Происшествия » Глобальные
Автор Правда.Ру

Причины того, почему погиб Сергей Бодров, описаны ровно 100 лет назад. Статья из прошлого века...

Публикуемая ниже статья написана известным русским ученым Э. А. Штебером, который долгие годы жил во Владикавказе, ровно через месяц после схода ледника Колка в июле 1902 года.
Любопытны наблюдения автора, интересны выводы, но более всего поражает, как ровно через 100 лет и два месяца Колка повторил свой зловещий набег на Геналдонское ущелье.
Говорят, история не повторяется. Но вот природа, предлагая человеку вновь пережить ранее пережитое, как бы предостерегает: пренебрежение к ней и ее законам чревато новыми катастрофами. Статья публикуется с сокращениями.


Богатое выдающимися геологическими явлениями начало XX века ознаменовалось в первых числах июля 1902 года ужасной катастрофой, имевшей место близ небольшого осетинского селения Тменикау, лежащего в 30-ти верстах по прямой линии к юго-западу от Владикавказа, в ущелье горной реки Геналдон и принадлежащего Санибанскому обществу.
В газетной телеграмме из Владикавказа от 5-го июля сообщено было по этому поводу следующее:
«Сорвался громадный ледник и продолжает сползать к селению Тменикау. Погибло 1500 овец и 70 лошадей. Ходят тревожные слухи о человеческих жертвах».
Затем от 8-го июля получена была еще одна телеграмма, текст которой привожу также целиком:
«6-го июля в истоках Геналдона в 10 часов утра сорвался второй ледник и покатился по пути первого со страшной быстротою. Остановился в 12 верстах от места падения, пробежав все расстояние в течение не более двух минут. Оба ледника сорвались с северо-восточного склона вершины Джимарайхох, рядом с вершиной Казбека. Первым ледником завалено 32 человека, вторым 4 человека, вышедших на поиски погибших».
Сведения эти, конечно, далеко неполны, и необходимо более подробное описание, чтобы иметь хотя бы некоторое понятие об этих обвалах. Чтобы лучше представить себе всю картину разрушений, начнем с орографического описания местности.
Высшая точка описываемого района – это вершина Казбека, достигающая 16545 футов, отсюда по направлению к горе, означенной на картах под именем Гимарайхох (15673` фута), идет высокий скалистый гребень Майли, в среднем этот гребень достигает 14000` футов, а высшая точка его гора Майли имеет 15092` фута над уровнем моря.
Почти параллельно этому хребту от вершины, неправильно названной на картах Шаухох (14336` футов), понижаясь к востоку, идет гребень Хицанхох, конец которого доходит до реки Геналдона. От Гимарайхоха к Шаухоху под прямым углом к хребтам Майли и Хицанхоху идет короткий (2 1/2 версты), но высокий (14000` футов) скалистый сложенный из палеозойских сланцев гребень Колка. Все упомянутые три гребня: Майли, Колка и Хицанхох на подобие гигантских стен окаймляют с трех сторон небольшое ущелье Колка, идущее к востоку, понижаясь в среднем около 250 футов на версту. На 5-й версте от подножия хребта Колка, то есть от начала, ущелье достигает ледника Майли, который, спускаясь с Казбека и вершины Майли, как бы запирает собою выход из ущелья, а это последнее круто огибает хребет и идет под именем Геналдонского по направлению к северу, имея по правую сторону склоны и отроги Казбека и Чачьхоха, а по левую отроги Шаухоха.
Склоны Казбека, Гимарайхоха и Шаухоха, равно как и хребтов Майли и Колка покрыты в верхних частях своих снегом и фирновым льдом, дающим начало нескольким ледяным потокам, которые, сливаясь между собою, образуют здесь два ледника: большой Майли и меньший безымянный. Последний, удобства ради, позволяю себе на сей случай назвать по имени ущелья, в котором он залегает, ледником Колка (у Мерибахера этот ледник назван Геналдонским, но это название принадлежит, как увидим ниже, леднику Майли).
Названия хребтов Майли и Колка строго не разграничены: иногда оба хребта называют Майли, иногда же оба называют Колка. Для удобства описания я придал название Колка гребню, отделяющему ледник Колка от Мидаграбиндонского ледника, то есть хребту, идущему от Гимарайхоха к Шаухоху, а Майли называют ту часть Бокового Кавказского хребта, которая находится между Казбеком и Гимарайхохом.
Как Майли, так и Колка принадлежат к ледникам первого разряда, но по своему положению и величине резко отличаются один от другого: ледник Майли превосходит своею величиною все ледники Казбека, и большая часть его прекрасно видна с плоскости, особенно хорошо виден он на участке между станциями Беслан, Владикавказской ж. д., немецкой колонией Михайловской и селением Гизель, тогда как ледник Колка, значительно уступая по величине леднику Майли, залегает в глубоком ущелье и виден только с окружающих его гор.
Ледник Колка, если не считать питающих его фирнглетчеров, весь почти покрыт толстым слоем обломков из палеозойских сланцев. Слой этот настолько велик, что местами на поверхности ледника появилась растительность, и весь ледник представляет из себя черную массу обломков, заполняющих дно ущелья Колка. Только у подножья гребня Колка видны участки обнаженного льда.
Ледник Майли, спускаясь по северо-западному склону Казбека, имеет в среднем около 23° падения, и если смотреть на него со стороны ущелья Колка, то производит довольно сильное впечатление: так и кажется, что вся эта ледяная масса еле держится на крутых склонах своего ложа, и что каждую минуту можно ожидать падения ледника.
Случись такой обвал, то хватило бы льда, чтобы завалить все ущелье Геналдона.
Не так сильно впечатление, производимое, так сказать, умирающим ледником Колка. Трудно ожидать каких-либо грозных явлений со стороны заваленного мусором ущелья. Но гроза пришла оттуда, откуда меньше всего ее нужно было ожидать. Обвал произошел не на северо-западном склоне Казбека, как предполагали многие, то есть не со стороны Майли, а со стороны Колка.
У жителей Санибанского общества в пылу ссоры иногда слышится среди ругательств и проклятий пожелание такого рода: «Да поразит тебя гром Генала!». И на вопрос: «Что это за гром Генала?» вам сообщат, что в отдаленные времена сорвался в ущелье Геналдона ледник, уничтожив селение Генал с пятью его отселками; остался всего один небольшой отселок, расположенный у подножья горы Урсхох в 13 верстах от устья ущелья Колка.
Кроме этого предания, которому нельзя не поверить, имеются еще и другие данные, свидетельствующие о прежних обвалах.
Близ селения Нижний Тменикау, саженей на сто ниже конца нынешнего обвала, видны по обеим сторонам реки Геналдона накопления, похожие по составу на моренные, но резко отличающиеся от морены по форме: здесь нет той правильности, которая наблюдается при моренах. Валуны и щебень образуют кучи и холмы, которые образовались, по всей вероятности, на счет обвала, случившегося, несомненно, после обвала, уничтожившего Генал и его отселки.
Из сказанного можно заключить, что ледниковые обвалы в ущелье Геналдона происходили и раньше, и судя по следам древних обвалов, нынешний обвал меньше тех, которые случались в прежнее время.
Из того, что обвалы происходили неоднократно, не трудно заключить, что и в будущем всегда можно ожидать в ущелье Геналдона катастрофы, подобно случившейся.
Не смотря на такие известные выводы, у самого ледника Майли, немного ниже устья ущелья Колка, на левой боковой морене расположился осетинский курорт «Кармадон», славящийся в Осетии своими горячими минеральными источниками. Источников этих с сороковых до семидесятых годов прошлого столетия не было видно, тем не менее о их существовании знали, однако пользоваться ими было невозможно, так как они находились подо льдом обвала, по всей вероятности того самого, следы которого сохранились до наших дней по обе стороны Геналдона под селением Нижний Тменикау. Около 30-ти лет таял обвал, и вот в семидесятых годах прошлого столетия (ХIХ века – ред.) горячие источники появляются вновь.
Чудеса приписывались этим источникам, да и как было не приписывать этому уголку чудес! – Устье ледника Майли ледяною стеною загораживает ущелье, из-под ледника вырывается с ревом мутный Геналдон, температура воды которого равна 5°С. Рядом из-под самого льда струится источник соленой на вкус и прозрачной горячей воды с температурой 55°С. Тут же в нескольких саженях от него источник пресной воды с температурой 10°С. Далее опять минеральные и пресные, горячие и холодные ключи. И вот к этим чудесам природы, под угрозой быть раздавленными ледником, потянулись больные, сначала немногие, потом постепенно с каждым годом число их стало увеличиваться.
В 1887 году я в первый раз попал на этот курорт. Ледник тогда отступил и был приблизительно на 20 метров выше источников.
Курорт представлял из себя несколько жалких лачужек, сложенных из камня без цемента. Лечились, как и на многих европейских курортах, от всех болезней: тут были ревматики, чахоточные, лихорадочные, золотушные и т. д.
Кроме жилых конурок тут находились две небольшие постройки, в полу которых были вырыты ямы, долженствовавшие заменять ванны, дно и бока этих ванн были покрыты красною накипью, выделявшеюся из самой воды. Накипь эта считалась тоже целебной и развозилась чуть ли не по всей Осетии.
Я взял тогда пробы от двух источников, которыми пользовались больные, и передал их при поступлении в Дерптский (ныне Юрьевский) университет профессору Карлу Шмидту, который очень заинтересовался ими и опубликовал результаты своих работ в Бюллетенях Императорской академии наук в томе ХIII (доложено 17 января 1889 г.).
По составу минеральные воды ближе всего подходили к висбаденским водам. Вместе с тем увеличивался бы и прилив больных, но, к счастью, Кармадон не вошел в списки общеевропейских курортов.
В 1894 году я вторично посетил Кармадон и нашел сильное изменение в леднике: он значительно отступил кверху. Постройки были все того же типа, но несколько просторнее прежних, и число их увеличилось. Увеличилось и число ванн: вместо двух стало пять. Больных тоже прибавилось, число их возросло до 50-ти. Среди них, кроме осетин, встречались грузины, греки и русские.
…3-го июля послышались… сильные раскаты обвалов. Часть больных пустилась бежать, но подбодренные аракой куртатинцы стали уговаривать курсовавших остаться и продолжать пирушку.
«Пусть гремит, и мы будем греметь!» – говорили они и, достав ружья, стали стрелять по направлению к леднику Майли. Часов в шесть вечера с гор пронесся ураган, и из ущелья Колка с неимоверным шумом вырвалась страшных размеров черная масса камней и льда.
В один миг эта масса покрыла нижний конец ледника Майли, перевалилась через него и, ударившись о правую морену, перекинулась на левую, и курорта «Кармадона» с его домиками, ваннами и оставшимися людьми как не бывало.
Уничтожив Кармадон, ледяная масса, извиваясь подобно гигантской змее с черной головой, серым туловищем и постепенно переходящим в белый цвет хвостом, ринулась вниз, извиваясь и влезая то на правую, то на левую стороны ущелья, сокрушая вместе с тем все попадающееся на пути.
Люди, лошади, рогатый скот и камни огромных размеров подхватывались сыпучим льдом и перетирались, как в толчее.
Обвал остановился на седьмой версте от Кармадона, пройдя все расстояние… в течение 5-ти или 8-ми минут.
6-го июля на место катастрофы явились родственники жертв обвала, четыре человека, желая найти трупы погибших, пустились на поиски по льду, но в это время новый обвал подхватил несчастных, и их постигла та же участь, что и их родственников.
Второй обвал прошел
по первому и, покрыв таковой, спустился на 1/2 версты ниже, где и остановился, завалив ущелье Геналдона на расстоянии 7 1/2 верст от Кармадона. Нижний конец его дошел до того места, над которым на горе находится селение Верхний Тменикау. Таким образом, обвалами завалены оба ущелья на расстоянии около 12-ти верст.
Принимая минимальную среднюю толщину обвала в 30 сажень, а ширину в 60 сажень, получим при двадцативерстной длине массу льда в 5 1/2 миллионов кубических сажень.
Что происходило в ущелье Колка, никто не знает, но по Геналдону картина была ужасная: страшный ветер предшествовал обвалу, с ветром неслась ледяная пыль наподобие снега или, вернее, мелкого града. Неимоверный шум от движения льда заглушал крики людей и животных. Все это вместе взятое до того было ужасно, что одну женщину-осетинку нашли мертвой на тропинке, не тронутой обвалом. Несчастная, полагают, умерла от страха.
Ущелье Колка служит, или, вернее, служило, пастбищным местом для скота, часть которого каким-то чудом уцелела на высокой древней морене, окруженной обвалами и ледниками. Спасти этот скот никто не решался; предполагали, что с наступлением холодов он погибнет от голода. Однако 28 июля во Владикавказе получено было известие, что скот выведен через ледник Майли в безопасное место.
Из № 164 «Терских ведомостей» заимствуем следующие цифры.
Погибло при падении ледника 3-го июля 31 человек (21 мужчина и 10 женщин).
Ранены (положение безнадежное) 1
Убито 6-го июля 4
Всех жертв 36 человек
Кроме того, погибло:
Лошадей 58
Ослов 2
Овец и коз 1079
Собак 5
Мельниц водяных в 1 постав 28
Бараков на Кармадоне 12
Разных ценных вещей и денег приблизительно на сумму 10,000 руб.
Цифры эти, конечно, ничтожны в сравнении с жертвами Шемахи и Сен-Пьера, но из этого не следует, что обвал был ничтожный. Наученные горьким опытом, жители Санибанского общества не селятся на берегах Геналдона. Ближайшее к леднику селение Верхний Тменикау находится по правую сторону реки Геналдон и расположено на 1200 футов выше реки, в местности весьма живописной, но безводной и неудобной для житья.
Вообще ущелье мало заселено, и не будь злополучного курорта у ледника Майли, человеческих жертв этот раз, может быть, и не было бы совсем.
Мне пришлось побывать на месте катастрофы ровно месяц спустя после первого обвала. Погода мне не благоприятствовала: дожди и туманы мешали подробно осмотреть обвал. Впечатление при взгляде на обвал со стороны селения Тменикау не велико, но стоит спуститься вниз, чтобы иметь понятие о страшных размерах обвала. Лед уплотнился и имеет вид настоящего ледника, только без боковых морен. Поверхность его местами ровная, занесена галькой, местами же представляет ледяные горы в несколько сажень высоты.
Кое-где среди мелких камней, вынесенных обвалом, попадаются каменные глыбы в 2–3 тысячи пудов.
Река Геналдон вытекает двумя рукавами из гротов по правую и левую сторону у конца обвала.
По реке иногда плывут ледяные глыбы, а иногда на островах или мелких местах реки попадаются части тел людей и животных.
Минеральные воды закрыты льдом и, вероятно, пройдет много лет, пока они опять откроются. Закрыт и горячий источник близ селения Верхний Тменикау, служивший жителям для промывки и обработки шерсти.
Обвал занял теперь такое положение, что ледник Майли кажется удлинившимся на восемь верст. Нижний конец обвала находится теперь на высоте 4757` над уровнем моря, то есть, на 6200 футов ниже снеговой линии.
После обвалов как 3-го, так равно и 6-го июля, река Геналдон каждый раз мелела настолько, что можно было пройти на другую сторону реки по камням, не замочивши ног, но через несколько часов вода со страшной силою вырывалась из ледяной запруды, производя в свою очередь опустошения по ущелью Геналдона и Гизельдона, так что единственный колесный путь, ведущий в Санибанское общество через селение Гизель, был уничтожен. Уничтожен и мост на реке Геналдон по дороге из Санибы в Кани и Тменикау.
Относительно причин, вызвавших падение обвала, ходят разноречивые предположения: одни находят связь между этим обвалом и Шемахой и даже малыми Антильскими островами, другие утверждают, что горячие ключи Кармадона имели свое влияние на ледник, третьи же объясняют обвал просто накоплением льдов.
Ни одно из этих предположений, при изучении обвала на месте, не находит себе подтверждения. Если бы обвал был вызван землетрясением, то таковое, вероятно, хотя бы в слабой степени ощущалось и в окрестных селениях, однако нигде ни по пути, ни по ту сторону хребта о землетрясении в это время не было слышно. Кроме того, небольшие обвалы, которые слышны были в Кармадоне за две недели до катастрофы, свидетельствуют о том, что обвал подготовлялся раньше, а не явился сразу, как бы от толчка или сотрясения почвы.
Что касается горячих ключей Кармадона, то их влияние не могло распространиться так далеко, не оказав каких-либо изменений в самих источниках.
Чтобы выяснить себе причину обвала, возвратимся к леднику Колка.
Ледник этот залегает большею своей частью на дне глубокого ущелья, к нему спускаются по крутым склонам окаймляющих ущелье хребтов 7 висячих фирнглетчеров. Пять из них спускаются по северному склону хребта Майли, один по северо-восточному склону г.Гимарайхох (Джимарайхох), один небольшой по восточному склону хребта Колка и один по юго-восточному склону горы Шаухох. Ложе этих висячих ледников почти лишено уступов и представляет гладкую поверхность, имеющую уклон приблизительно в 40°, а иногда и 60°.
Ледники спускаются прямыми ледяными потоками почти без извилин. Все это говорит в пользу неустойчивого положения фирнглетчеров, и если они держались до сих пор, то благодаря тому, что нижние концы их упирались в ледник Колка.
Но ледник Колка, как и все ледники Кавказа, в последнее время сильно уменьшался и в толщину, понижая таким образом места опоры висячих ледников.
Когда ледник уменьшался равномерно, то и фирнглетчеры успевали опускаться за ним, но когда от жары ледник Колка стал быстро уменьшаться в толщину и, кроме того, нижние концы фирнглетчеров тоже подтаяли, то они, не имея опоры внизу, держались только верхними частями своими, так как вверху таяние было значительно слабее. Само собою разумеется, что долго провисеть в таком положении ледники не могли и рано или поздно должны были свалиться.
Катастрофа 1902 года подготовлялась, собственно говоря, еще с прошлого года: уже в 1901 году мы видим ненормальное таяние ледников.
Наибольшее таяние льдов на Кавказе наблюдается обыкновенно в июле месяце, но в 1901 и 1902 годах сильное таяние льдов, подобно июльскому, начиналось уже в июне, и причину этого мы должны искать в температуре воздуха. Вместо нормальной температуры 17,8°С для Владикавказа во второй декаде июня нов. ст. было 20,5°С, то есть на 2,7°С выше нормальной.
Такое сильное повышение температуры над нормальной не могло остаться без влияния на состояние ледников.
Другим фактором мог быть прошедший в начале июня в ущельях Терека, Геналдона и Колка страшный ливень, который мог сильно повлиять на рыхлый и без того фирновый лед висячих ледников, от которых с этого времени стали осыпаться небольшие участки льда. Шум этих обвалов доносился из ущелья Колка до Кармадона, но ему не придавали значения, равно как не обращено было внимание на почти черный цвет воды в реке Геналдон, происходивший от сильного трения льда о сланцевое ложе во время ускорившегося сползания висячих глетчеров.
После упомянутого ливня жара все усиливалась, и, наконец, 3-го июля, подобно тому как с покатых крыш во время оттепели иногда сваливается почти весь накопившийся за зиму снег, только в несравненно большем размере, сорвался весь, накопившийся в течение многих лет, фирновый лед, покоившийся в виде пяти ледяных потоков на северном склоне хребта Майли.
Вся эта масса льда покатилась на ледник Колка, затем, ударившись о заграждавший выход из ущелья, ледник Майли, повернула в ущелье Геналдона.
Пока головная часть обвала неслась к Тменикау, хвост обвала был еще в ущелье Колка, так что все пространство по ущельям Геналдонскому и Колка было занято катящимся льдом на расстоянии десяти верст.
Обвал 6-го июля пошел по тому же пути, что и первый: он получил начало на восточном склоне хребта Колка, но особенно большое количество льда сорвалось с северо-восточного склона горы Гимарайхох. Промчавшись по первому обвалу, он прошел дальше его и остановился на полверсты ниже, удлинив таким образом, линию обвала до 11 1/2 – 12 верст.
Итак, я, может быть, оши-
баюсь, но мне кажется, что не чрезмерное накопление льдов, а сильное таяние было причиной обвала. Подтверждение этого предположения можно усмотреть еще в том, что первым упал, как это видно по полосам на обвале в ущелье Колка, ближайший к выходу, спускающийся ниже всех, фирнглетчер, то есть тот, на который больше всего действовала температура нижних, более теплых слоев воздуха, а за ним, быть может, от одного сотрясения почвы и воздуха стали постепенно падать подготовленные уже к падению четыре следующих ледника. Последними упали 6 июля фирнглетчеры Гимарайхоха и хребта Колка, имевшие самую высокую точку опоры.
Вслед за падением обвалов наступила дождливая погода, сопровождаемая холодом, а 3-го августа выпал в горах снег, затем он выпадал еще несколько раз…
Э. А. ШТЕБЕР.
"Северная Осетия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Скандально известной судье Краснодарского краевого суда Елене Хахалевой велено писать заявление об отставке, заявил в своем очередном видеообращении бывший судья Хостинского районного суда города Сочи Дмитрий Новиков.

СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
Комментарии
Восемь научных трюков для превращения в профи
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
Эксперт объяснил панику вокруг конца света 23 сентября
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Президент Трамп ужесточил санкции против Северной Кореи
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Еще одна учительница сядет за секс с учениками. Пожизненно
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
СМИ: какие "топовые" банки ждет банкротство
Чонгарская вышка вместо украинской пропаганды транслирует передачи из России
Чонгарская вышка вместо украинской пропаганды транслирует передачи из России
Русский язык в Татарстане: проблем нет. Или есть?
"Яблоко" предлагает России смириться
Еще одна учительница сядет за секс с учениками. Пожизненно
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
Ночные "Страхи" Моргана Фримена
СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой
«Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой