее дом тоже затопило. В станице Нижнебаканской мы зашли и в другие дома. В одном из них мы познакомились с пожилым мужчиной лет семидесяти пяти, без ноги. Он потерял ее три года назад, о потопе он не говорил, все время сожалел о своей потерянной ноге.

У кого-то потеряна нога, а у кого-то — близкий человек… По соседству с этим дедом живет молодая женщина — мать троих детей. Ее муж за несколько дней до трагедии погиб в автомобильной катастрофе. Представляете, каково остаться без мужа с десятидневным ребенком на руках в затопленном доме?

Другая женщина, инвалид, рассказывала нам, как умудрилась выжить, плавая в инвалидной коляске. На ее лице не было испуга — была благодарная улыбка.

Многие говорили, что спаслись чудом, во время потопа молились Богу, читали "Отче наш" и просили о помощи. Один мужчина рассказал нам, что среди ночи перед трагедией неожиданно в его голове возникла навязчивая мысль: "Надуй лодку, надуй лодку". Он ее надул и таким образом спас несколько жизней, в том числе и свою.

Конечно, все произошедшее в Крымске — трагедия, но трагедия, которая очищает через страх и сострадание. Несмотря на все трудности, на тот клубок противоречий, который возник между волонтерами, местными жителями и местными властями, эта трагедия сделала нас всех сильнее и выносливее.

Среди добровольцев я встретила и тех, которые, помогая и делая добро, возможно, преследовали свои цели, хотели попиариться, внести раздор между людьми, но это, как говорится, на их совести.

Одна моя знакомая подарила мне хороший термин — "ползучее милосердие". Он объясняется на опыте работы двух групп милосердия. Одна группа милосердия стала ходить в дом престарелых. Но через определенное время, видя недостатки в работе администрации этого дома, волонтеры начали вести открытую борьбу против нее. В итоге они добились только одного: их больше не пустили в этот дом.

Другая группа милосердия избрала совершенно иную тактику. Она ничего не пыталась доказать местной администрации — только добросовестно выполняла свою работу. В итоге эта работа принесла пользу всем. Такая тактика и есть так называемое "ползучее милосердие".

Ясно, что нам всем, и добровольцам, в частности, надо действовать не только по сердцу, но и по уму, стремиться не осуждать, а оправдывать, потому что мы все люди и находимся, как показал Крымск, по одну сторону баррикад.

И в заключение… Храм великомученика Пантелеймона в Нижней Баканке затопило весь, остались нетронутыми только антиминс и Святые Дары. Чем не символ непотопляемости добра и истины, и надежды на лучшее будущее?

Читайте самое актуальное в рубрике "Происшествия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Крымск. Без комментариев

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Ученые предупредили о катастрофе из-за экспериментов с ГМО
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Дежавю: гонщица Багдасарян, навсегда лишенная прав, попалась за рулем авто
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Ученые предупредили о катастрофе из-за экспериментов с ГМО
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Кто шатает рубль: на пятерку дороже — в чем тут паника?
Провинция злится: средняя московская заплата выросла до 90 000 рублей
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
В России хотят запретить дома с газовыми плитами
Смартфон станет для россиян полноценной заменой паспорта
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
В России хотят запретить дома с газовыми плитами
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине