Происшествия » Человеческий фактор
Автор Правда.Ру

Расследование: чей жертвой стало старейшее российское морское судно?

Чьей жертвой стал "Дункан"?
Из скромной заметки в "Санкт-Петербургских ведомостях" от 25 июля и короткой информации, повторенной каналами ЦТ, стало известно о гибели паровой шхуны "Дункан" - старейшего из находившихся в эксплуатации пароходов России ( наряду с колесным пароходом "Николай Гоголь" из Северодвинска). Все, кто знает ее капитана и, несомненно, выдающегося энтузиаста своего дела Валентина Сыромятникова, затаив дыхание вслушивались в радио и телепередачи, пытаясь уловить суть происшедшего. Однако, вскоре после краткого сообщения о буксировке с мели, куда пароход был выброшен штормом в результате сомнений датских спасателей, что их героические усилия будут оплачены, мы узнали, что "Дункан" затонул на глубине 16 метров близ датского города Каллунборг. Затем появилось несколько заметок о борьбе капитана Сыромятникова с компанией "Свитцер", якобы пообещавшей сначала снять "Дункан" с мели, а затем, после собственноручного затопления "реликтового" парохода, поднять его с морского дна. Прозвучало несколько высказываний российских дипломатов в Дании о помощи, оказанной экипажу, а также ряда доморощенных "экспертов", оперативно попытавшихся найти криминал в действиях капитана. Мол, и судовые документы не в порядке, и страховки нет, да и вообще, судно находится в частном владении, поэтому стоит ли портить из-за него отношения с традиционно дружественным России датским королевством. Независимо от последних политических демаршей с чеченским конгрессом и выдачей Закаева действительно стоит помнить о более чем пятисотлетней историей союзничества с Данией и даже, если хотите, о матери последнего императора Марии Федоровне, в девичестве принцессе Дагмар из рода Глюксбургов. Но давайте прежде всего вспомним о том, чей флаг нес "Дункан" все годы своего заграничного турне и даже тогда, когда в результате "умелых" действий псевдоспасателей уходил на дно. Так вот, на его корме гордо развевался российский флаг и экипаж был вправе рассчитывать на помощь родного государства.

Историческая справка
2-х мачтовая паровая шхуна "Дункан", построена в 1901 году на судоверфи "Павел Валь и Ко" в городе Варкаус, великое княжество Финляндское как буксир "Лепорелло". Корпус стальной, клепанный из листов 5-9 мм. Длина 21,5 м, ширина 4,7 м, осадка 2,5 м. Водоизмещение — 69 тонн. Вспомогательное парусное вооружение, площадь парусов — 100 кв.м.
Паровая машина системы "компаунд" постройки 1900 г. Завод Крейтона, г. Або ( ныне Турку, Финляндия), мощность 75 л.с. Паровой котел постройки Ижорского завода 1932 г. Топливо- дрова, мазут.
В 1902 г. уже с новым именем — "Колпино" буксир был приобретен казной за 19040 рублей 69 копеек для Ижорских заводов, где доблестно трудился вплоть до начала Великой Отечественной войны, в которой принял участие под наименованием "Л-99", охраняя ленинградские рейды, с которыми был более чем знаком. Еще в 1904-м он выводил на кронштадский рейд корабли
2-й Тихоокеанской эскадры, уходившей в... Цусиму. В 1946 г. после ремонта "помолодевший" пароход вернулся к гражданской жизни и вплоть до 1987 г. нес трудовую вахту, после чего был списан на металлолом.

Печальное зрелище являл собой будущий "Дункан" на берегу "пьяной гавани" - в отстойнике списанных судов, когда в 1992 г. его приобрел Валентин Сыромятников. Шесть лет буквально нечеловеческих усилий превратили груду ржавого металла в элегантную шхуну, благо ее сердце — паровая машина оказалась в весьма приличном состоянии. С 1998 г. "Дункан" находился в плавании, участвуя в различных фестивалях и вызывая неизменное восхищение жителей Турку, Стокгольма, Ростока и других портов Балтийского моря, в особенности тем, сколько усилий было положено капитаном, чтобы возродить пароход в первозданном виде. И в Турку, где пароход ремонтировался в1999-м и в Ростоке, где он зимовал с 2001 на 2002 год, власти предлагали пожизненный пансион и беззаботное существование в качестве местной достопримечательности при условии смены флага, но капитан Сыромятников с негодованием отказался, чем нажил себе немало врагов.
Кто-то может сказать, что, дескать, и более достойные корабли и суда гниют в затонах и на корабельных кладбищах с туманной перспективой стать хотя бы кораблем-музеем подобно ледоколу "Красин". Среди них и первый атомный ледокол "Ленин", и первенец нашего атомного подводного флота "К-8", которые достойно заменили бы многочисленные муляжи кораблей, "украшающие" морскую столицу России. Что ж, замечание было бы справедливо, если не считать, что на возрождение "Дункана" не было истрачено ни копейки государственных денег, а выгода от его странствий шла именно государству, у которого в данный исторический момент нет денег не только на посылку судов на международные фестивали и регаты (учебные парусники не в счет!), но и просто на демонстрацию флага, который, в отличие от исчезнувшего советского, мало кто в мире знает. Ведь и то, что осталось от нашего торгового флота большей частью плавает, пардон, ходит под чужими флагами. Так что энтузиастов, подобных Сыромятникову надо не просто поощрять, а носить на руках. Или хотя бы поддерживать в трудную годину. Не для этого ли вообще существует государство? Что касается консульских учреждений за границей, защита интересов сограждан — их главное и прямое предназначение по определению. В истории с "Дунканом" поначалу так оно и было. Дипломаты появились и пообещали помощь, касающуюся не только немногочисленного экипажа, но, самое главное, решения судьбы парохода. А потом исчезли, заявив на прощание, что ссориться из-за такого незначительного суденышка с дружественной страной не резон. Остались дружески настроенные люди — датчане, которые наблюдали всю картину собственными глазами. Возмущенные действиями соотечественников — "специалистов" компании "Свитцер", они не только окружили заботой российский экипаж, предоставив пищу и кров (последние два месяца Валентин, его сын и девушка-матрос жили при местной церкви), но и привлекли адвокатов, свидетелей. Был организован "клуб друзей "Дункана", действующий по сей день, члены которого снабдили капитана Сыромятникова таким количеством видео-фото документов, свидетельствующих о намеренном потоплении парохода (мотивы которого еще предстоит выяснить), что казалось бы "дело в шляпе". Ступай себе в суд и выигрывай процесс. Но, увы, все не так-то просто. Во-первых, судебный процесс — дело далеко не дешевое. А во-вторых, датчане не очень-то склонны давать в обиду своих, пусть даже не совсем правых. Особенно, если речь идет о таком гиганте, как компания "Свитцер". По свидетельству Валентина Сыромятникова, в Дании это примерно то же, что у нас "Газпром". В ее сферу деятельности входят и торговля нефтепродуктами, и финансово-страховой бизнес, но видимо все же спасение на водах - ее "конек".

А теперь послушаем самого Валентина Сыромятникова, возвратившегося в Санкт-Петербург после трехмесячных попыток достучаться до правды, а главное поднять свой пароход, так и не попавший на международный фестиваль исторических кораблей в шведском Гётеборге. Капитан получил уведомление властей, обязавшее его покинуть Данию в трехдневный срок в самый разгар разбирательства и расследования обстоятельств гибели парохода.

Сергей Апрелев: Интересно было бы услышать хронологию происшествия, т.с. из первых уст.
Валентин Сыромятников: Пожалуйста, хотя, сам понимаешь, каждый раз при этих воспоминаниях у меня просто комок к горлу подходит. Ведь "Дункан" все еще на дне, и каждый такой день старичку аукнется... Так вот, 22 июля с.г. в ожидании улучшения погоды я встал на якорь в бухте близ порта Каллунборг. Мы находились не под парами. Когда около 11.00 внезапно разразился шторм, я находился у капитана порта. Для спасения парохода и членов экипажа я запросил помощь, начиная с доставки меня на борт и заканчивая буксировкой в акваторию порта. Так как капитану порта суда, находящиеся здесь, не подчиняются, я последовательно обратился к трем капитанам королевской лоцманской службы. За буксировку потребовали 15000 крон (примерно 2500 долларов), при этом деньги надо было внести до начала работ. Датские граждане, ставшие свидетелями надвигающейся катастрофы, обращались по телефону в службу 112 и другие спасательные ведомства. И везде слышали в ответ: "У русских наверняка нет денег, помогать не будем!". Дальнейшее вам известно. Судно сорвало с якоря и вынесло на отмель. Максим с Еленой выплыли на берег, где их "тепло" встретили датские пограничники, в результате чего, несмотря на абсурдность ситуации, Максиму, невзирая на шторм, пришлось доплыть до "Дункана" и вернуться с нашими паспортами в зубах...
Что касается событий 26 июля (день потопления "Дункана"), могу сказать лишь, что примерно в 9 часов утра хозяйка отеля, где временно расположилась наша команда, сказала, что звонил капитан порта, сообщивший о намерении компании "Свитцер" начать аварийные работы по снятию парохода с мели. Мне предлагалось срочно прибыть на... берег. Никаких переговоров с компанией я не вел, так что это было их односторонней инициативой. Лично я собирался воспользоваться предложением владельца плавкрана "Самсон" Кнута Троупа оказать безвозмездную помощь, тем более, что 24 и 25 июля компания "Thorup Diving Servis" по собственной инициативе произвела осмотр нодводной части судна, не обнаружив никаких повреждений.
Оказавшись на берегу, я увидел, что к "Дункану" подходит буксир с выразительным названием "Воланд", принадлежащий компании "Switzer". Сначала жестами, а затем по телефону, с помощью присутствовавших здесь местных жителей, я выразил желание оказаться на борту. В ответ прозвучала фраза, что на борту должны находиться лишь профессионалы.
Часов 6-7 производилась откачка воды из трюмов и около 17 часов пароход всплыл со значительным креном на левый борт. Я счел своим долгом известить "спасателей" о том, что в цистерне этого борта находится топливо. Тем не менее, "Дункан" начали резко сдергивать с грунта кормой вперед. Будучи неуправляемым, судно несколько раз заваливалось на борт. Осознав бессмысленность своего пребывания на берегу, я отправился в порт — конечный пункт буксировки. Примерно в 18 часов журналист датского телевидения сообщил нам о гибели "Дункана". Он вел съемку с катера. На вопрос есть ли у него запись, он ответил, что, к сожалению, она не полная. Полную съемку вели с буксира. Ее я тебе и показывал.
С.А. — После просмотра пленки мне совершенно непонятно, почему после стаскивания с мели буксировка велась за корму, что делало судно неуправляемым, а затем буксирный трос и вовсе был переведен на левый борт, который едва возвышался над водой. Возникло впечатление, что дополнительный кренящий момент создавался умышленно, что вскоре и привело к затоплению.
В.С. — Мне непонятно, зачем им это вообще понадобилось. И тогда, встретив в порту буксир, я попытался получить объяснения. Их мне никто дать не удосужился. Вечером того же дня представитель компании "Switzer" Турбен Стае заявил по телефону РИА "Новости", что не знает причин затопления судна, но компания намерена продолжить начатую работу за свой счет.
На следующий день журналисты местного телевидения доставили меня к месту гибели "Дункана", где уже стоял плавучий кран "Самсон". Кнут Троуп извинился за происшедшее, сказав, что вины его нет, так как перегнать буксир "Свитцера" было невозможно. Он вызвался и дальше оказывать посильную помощь и 1 августа получил доверенность на подъем личных вещей. С 29 июля по 6 августа компания Троупа произвела подводные съемки "Дункана" и завела проводники для стропов под корпус судна. Спуски проводились с борта судна "Fru Jensen". Более месяца я ждал подъема документов и ценных вещей. Но лишь первый спуск, в котором участвовало 15 человек, оказался успешным. Деньги, несмотря на детальный план, так и не нашли. Худо-бедно, но все-таки 500 долларов!
В начале сентября я узнал, что на затонувший пароход спускаются все кому не лень, поэтому, так и не дождавшись подъема документов, 12 сентября запретил их проведение. Однако вечером того же дня из звонка одного из новых друзей Эрика Микаэльсена узнал, что погружения на "Дункан" продолжаются. Из объяснений Троупа я понял, что ему не по силам контролировать процесс.
Я счел необходимым забрать у Троупа доверенность, тем более, что попыток подъема так и не предпринималось.
С.А. — Ну, так что делается сейчас? Кто продолжает дело и как быть с заявлением властей о намерении взорвать судно, как мешающее судоходству, если оно не будет поднято до 15 ноября?
В.С. — Не думаю, что кто-то будет взрывать пароход, тем более, что дело ведут датские военные совместно с ведомством по территориальным водам. До получения от ведомства копий рапортов участников работ и результатов служебного расследования я не вправе давать окончательную оценку действиям аварийной команды "Свитцера". Российская сторона самоустранилась. Выводы должны будут делать независимые эксперты датчан. Хотелось бы получить ответы на ряд вопросов:
- Почему компания "Свитцер" не сочла необходимым заключить контракт с владельцем судна и известить его заблаговременно о начале работ?
- Почему капитан (судовладелец) не был допущен к обсуждению плана спасательных работ, а его рекомендации были проигнорированы (причина крена на левый борт)?
- Почему капитан (судовладелец) не был допущен на борт собственного судна?
- Почему перед буксировкой не был выровнен крен на левый борт, а снятие с мели производилось резко с риском повреждения винто-рулевого комплекса?
- Почему буксировка осуществлялась кормой , а затем и вовсе странным методом — трос заведен за брот в районе миделя?
- Почему судно, снятое с мели было сразу выведено на глубоководный фарватер?
- С момента заваливания на борт до затопления судна прошло около 15 минут, в чем выражались действия "Воланда" и двух буксиров обеспечения?
- Почему никто даже не пытался объясниться перед судовладельцем о происшествии, не говоря уже об извинениях? В особенности это касается компании "Свитцер", самовольно взявшейся за "спасательную" операцию.
Уверен, что список вопросов можно было бы продолжить, находись я на борту "Дункана". Со своей стороны я направил морской протест в адрес начальника консульского отдела посольства России в королевстве Дания - А.А.Копнина и вправе рассчитывать все же на помощь со стороны собственного государства.
Нам ничего не остается как пожелать Валентину Сыромятникову успехов в спасении своего любимого детища. В том, что у него хватит сил и терпения, сомневаться не приходится, а мы постараемся ему помочь.
Сергей Апрелев,
член ассоциации флотской прессы,
специально для "ПРАВДЫ.Ру"
На снимках: капитан Валентин Сыромятников; так пытались спасать "Дункан" (анонс)
Фото автора

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Украшения, по классу и уровню мастерства изготовления сопоставимые со знаменитой коллекцией "скифского золота", которая в настоящее время удерживается в Нидерландах, были обнаружены в Крыму во время археологических раскопок.

Археологи нашли в Крыму золотые суперартефакты
Комментарии
Самые непопулярные автомобили у угонщиков
"НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС": КУЧМА ПРОДАВАЛ ИРАКУ "КОЛЬЧУГИ"
Общественная палата РФ: выдворение из Украины журналистки ВГРТК — нарушение международного права
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Иностранным студентам станет проще получить российский паспорт
Секреты кредитования россиян раскрыли в Бюро кредитных историй
Президент России ознакомился с работой нового терминала калининградского аэропорта "Храброво"
Дамаск: отравляющие вещества поставляют террористам США и Британия
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Почему дрожат руки?
Владимир СОЛОВЬЕВ — о синергии СМИ и социальных сетей
Дамаск: отравляющие вещества поставляют террористам США и Британия
Донецк сообщил о предотвращении теракта на телевышке
Подтверждено Вованом и Лексусом: у Северной Кореи — ракетные технологии "Южмаша"
Зачем Россия продает долговые бумаги США — Александр БУЗГАЛИН
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Академик Леонид ПОНОМАРЕВ: "Кто и как убивает будущее?"
Академик Леонид ПОНОМАРЕВ: "Кто и как убивает будущее?"