Владимир Овчинский: Гуманизация УК - тупик

Почему на улицах российских городов продолжают почти безнаказанно орудовать хулиганы? Из-за чего резко помолодели ряды убийц и насильников? Способна ли реформа МВД исправить криминогенную ситуацию в стране? На эти вопросы читателям "Правды.Ру" ответил вице-президент Союза криминалистов и криминологов, доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке Владимир Семенович Овчинский.

— Официальная статистика МВД говорит об общем снижении уровня уличной преступности. Реальные факты показывают другое: на людей нападают среди бела дня, это подтверждают и рядовые сотрудники МВД.

— Не будем забывать, какую оценку дал президент России Дмитрий Медведев нашей статистике. Он просто ее на совещании в прошлом году назвал брехней, простым русским словом, что и является правдой, потому что вся статистка уголовная — брехня, она не соответствует реальному положению дел. Уже в этом году генеральный прокурор РФ Юрий Чайка дал практически такую же, но уже юридическую оценку. Он сказал, что вся уголовная статистика, которая формируется МВД, сфальсифицирована. На основании чего и президент, и прокурор делают такие выводы? На основании того, что Научно-исследовательский институт Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации в этом году издал огромный труд, посвященный анализу латентной (скрытой) преступности в России, то есть реальному состоянию преступности. Ученые проводили это исследование десять лет во главе с профессором Сергеем Иншаковым. В этом труде (он где-то 800 страниц) по всем видам преступлений доказано, что реальная преступность все эти годы не снижалась, в том числе и уличная, а постоянно росла. Данные фальсифицировались органами внутренних дел и другими правоохранительными органами. Мало того, даже по убийствам исследование заканчивается анализом 2009 года. Факты говорят сами за себя: если в 2009 году МВД зарегистрировало и обнародовало цифру в 17 тысяч убийств, то, по данным НИИ Академии Генпрокуратуры, на самом деле, в этот период было зарегистрировано 47 тысяч убийств. Есть разница?

Поэтому когда вы задаете вопрос — почему, я могу ответить: потому, что даже руководство страны, на самом высоком уровне, констатирует, что на статистику в деле реального осмысления преступности, в том числе уличной, ориентироваться нельзя.

Чем отличается сегодняшнее уголовное законодательство по уличным преступлениям от того, что было в 90-е годы?

— Уголовно-исполнительная система по уличным преступлениям претерпела изменения. Не в лучшую сторону. Это второй фактор, в результате действия которого искажаются все данные об уличной преступности. Раньше, до недавнего времени, до декабря 2003 года, основной мотив уличной преступности составляло хулиганство, которое каралось Уголовным кодексом. В 2003 году, во время первой глобальной волны либерализации Уголовного кодекса, статья о хулиганстве была изуродована полностью. И осталось хулиганством только то, что совершается с оружием, что само по себе является диким парадоксом. Потому что если это насильственные действия с оружием, то это уже покушение на убийство, нанесение тяжкого вреда здоровью. Если с отъемом средств, то это уже разбойное нападение. В результате все хулиганство у нас ушло в административные правонарушения, даже самое злостное. То есть, у нас сейчас такая ситуация, что группа тех же скинхедов, которых очень не любят наши демократы, может подойти к любому человеку, ударить его по лицу, плевать в лицо, свалить его на землю, пинать ногами, мочиться на него, раздавить ему очки — и это не будет преступлением. Это будет административным правонарушением, за которое максимум можно получить 15 суток ареста. А в основном, если их даже задержат, то они получают незначительный штраф. Это называется уродование нашей уголовной политики.

Когда вы говорите, там хулиганят, там бьют по лицу и при этом не принимается никаких мер, — вы говорите правду. Мы все свидетели того, что это так. А мер нет, потому что у нас такое законодательство. Вы сами приведите нам преступника — вот такое у нас законодательство.

Потом наши либералы приняли такой уголовно-процессуальный кодекс, в соответствии с которым вот эти все действия надо было квалифицировать уже не как хулиганство, а как нанесение легкой и средней тяжести здоровью. Но, по действующему до недавнего времени уголовно-процессуальному кодексу (УПК), милиция эти заявления не принимала — надо было идти в мировой суд. А мировой суд, по нормам УПК, мог принять заявление, только если вы указываете ФИО, год рождения и место жительства человека, который вас избил. То есть, если вы этого человека не знаете, то у вас это заявление не принималось.

Насколько я понимаю, либерализация уголовной системы сама по себе стала угрозой безопасности внутри страны.

— Только после многократных обращений во все инстанции Конституционный суд принял два года назад решение, в соответствии с которым любые правоохранительные органы должны сразу принимать заявления, возбуждать дела и действовать в соответствии с законом. А вот этот разрыв между 2003 годом и, по-моему, 2008-м, пока суд не принял это решение, пять лет в стране была полная вакханалия. Об этом стало ясно после событий в Кондопоге. Там, когда прокуратура проводила проверку, оказалось, что сотни, тысячи людей подавали заявления о бесчинствах двух преступных группировок — кавказской и местной, славянской. Эти бандиты избивали друг друга, да и всех, кого они подозревали в принадлежности к другой группировке. Люди обращались, а никаких мер не принималось, потому что действовала эта норма УПК. И только после кондопогского случая, который кончился массовыми беспорядками, — только после этого КС принял решение и в УПК было внесено изменение.

— Почему преступность молодеет? В сводках стали фигурировать 11-12-летние правонарушители

— Молодежь всегда совершала преступления. Это было и в советское время. Во всех странах молодежь совершает на улицах 80 процентов всех правонарушений. Молодежи вообще свойственна повышенная агрессивность, импульсивность, и тут удивляться нечему. Почему появился такой низкий порог правонарушителей? Знаете, даже преступлениями это нельзя назвать. Ведь у нас преступление начинается, когда субъекту есть 14 лет. А мы в этих случаях часто имеем дело с 12-13-летними… Это происходит потому, что налицо общий распад нравственности, о котором уже тысячу раз говорили все наши депутаты. Второе — огромный поток насилия, который выливается из СМИ, из сети Интернет… Эта молодежная, подростковая мода снимать на видео, на телефоны ролики с фактами насилия — это уже у нас просто болезнь социальная идет, и никакой реакции на это! Раньше у нас была сеть специнтернатов, спецучилищ для детей, которые до 14-летнего возраста совершали правонарушения. Сейчас это все сокращено. Это все применяется и сегодня, но только когда малолетние "преступники" совершают убийства, а за другие действия с признаками преступления органы ограничиваются различными административными мерами по отношению к родителям.

И потом огромное количество бездомных беспризорных детей, которые просто находятся на улице. Они всегда под контролем различных структур, в том числе и мафиозных. По уровню детской преступности мы из-за этого скоро пойдем по пути Италии и Латинской Америки. Там мафиозные структуры часто использовали детей даже для совершения заказных убийств. Тринадцатилетним подросткам давали оружие, адрес, и они шли, убивали людей, которых нужно было убрать, и за это не несли никакой уголовной ответственности, потому что возраст уголовной ответственности в большинстве стран начинается с 14 лет. Только в США можно сажать детей и в 10 лет, и в 11, и в 12. В некоторых штатах США детей можно и казнить. Недавно к пожизненному заключению был приговорен 11-летний мальчик, который застрелил свою мачеху из ружья. В США жесткие законы. За счет того, что они сохраняют смертную казнь, за счет того, что они детей-преступников сажают в тюрьму, за счет того, что у них любое проявление насилия против людей считается преступлением, а не каким-то административным правонарушением — за счет этого они обеспечивают у себя более-менее нормальный стабильный правопорядок

— Поможет ли реформа МВД справиться с криминогенной ситуацией в России?

— Реформа, которая сейчас проводится, то, что называется гуманизацией уголовного законодательства, — это ведет вообще к полному хаосу в стране. Потому что нельзя бороться с преступностью и бороться с коррупцией, с терроризмом в условиях гуманизации системы уголовной политики и уголовного наказания. Одно противоречит другому. Это путь в никуда.

Читайте также интервью с заместителем начальника ГУВД по Московской области, генералом-майором милиции Андреем Геннадьевичем Липилиным: Есть ли у преступников национальность?

Читайте самое актуальное в рубрике "Происшествия"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
США не признали выборы в Венесуэле
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
30 тысяч самоубийц из сектора Газа. Это нужно Аллаху?
США не признали выборы в Венесуэле
Соцсети Украины: "Крымский мост - наша перемога"
Соцсети Украины: "Крымский мост - наша перемога"
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Экс-генерал бундесвера: Россия вернула войну в Европу
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Призвавший взорвать Крымский мост американец ответил России
Переменки - вместе, а уроки - врозь
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
В России начаты испытания первого носителя "Калибров"
Франция готова к отношениям с Россией "без наивности"
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал