Ангола "на всякий случай" запретила ислам


Новость о том, что Ангола стала первой в мире страной, запретившей ислам, сегодня утром облетела все мировые информагентства. Число закрытых мечетей достигло 60, действующих мечетей осталось только две. Таким образом власти Анголы пытаются обезопасить страну от исламистской угрозы и предотвратить ситуацию, которая сложилась в соседних странах.

С закрытием мечети в городе Уамбо количество закрытых мечетей в Анголе выросло до шестидесяти, сообщила ангольская газета O Pais. По данным издания, в стране остались действующими только две мечети — в столице Луанде и городе Бенгела.

Газета взяла интервью у известного в стране мусульманского активиста Дэвида Алберту Жа (David Alberto Já), который пожаловался, что власти даже не предупреждают о своих акциях.

"К сожалению, это стало обычной практикой компетентных органов: они не уведомляют руководителей мечетей, просто направляют полицейских, они приходят на место и объявляют о закрытии, не объясняя ничего", — пожаловался Дэвид Алберту Жа, представляющий Исламскую общину Анголы (COIA). Давид не может понять причины, которые могли бы привести к таким жестким мерам. "Я как лидер мусульманской общины никогда не получал уведомления ни от министерства культуры, ни от министерства юстиции, которые, как я полагаю, являются компетентными органами".

Позицию правительства разъяснила марокканской газете La Nouvelle Tribune министр культуры Анголы Роза Круш Да Сильва. "Процесс легализации ислама не был одобрен министерством юстиции Анголы, и, следовательно, мечети в по всей стране будут закрыты по уведомлению", — цитирует министра культуры газета. В подобном же духе высказался губернатор Луанды, который заявил об угрозе радикализации ислама в стране и том, что правительство не готово легализовать эту угрозу в мечетях.

Дэвид Жа считает, что закрытие мечетей по всей стране является нарушением Конституции Республики Ангола, которая закрепляет отправление религиозных культов, если это не нарушает общественный порядок и проводится в соответствующих закрытых помещениях. "Это то, что мы делали. Мы вели себя тихо, громко не пели наши сунны, не играли на музыкальных инструментах, мы не понимаем, в чем состоит наша вина?" — вопрошает Дэвид Альберту Жа. Он сообщил, что в стране ислам исповедуют "более 800 тысяч верующих, это около 7 процентов ангольцев".

И вот здесь, возможно, и кроется причина поведения правительства Анголы: дело в том, что число мусульман в стране увеличивается в геометрической прогрессии. В 2004 году газеты писали о 15 тысячах верующих и о том, что за два года количество мечетей выросло до восьми. И вот теперь, через 9 лет, эти цифры составляют 800 тысяч и 60 соответственно. Этот фактор накладывается на другой — на продвижение джихадистов на запад континента. Исламисты уже захватили и дестабилизировали страны Магриба, Сомали, Мали, Сенегал, Нигер, Судан и подошли вплотную к границам Анголы. Кроме того, ангольцы оглядываются и на португалоязычный Мозамбик, где много мусульман и где недавно произошла попытка ввергнуть страну в гражданскую войну.

Безработные мусульмане со всей Африки бегут в бурно развивающуюся Анголу, и на практике именно в мечетях их вербуют в экстремистские ваххабитские секты. А в такой богатой стране как Ангола джихадистам есть за что побороться. Макроэкономические показатели страны впечатляют. Согласно докладу МВФ — World Economic Outlook, в 2011 год рост ВВП страны составил 10,5 процента. В 2012 году — 6, 8 процента. Этот рост обеспечивает сырьевой сектор — нефть, алмазы, железная руда. Бурно развивается строительство, промышленность, телекоммуникации, энергетика. Согласно прогнозу Всемирного банка, к 2016 году Ангола по экономическому потенциалу обгонит ЮАР.

С трудом установив мир в 2001 году после кровопролитной гражданской сорокалетней войны, правительство и президент Эдуарду Душ Сантуш перестраховываются, они не хотят ввергнуть страну в пучину новой войны. "Ангола — это не Египет. Ангола — это не Ливия. Ангола — это не Тунис", — заявил секретарь МПЛА от провинции Луанда Бенту Бенту, подразумевая, что правительство будет жестко действовать в отношении любой экстремистской угрозы.

"Мы не секта. Мы представляем монотеистическую религию, мы единобожники, как христиане, евреи, повторяю, мы не секта, но религия, которая существует с незапамятных времен", — полагает ангольский мусульманский лидер. И он тоже прав.

"Ангольцы смотрят на ситуацию у соседей, и их, конечно, волнует исламисткая угроза. Страна бурно развивается и привлекает иностранные инвестиции, там стабильная политическая система, огромное количество полезных ископаемых, поэтому ангольцы всячески пытаются себя защитить. Идут огромные миграционные потоки, в том числе из арабских стран, отсюда эти меры. Что же касается того, адекватны ли эти меры, я бы не стала их поддерживать. Нельзя запрещать людям исповедовать веру, это может привести к самым негативным последствиям", — сказала "Правде.Ру" Александра Архангельская, старший научный сотрудник Центра исследований юга Африки Института Африки РАН.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Любовь Люлько

Темы

Эрдоган предает ислам?
Комментарии
Комментарии

Для российских "критиков режима" гораздо важнее подавать ситуацию вокруг российской олимпийской сборной именно как политическую. Ну, то есть, еще одно подтверждение "давления Запада", которое только "нарастает". Что противоречит заявлениям западных чиновников и журналистов - мол, мы исключительно за чистоту спорта. А политическую карту как раз Кремль разыгрывает, внимание отвлекает.

Олимпиада и "крах режима": Каспаров выдал тайну Запада