Автор Правда.Ру

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Чтобы пробраться к затерявшимся в овраге избушкам, мне приходится на время переквалифицироваться в верхолаза, вездеход и еще Бог знает во что. Карабкаюсь по непонятным железным конструкциям, прыгаю на бетонную плиту. А чтобы не завязнуть в грязи, пытаюсь пройти по кирпичным Гималаям. И попутно стараюсь не нарваться на проложенный где-то под ногами высоковольтный кабель, — о нем меня предупредили. И это в Казани!

«Ничего, люди ежедневно таким образом добираются до своего жилища, один раз потерпеть можно». Это, увы, слабое утешение для расцарапанных ботинок и застрявшего в строительной арматуре каблука, который не выдержал насилия над собой.

Так, кажется, приближаюсь к цели... Глазам не верю: в таких сараях, буквально вросших в землю, жить нельзя (правда, чиновники так не считают). Семилетняя Римма и шестилетний Рафаэль проводят меня во двор — отсюда начинается вторая серия продирания «через тернии». Такое впечатление, что маленькая скособоченная хижина стоит прямо на болоте — эдаком водоотстойнике, куда стекает влага со всей обозримой округи. (Чтобы поднять грунт и не дать оврагу полностью «поглотить» жилые постройки, хозяин дома ежегодно завозит на свой участок по пять-шесть грузовиков песка).

Боднув косяк двери, вхожу в комнату, в которой также приходится принять позу «просителя» — столь низкие в помещении потолки. И еще — темно, как в подземелье, хотя на улице светит весеннее солнце.

В окно вижу трех откормленных кошек.

— Наши кошки не могут съесть много крыс, поэтому крысы все равно живут в доме. Наверное, скоро будут нападать на нас, как в «мультиках», — равнодушно говорит малыш. Он признается, что не пугается при виде серой твари. Привык.

После очередного обивания чиновничьих порогов возвращаются родители.

— Не за себя бьемся — за детей. Они становятся инвалидами, — Тагир показывает толстенную медицинскую карту первоклашки Риммы. — Из всего учебного года дочка посещала школу в общей сложности месяц. Воспаления легких, грипп, ангина и прочие простудные заболевания — постоянные спутники нашей семьи...

В доме холодно, как в погребе, — даже сейчас, в теплые весенние деньки. Установленная на кухоньке постоянно включенная электрическая плита не в силах обогреть небольшие клетушки общей площадью в 20,9 кв. метра. Поэтому зимой полы покрываются ледяной коркой, а стены вздуваются от сырости.

Кроме электричества, в хижине нет других благ цивилизации — ни отопления, ни газа, ни воды, ни канализации. Лишний раз топить печку опасно: вся залатанная, она накренилась прямо над кроватью, которую просто некуда переставить. Перебрать печь невозможно. Если ее тронуть, разрушатся потолок и стена — трухлявое строение и так на ладан дышит. Так что от малейшей искры дом может вспыхнуть как факел, поскольку построенная еще во времена «царя Гороха» временная «насыпушка» прогнила насквозь, а внутри деревянных стен — пустота. Тогда никто не успеет спастись — через крошечные окна-иллюминаторы пролезут разве что те же крысы...

— Газ проводить власти нам запрещают, поскольку уже с начала восьмидесятых годов наши «самоволки» собираются сносить, — рассказывает Гульшат, хозяйка дома. — А за водой ходим далеко, на колонку, которую то местные жители разбирают, то коммунальщики перекрывают, когда в период половодья из нее бежит грязная вода. Тогда приходится идти на поклон к жителям соседних многоэтажек, ведь детей нужно кормить, поить, обстирывать...

Избушка Тагира и Гульшат Шульман была построена еще в начале шестидесятых годов самовольно (как и три слипшиеся с ней лачужки, где проживают еще три семьи). Однако в те времена половина Казани состояла из «самоволок» и бараков, поскольку в городе не хватало даже общежитий, не говоря уж о нормальном жилье. Шульманы переселились в хижину из разных ведомственных «общаг» в 1993 году — после смерти своей родственницы, прежней хозяйки дома. С тех пор многодетная семья занимается перманентным ремонтом доставшегося ей наследства. И обивает пороги чиновников в поисках лучшей доли.

Конечно, разного рода комиссии изредка посещают их дом (после многочисленных жалоб и настоятельных приглашений жильцов). Официальные люди понимающе кивают головами и цокают языками: «Как вы здесь живете? Таких мест в Казани нет!»

Действительно, нет. Полуразвалившиеся деревянные домики, спрятавшиеся в овраге и окруженные респектабельными многоэтажками, находятся на улице Станиславского, в нескольких метрах от Казанской епархии Русской православной церкви и нового храма. Однако столь приятное, казалось бы, соседство оборачивается для «детей подземелья» большими неприятностями: под окнами уже несколько лет кипит стройка — епархия расширяется.

Вроде как благое дело, вот только во время строительного процесса содрогаются ветхие лачуги, как при землетрясении, того и гляди, развалятся. Но главное: стрелы башенных кранов маячат то над крышей хижины Шульманов (как самой ближней к стройке), то в четырех-пяти шагах от нее прокладываются высоковольтные сети, то у порога дома сваливаются кирпичные кучи. В общем, «горячая точка» какая-то, находящаяся непосредственно в опасной зоне (и ничем не огороженная). Детям уже три года не разрешается выходить дальше калитки. Только в школу, детсад и обратно — под зоркой родительской опекой.

После долгих хождений семьи по инстанциям в 1999 году глава администрации Авиастроительного района столицы Фоат Ибатуллин сделал широкий жест — все-таки разрешил Шульманам прописаться в своих «апартаментах», благодаря чему появилась возможность официально признать их дом ветхим. Но прошлогодним постановлением главы администрации Казани снос трущобы и переселение семьи в благоустроенное жилье планируется осуществить лишь в 2005 году. То есть после того, как будет реализована программа ликвидации ветхого жилого фонда.

Понятно, что это со всех сторон залатанное, держащееся на подпорках строение (как и три соседних) не испортит вид столицы при праздновании 1000-летия Казани, поскольку «замаскировано» где-то во дворах отнюдь не центральной части города. Но доживут ли «дети подземелья» до всемирного праздника, к которому приурочено столько благих дел?..

Прощаюсь с ребятишками у калитки, а их родители провожают меня до «большой земли». Обращаю внимание на странную кучу рядом с забором.

— Окрестные жители выбрасывают к нам сюда свой мусор. Мол, трущобники все равно в грязи существуют, так что и эту напасть переживут, — говорит Тагир. — А мы не успеваем убирать их отходы...

Среди прочего мусора вижу десятки стеклянных пузырьков, на которых жирными буквами написано: «Осторожно, яд!»

Ирина Демина

«Республика Татарстан»

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Сенсация на ПМЭФ: мировые лидеры "присягнули" России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Передумал: Трамп объявил о возобновлении переговоров с КНДР
Макрон признал несоблюдение НАТО обязательств перед Россией
Такой же, как Путин: Макрон назвал себя ровней президенту России
Макрон признал несоблюдение НАТО обязательств перед Россией
СМИ рассказали о четырехчасовом бое "российских наемников" и американских коммандос
Силы США хотят перенаправить с террористов на Россию
Остров Крым: у Украины есть новый план
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
ПВО уничтожит дроны и разведчики НАТО над Крымом
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Макрон признал несоблюдение НАТО обязательств перед Россией