Превосходство бандитов над полицией поощряется

Сложности с применением российскими полицейскими оружия стали уже притчей во языцех. Понятно, что кодексы защищают преступников, а полицейского, применившего оружие, могут и по судам затаскать. Как же избавиться от этого? На этот и другие вопросы в прямом эфире видеостудии "Правды.Ру" ответила глава движения "Право на оружие" Мария Бутина.

Читайте все статьи по теме

Если посмотреть на эту проблему с формальной, то есть с юридической точки зрения, то может показаться, что на самом деле самой проблемы-то и не существует — в 23-й статье закона "О полиции" написано, что: "Сотрудник полиции имеет право… применять огнестрельное оружие… для защиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья", а также "для задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление, а также лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящихся при нем оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, ядовитых или радиоактивных веществ". Таким образом, нельзя утверждать, что наши полицейские, в отличие, например, от американских или европейских коллег, совсем уж беззащитны перед вооруженными преступниками.

Читайте также: Даниил Корецкий: Полицейскому, применившему оружие, положена психологическая помощь

Однако, как это часто у нас бывает, закон — это одно, а повседневная практика — совсем другое. И вот, согласно этой самой повседневной практике, чуть ли не каждый случай использования полицейским оружия по его прямому назначению, становится фактом долгого и утомительного судебного разбирательства, которое, даже в случае оправдания самого сотрудника полиции, все равно причиняет ущерб его здоровью, карьере, а также понижает эффективность работы полиции в целом. Именно поэтому в ряде случаев полицейские просто бояться использовать оружие — ведь после этого им самим может быть хуже, поскольку, как говорил в свое время известный гангстер Аль-Капоне, в отличие от грабителей, адвокаты малым никогда не удовлетворяются.

Таким образом получается парадоксальная ситуация — с юридической точки зрения ничто не мешает полицейским использовать оружие по мере необходимости, а в реальности они не могут этого делать. Но есть ли выход из подобного замкнутого круга? Председатель движения легализации короткоствольного нарезного огнестрельного оружия "Право на оружие" Мария Бутина считает, что есть. И вот в чем именно он состоит, она и рассказала "Правде. Ру" во время прямого эфира, посвященного данной проблеме.

"Несмотря на то, что закон "О полиции" вроде бы четко разъясняет, в каких случаях применение полицейским оружия не является должностным преступлением, на практике все куда сложнее, — говорит Мария Бутина. — Дело в том, что есть в Уголовном кодексе РФ 286 статья "О превышении должностных полномочий", из-за которой та узкая черта, отделяющая ситуации, в которых можно применить оружие, от тех, в которых этого делать нельзя, становится весьма размытой. А если полицейского осудят по этой статье, то ему может грозить до десяти лет лишения свободы. Кому же этого хочется? Понятное дело, что никому.

А такое вполне реально — как показывает практика, при разбирательстве судьи трактуют все обстоятельства не в пользу полицейского. Тому есть масса примеров: недавно в городе Домодедове, где сотрудник ДПС, проводя задержание стрелял по автомобилю и причинил нарушителю, который двигался со скоростью свыше 160 км/ч, то есть создававшему своими действиями угрозу жизни и здоровью людей, тяжкие телесные повреждения. Так вот, за эти совершенно правильные и законные действия его сначала похвалили, а потом осудили. И только после того, как несколько сотрудников ДПС города Домодедово подписали петицию о том, чтобы у них изъяли табельное оружие в виду ненужности, а также некоторых других общественных акций, этого полицейского оправдали.

И вы думаете, преступники ничего этого не знают? Наоборот, они об этом очень хорошо информированы, поэтому знают о том, что полицейский трижды подумает перед тем, как доставать пистолет из кобуры. Да и статья 286 преступникам хорошо известна — они понимают, что ее формулировки весьма и весьма размыты, точных критериев того, когда именно действия сотрудников полиции следует трактовать, как превышение им должностных полномочий, нет. Таким образом, нарушители правопорядка уже имеют некое психологическое превосходство над полицейскими, что, без сомнения, сильно осложняет эффективность работы последних при задержании преступников.

Читайте также: "Надо одернуть руки чиновникам, мешающим силовикам применять оружие"

Более того, некоторые вещи, которые принимаются сейчас, еще более усиливают такое превосходство преступников над полицией. Например, решение о замене табельного оружия — с боевого пистолета ПМ на травматическую "Осу". Каким образом, спрашивается, полицейский сможет эффективно противостоять преступникам, например, с автоматом, имея на руках лишь травматику? Это просто абсурдно! Более того, эта мера усилит психологическое превосходство преступников — полицейского с травматическим оружием они вообще вряд ли испугаются, особенно, если учесть, что, по правилам, он сначала должен сделать предупредительный выстрел, и только потом, убедившись, что нарушитель на него не отреагировал, применить оружие по назначению. И это в ситуации, где счет идет на секунды!

Вообще, все это ставит полицейского в такие условия, что он, образно выражаясь, вынужден избегать решительных действий против преступников до тех пор, пока те не загонят его в угол. В таких условиях говорить об эффективности работы полиции достаточно сложно — если по факту закон дает преступникам, то есть людьми, сознательно идущими на нарушение общественного порядка, существенные преимущества перед охранниками порядка. Вот в США, например, полицейские даже носят оружие открыто, поэтому его извлечение будет моментальным. И они имеют право применить его даже тогда, когда им ему кажется, что действия нарушителя могут угрожать жизни и здоровью людей, то есть, грубо говоря, у них есть право стрельбы "на упреждение". И, в отличие от российских коллег, ничего им за это не будет.

В такой ситуации преступник лишается психологического превосходства — он знает, что при попытке нарушить закон он сразу же может быть убит. А вот российские правонарушители уверены в обратном — они понимают, что при задержании полицейские будут всячески отодвигать момент применения оружия. И это внушает им чувство безнаказанности. Отсюда и якобы низкая эффективность работы полиции при задержаниях преступников — но вы видите, что сами-то полицейские в этом не виноваты.

Читайте также: Почему система не может защитить полицейских?

Вообще, для того чтобы изменить ситуацию, каких-то законов мало — нужно в корне поменять саму концепцию права на самооборону. Например, таковую в США коротко можно сформулировать так: "любой имеет право защищать свою территорию, не сходя с нее". Из этой концепции проистекает как право граждан на ношение и применение в случае необходимости огнестрельного оружия, так и регламент действий полиции. А в нашей стране действует европейский вариант концепции, согласно которому гражданам следует убегать до тех пор, пока их не зажмут в угол, и только тогда уже активно обороняться. И это имеет, как мы видим, весьма пагубные последствия.

Поэтому для того, чтобы полицейские не боялись применять оружие по назначению, нужно сначала поменять саму концепцию самообороны — например, на американский вариант. Тогда психологически полицейский будет готов при необходимости применить оружие, он будет уверен в том, что поступает правильно. Да и суды в этом случае будут на стороне полицейского, а не преступника. Ну и, конечно же, необходимы некоторые поправки к закону, однако их, еще раз повторю, следует внести уже после изменения самой концепции, когда полицейский не будет исходно в положении жертвы".

Читайте также: Стрелять или не стрелять, вот в чем вопрос

С такой точкой зрения сложно не согласится — действительно, давно уже следовало бы понять, что сотрудникам нашей полиции чаще всего не хватает именно уверенности в том, что они поступают правильно. Однако тем, кто борется с преступниками, подобная уверенность просто необходима. К тому же, изменение концепции самообороны положит конец чувству безнаказанности правонарушителей — и это также поможет полиции эффективнее выполнять свою работу…

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Полиция должна стрелять без предупреждения?
Комментарии
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры