Франция намеренно губит Центральную Африку


Франция создала в своих бывших колониях секретную сеть из политиков, бизнесменов и представителей спецслужб. С помощью подобной сети Париж искусственно поддерживает богатые природными ресурсами страны в нищенском положении, смещая непокорные правительства. Последний пример таких действий можно наблюдать в Центрально-Африканской Республике (ЦАР).

Десятого января, спустя 10 месяцев после захвата власти, самопровозглашенный президент ЦАР мусульманин Мишель Джотодия подал в отставку и бежал в Бенин. Причем он это сделал не под давлением народа, а под давлением коллег-президентов на саммите Экономического сообщества стран Центральной Африки (ЭКОЦАС) в Чаде. Предлог простой — не справился с обязанностями главы государства, допустив резню между мусульманскими и христианскими общинами. После этого президентский дворец в Банги был окружен французскими танками. "Мы приняли к сведению отставку. Решать, что будет происходить сейчас, — задача Национального совета. Франция в любом случае не вмешивается в этот процесс", — цинично заявил Ромен Надаль, официальный представитель МИД Франции. А цинично, потому что его страна вмешивается во внутренние дела ЦАР с момента получения независимости последней в 1960 году.

ЦАР расположена стратегически выгодно — в центре континента, она обладает значительными природными богатствами: алмазами, древесиной, минеральными ресурсами, которые разрабатывают в основном французские, а в последнее время китайские и южноафриканские компании. В конце прошлого года мусульманская оппозиция "Селека" под предводительством Джотодия свергла предыдущего хозяина Банги — христианина Франсуа Бозизе, который сбежал в Камерун. А до Бозизе с 1966 по 1979 год страной правил печально известный каннибал Жан Бедель Бокасса. В 1972 году Бокасса объявил себя пожизненным президентом, а с 1977 — императором, и все это время он оставался гражданином Франции.

Читайте также: Африка на пороге новой колонизации?

В ноябре прошлого года Франция направила с мандатом ООН в ЦАР войска после того, как Джотодия признал, что не в состоянии контролировать вооруженные мусульманские группировки, не говоря уже о христианских. Сейчас под ружьем у французов 1,6 тысячи собственных военнослужащих и несколько тысяч африканских миротворцев, в основном из Чада. Франция имеет военную базу в ЦАР, и не только там, а в соседних странах — Чаде, Сенегале, Кот-д'Ивуаре, Габоне, Джибути.

Западные аналитики, однако, делают вывод, что французское военное вмешательство принципиально не решит ситуацию. Французские силы на короткий срок снизят напряженность, но в долгосрочной перспективе улучшения ждать не приходится. "Мы не должны обманывать себя в том, кто реально стоит за миротворческой операцией ООН: так же, как в Кот-д'Ивуаре и Мали, в ЦАР только французская армия будет иметь свободу решать, как поддерживать международную миссию Африканского Союза (MISCA) и, следовательно, не будет ни перед кем отчитываться", — считает Матье Лопес, вице-президент ОНГ Survie et Roland Marchal, пишет l'Humanité. Он справедливо ставит вопрос о легитимности сил MISCA, которые не препятствовали наступлению движения "Селека" в Банги в марте прошлого года. Так почему же, имея сильное военное присутствие в слабой в военном отношении стране, где нет организованных исламистских группировок, Франция не может навести там порядок?

"Существует такое понятие, как "франсафрика", — пояснил "Правде. Ру" Василий Филиппов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения стран тропической Африки Института Африки РАН. — Это некая форма неоколониализма. После Второй мировой войны, когда Франция была вынуждена расстаться со своими колониями, перед Де Голлем встала задача — уйти так, чтобы остаться. И его ближайшие советники по Африке — Жак Фокар, которого называли в правительстве "господин Африка", и некто Уфуэ-Буаньи, который стал потом президентом Кот-д'Ивуара, стали создавать латентную связь между политиками, бизнесменами, спецслужбами Франции и из ее получивших независимость колоний. Эта сеть обеспечила Франции все рычаги управления в странах, которые она считала по-прежнему своими. И как только очередной президент выходил из повиновения или пытался реализовать свою политику (чаще всего просто диверсифицировать свои внешнеэкономические связи, чтобы продавать уран, нефть, золото по рыночным ценам и не во Францию), последняя тут же устраивала путч, этнический конфликт, прямое убийство какого-либо президента и приводила к власти нужного человека. Все, что происходило в Кот-д'Ивуаре, что происходит в Мали, в ЦАР — все укладывается в эту схему".

Читайте также: Названы самые свободные экономики мира

По мнению Василия Филиппова, в ЦАР у Франции была "маленькая военная база", но появилась задача ее нарастить, создать мощный экспедиционный корпус, чтобы обеспечить контроль над Западной и Центральной Африкой. И Франция "воспользовалась ситуацией", Василий Филиппов за неимением фактов пока боится говорить, что она "спровоцировала конфликт". "Они (французы) привели к власти подконтрольное правительство — переходный Национальный совет. Он проведет лояльные Франции "демократические" выборы и изберет выгодного Франции президента".

По мнению эксперта, мусульмане и христиане всегда жили в ЦАР мирно. А сейчас идет взаимная резня, потому что конфликт инспирирован той же Францией, которая не хочет отдавать ресурсы ЮАР и Китаю. "Это передел африканских ресурсов. Это повторная колонизация Африки. Эти люди (африканцы) при огромных богатствах — нищие. Посмотрите, как живут в Мали — при огромных запасах урана, золота. Треть атомных электростанций Франции работает на африканском уране, который покупается по грабительским ценам", — сказал Василий Филиппов.

Для сравнения скажем, что, например, богатая ресурсами Ангола сейчас является одной из самых успешных африканских стран с темпами развития 7 — 8 процентов ВВП в год, поскольку там сидит суверенное правительство, которое диверсифицирует свои связи и не является марионеткой Португалии.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Комментарии
Комментарии