Новые наркотики будут запрещать быстрее

 Ни для кого не секрет, что борьба с распространением синтетических наркотиков сильно затруднена существующими в этой сфере законами. Наркодельцы до внесения какого-либо препарата в список запрещенных успевают получить прибыль и изобрести новую гремучую смесь. Специалисты ФСКН и депутаты предлагают кардинально иной способ борьбы с этой бедой.


Россияне в очереди за наркотиками

Чем наркомания отличается от токсикомании? Этим вопросом любят "валить" на экзаменах недобросовестных студентов-медиков преподаватели. Перепуганные молодые люди лихорадочно начинают вспоминать никогда толком и не выученный предмет, пытаясь вспомнить, какие же физиологические механизмы отличают одну вышеупомянутую патологию от другой.

Между тем, правильный ответ — никакой принципиальной разницы на уровне происходящих в организме процессов хоть при наркомании, хоть при токсикомании, нет. Кроме, конечно, специфических свойств и "точек приложения" любой отдельной отравы. Разница тут чисто виртуально-документальная.

Наркотик — это вещество, включенное в официальный список наркотических средств. А просто "токсическим веществом" может быть все, что угодно. Клей БФ-6, газ для зажигалок, ацетон, бензин и тому подобные бытовые вещи. Которые, кстати, именно потому и не включаются в список наркотиков — потому что нельзя, даже при всей заботе о наркоманах, отбрасывать нормальных граждан в "каменный век", лишая их возможности использовать современные разработки химической промышленности.

Читайте также:           Запреты не успевают за подпольными химиками  

Несложно догадаться, что между этими "виртуальными" понятиями есть и другая разница — криминальная. Даже самому ретивому правоохранителю не придет в голову привлекать к ответственности, скажем, продавца с бензоколонки, на том основании, что какой-то любитель кайфа брызнул купленного Аи- 92 вместо бензобака — под пластиковый пакет, надетый на голову. А вот если в кармане или дома у кого-то найдут некое количество "травки", таблеток или ампул с тем или иным наркотиком — за такое можно получить до 20 лет тюрьмы. А при особо крупных партиях наркоты — и пожизненное.

Справедливости ради, надо заметить, что кроме нелегального распространения наркотических препаратов государство борется с незаконным оборотом и сильнодействующих веществ, особенно психотропных. Например, лишь по рецепту врача в России можно легально получить "сибутрамин" — средство для подавления аппетита, используемое для похудения. Которое, увы, можно применять и для повышения настроения (которое, собственно, и помогает уменьшить аппетит) — а это уже чревато развитием зависимости.

Увы, в описанном выше внешне безупречном механизме отличия наркомании от токсикомании есть один важный недостаток. Существующая процедура внесения того или иного вещества в список наркотиков весьма длительна. Обычно от выявления злоупотреблений тем или иным средством, проведения всех нужных экспертиз — до внесения последнего в список, утверждаемый правительством Российской Федерации проходит год, а то и полтора. А предприимчивые бизнесмены от наркоиндустрии куда более оперативны. Обычно от момента изобретения (или ввоза в страну) нового спайса, курительной смеси и прочей дури до начала широких продаж проходит максимум месяц.

Как рассказал депутатам Самарской областной Думы заместитель начальника регионального Управления Федеральной Службы по контролю за оборотом наркотиков Николай Беседин, по оценкам его коллег, за пол года такого преступного бизнеса, его организаторам удается приучить к гибельной привычке около 35 тысяч человек. Между тем, как упоминалось выше, "льготный период" для наркотиков, которые до момента изменений в Перечне наркотических средств таковыми не считаются, может составлять и полтора года. Так, только в Самарской области за прошлый год было выявлено 4 таких вещества, в этом году — еще два. И ни одно из них до сих пор наркотиком не признано — из-за неповоротливости бюрократических механизмов.

Так что, пока в "гонке вооружений" между наркодельцами и правоохранителями однозначно побеждают первые. Собственно, даже после включения красного света на тот или иной их товар особой разницы для торговцев смертью уже нет. Зато уже есть сотня тысяч новых наркозависимых — которые будут готовы на все, чтобы добыть себе новую "дозу". Ну, а что за нее теперь распространителей могут и посадить — так зато ж и цена за риск возрастает, вместе с доходами от продаж.

Переломить такую патовую ситуацию и решили региональные специалисты ФСКН при поддержке самарских депутатов. Ими были разработаны поправки к Уголовному Кодексу РФ. Ключевой момент заключается в том, что отныне не только экспертиза, но и решение о признании того или иного вещества наркотическим или сильнодействующим (и, соответственно, запрещенным) должна будет проводиться на уровне указанной Федеральной Службы — и вводиться нормативными актами на уровне всего лишь этого ведомства, а не Правительства в целом. Что, кстати, вполне соответствует европейскому опыту.

Можно заметить, что в ходе обсуждения выяснилось, что неудобства новый законопроект может доставить не только наркомафии. Высказывались опасения, что ускоренный механизм признания тех или иных препаратов запрещенными (или ограниченными) к употреблению способен нанести убытки и легальному фармацевтическому бизнесу.

Но тут уж, как говорится, никто никому не должен. Кому, как не фармацевтам, знать о побочных действия своей продукции, которые могут поставить ее под запрет? Значит, не стоит идти на неоправданный риск, затевая бизнес на грани фола. В конце концов, фармацевтика, как и медицина, должна прежде всего руководствоваться принципом " не навреди!". А уж о возможной пользе, в том числе, и для своих карманов, надо думать во вторую очередь.

В рассматриваемой же ситуации по борьбе с новоизобретенными наркотиками вышеописанные меры по оперативному реагированию на опасную "дурь" будут более, чем кстати.

Читайте самое актуальное в рубрике "Происшествия"