Автор igor_k

Психопата-убийцу из Твери объявили "мучеником демократии"

В ноябре 1997 года Роман Николайчик стоял у тела 13-летнего Саши С. и рассказывал оперативникам, как резал ножом беспомощного ребенка. И как тот кричал: "Не убивай меня!". Спустя 10 лет он, уже в роли активиста оппозиционной коалиции "Другая Россия", становится настоящим героем в глазах оппозиционеров. В его защиту выступает небезызвестный Гарри Каспаров, а западные СМИ представляют его не иначе как бесстрашного борца с режимом Владимира Путина и "жертвой карательной психиатрии".

В начале февраля 2008 года Роман Николайчик был задержан в Твери и помещён в психиатрическую лечебницу. Буквально сразу же коллеги задержанного развязали в СМИ настоящую вакханалию, заявляя об "очевидном политическом характере" задержания, причиной которому "послужила активная политическая деятельность Романа Николайчика, которой он стал заниматься в 2006 году".

О том, что это была за деятельность, свидетельствует постановление Московского райсуда г. Твери от 14 декабря 2007 года: "Николайчик Р.А. подозревается в совершении угрозы убийством, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 ч.1 УК РФ, которое имело место в Твери при следующих обстоятельствах: 20.09.2007 около 23.30 часов Николайчик Р.А., находясь в лесопосадке, расположенной по ул. Королева г. Твери, высказывал угрозу убийством в адрес С-вой Л.А., при этом душил ее. Угрозу убийством в свой адрес С-ва Л.А. воспринимала реально". Основания для опасений у девушки имелись. И весьма веские.

В ноябре 1997 года Роман Николайчик учился в школе, увлекался восточными единоборствами и очень уважал Рэмбо. Словом, вёл обычную жизнь подростка. Однажды его младший приятель Саша Садыков похвастался газовым пистолетом отца. У Николайчика загорелись глаза: такую "игрушку" ему очень хотелось иметь. И вот они заключают с Александром Садаковым коммерческий договор: Николайчик берет на время пистолет и обещает за это Садакову 50 тысяч рублей. Время проходит, но ни отдавать пистолета, ни тем более денег Николайчик уже не желает. Они оказываются с Садаковым на пустыре, куда жертву завлекает именно Николайчик, объясняя тем, что именно там у него тайник, в котором находятся пистолет и деньги. Происходит выяснение отношений, и Роман Николайчик убивает своего приятеля.

Но малолетний убийца не бежит сдаваться в милицию, а приходит домой, смывает с себя кровь, одевается в чистое и... идёт гулять с девчонками. Да и пока идут поиски пропавшего мальчика, будущий оппозиционер выкручивается как может, шантажируя младших приятелей – совсем еще пацанят 13–14 лет, уговаривая их "вспомнить", что Саша хотел сбежать из дома.

Понятые, когда сотрудники милиции уже нашли истерзанное тело мальчишки, едва держались на ногах, а всего навидавшиеся следователь с экспертом стискивали зубы. Ран было шесть – глубоких, страшных, буквально искромсавших все внутренние органы. Любой из них было достаточно, чтобы убить, но рука, зажавшая остро наточенный самодельный нож, не могла остановиться. Парня убивали осознанно, злобно, с каким-то садистским удовольствием.

Собственно, это обстоятельство и спасло Николайчика от тюрьмы. У следствия возникли серьёзные сомнения в психической вменяемости подростка. А тот и не возражал, неся что-то про японских самураев, кодекс чести, священное право немногих избранных давать жизнь или смерть людям обыкновенным, не представляющим большой ценности. В итоге, в мае 1999 года комплексная стационарная психолого-психиатрическая экспертиза вынесла заключение о хроническом психическом заболевании, в связи с чем убийца, в силу ст. 21 УК РФ, подлежал освобождению от уголовной ответственности и принудительном лечении.

И вот здесь впору действительно поговорить о мягкости наказания. То ли безнаказанность повлияла, то ли ещё что, но Роман Николайчик выбрал для себя профессию юриста. Только вдумайтесь: убийца-психопат стал юристом! Больше того, Николайчик возглавил в Твери движение A.R.E.S., в основу идеологии которого положены приоритеты ницшеанской "морали господ", предполагающей "формирование класса новой знати, установление аристократического строя и свержения тоталитарной диктатуры человеческого стада". Помните об бредовых оправданиях школьника Романа, говорящего о "священном праве немногих избранных давать жизнь или смерть людям обыкновенным"?

Сколько ещё таких вот "Рэмбо" мнят себя "апостолами революции" под тёплым крылышком Каспарова, Лимонова и прочих "защитников свободы слова". Скольким ещё убийцам и сексуальным извращенцам господа из "Другой России" предложат карьеру политического деятеля? Вопрос, на который необходимо ответить как можно скорее.

А пока Роман Николайчик даёт очередное интервью корреспондентам NBC, сообщая, что не теряет бодрого расположения духа.

По материалам Тверского городского портала , "Тверская жизнь"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google