Вашингтон: Исламизм - полезная "инфекция"

Известный американский экономист и политолог Пол Крейг Робертс дал эксклюзивное интервью Pravda.Ru. Главные темы интервью — "вклад" неоконсерваторов во внешнюю политику США, ситуация на Ближнем Востоке и противостояние между Россией и Западом.

Неоконсерваторы в США

- Как вы оцениваете ситуацию в Сирии? По-прежнему ли она опасна? И могут ли противоречия по Сирии привести к Третьей мировой войне, как утверждают многие пессимисты?

- Ситуация опасная, потому что в руководстве США так называемые неоконсерваторы сохраняют многие важные позиции. Кто такие неоконсерваторы? Это та часть американского политического истеблишмента, которая настаивает на ликвидации любых потенциальных конкурентов США в военной, экономической и политико-дипломатической сфере.

Так вот, неоконсерваторы в США сделали уход сирийского президента Башара Асада своей политической мантрой, у них это просто мания. В последнее время появились признаки того, что они теряют влияние. Тот факт, что госсекретарь Керри сделал некоторые уступки по сирийской проблеме (уход Асада не упоминается в числе требований недавней резолюции Совета Безопасности ООН), — этот факт многими оценивается как признак потери доверия высшего руководства США к неоконсерваторам, или неоконам, как их у нас пренебрежительно называют.

Но я не стал бы только по этой причине впадать в чрезмерный оптимизм. Неоконы все еще не сходят со сцены. Самый опасный их прием — это устройство провокаций. Неоконы тесно связаны с теневой частью американского политического и военного руководства, способной организовывать тайные атаки, называемые в английском языке "нападениями под фальшивым флагом".

Я не удивлюсь, если именно сейчас мы получим какую-нибудь очередную "химическую атаку Асада" или "варварскую бомбардировку Путина". Послушные американские масс-медиа свалят вину за жертвы на российское или сирийское руководство — и впечатлительная американская публика опять воспламенится ненавистью к Путину или к Асаду.

Причем вовсе не обязательно эту провокацию устраивать в Сирии. Под удар "атаки под фальшивым флагом" может попасть Лондон или, скажем, Германия. Поскольку западные масс-медиа никогда не разоблачают неоконов и даже не пытаются выявить их роль в творящихся в мире трагедиях, недовольство публики будет, как всегда, обрушено на людей, оппонирующих неоконам. Они-де слабые, нерешительные, помешали неоконам довести ту или иную начатую ими войну до логического конца и т. д.

- Но ведь сами американские власти взяли курс на совместное с мировым сообществом (включая Россию и Иран) урегулирование в Сирии, ведь так? Неужели они не смогут стреножить своих же саботажников-неоконов?

- Проблема в том, что неоконы могут производить некоторые действия независимо от Обамы. С их точки зрения, почва для конфликта с Россией и для ненависти лично к Путину никуда не исчезла. Неоконы твердо намерены сбросить Асада, а Путин выразил столь же твердое намерение помешать им в этом, и от этой своей позиции Путин пока не отступил. В этой точке идет столкновение мощных интересов.

Я не верю, что неоконы так просто смирятся с поражением — с фактом сохранения Асада у власти. Как я уже сказал, у них есть возможность производить некоторые действия без одобрения Обамы — и в первую очередь это относится к "нападениям под фальшивым флагом".

Беда еще и в том, что у России нет возможности отступить, не подвергая себя другой смертельной опасности. Россия, если она не хочет столкнуться с новой волной терактов на своей территории, не имеет другого выбора, кроме как наносить удары по так называемому Исламскому государству. А для этого надо оставаться в Сирии.

Эта ловушка в свое время была расставлена неоконами. Они с давних пор рассматривали радикальный ислам как в чем-то полезную идеологическую "инфекцию", способную дестабилизировать и Россию, и Китай — последних потенциальных конкурентов США на мировой арене.

Проект под названием "враждебная Украина"

- В чем же совпали интересы неоконов и исламистов из так называемого "Исламского государства" (организация, запрещенная в РФ — прим. Ред)?

- Исламисты мечтают о возрождении исламского Халифата — средневекового государства, когда-то простиравшегося от Испании до Китая. А неоконы не прочь дать исламистам платформу, с которой последние могли бы наносить удары по России и Китаю. Так называемое "Исламское государство" представляет для России угрозу — так же, как угрозу ей представляют новые украинские власти, пришедшие к власти в Киеве в результате насильственного переворота.

В принципе переворот на Украине и так называемая "арабская весна" в Сирии — это акции, получившие поддержку неоконов. В какой-то степени это самые смелые из их неоконсервативных проектов. Представляете — превратить Украину, прожившую более трехсот лет в одном государстве с Россией, во враждебное России государство?! Никто бы не решился, а наши неоконы решились.

В какой-то мере незнание истории придает неоконам решимости — они даже не знают, что ломают. Сделать Сирию и Ливан, исторически самый религиозно терпимый регион Ближнего Востока, базой для ДАИШ?! Историки сказали бы: невозможно. А жизнь показывает: все возможно. В наше время можно очень быстро заставить человека потерять человеческий облик.

К сожалению, украинская ситуация придает неоконам смелости. Выходит, они смогли сменить исторические ориентиры у огромной страны — и это под носом у военной сверхдержавы, которой является Россия! Ведь у России есть в том числе оружие, которое может уничтожить сами Соединенные Штаты! Риски переворота на Украине были очевидны. Но наши неоконы ничего не боятся. От одной опасной акции они переходят к другой — еще более опасной.

Противоречие между национальным интересом и "вестернизацией"

- Но не кажется ли вам, что какое-то крыло российской элиты помогает неоконам осуществить свою мечту — антипатриотическую революцию в России? По-моему, некоторая часть российской элиты, в отчаянии от угрозы своим капиталам и связям на Западе, надеется "сдать" Россию неоконам. В обмен эта часть российской элиты надеется получить гарантии личной и финансовой неприкосновенности на Западе. Оправданны ли эти надежды? Что-то не припомню я большой благодарности неоконов "сдавшим" Украину представителям Партии регионов — их бизнес быстро попал под удар…

- Мне кажется, что в последнее время убывает количество тех людей в России, которые все еще верят в утопию "мирной интеграции" России в западное сообщество наций. Почему я так думаю? Очевидно, что Путин пользуется поддержкой большинства россиян. А Путин представляет российский национальный интерес.

Люди не могут не знать при этом о враждебности Запада к Путину. Значит, люди понимают, что в ближайшее время Запад просто не позволит России стать частью самого себя, стать западной страной. Между национальным интересом и "вестернизацией" возникает противоречие, и люди выбирают национальный интерес.

Правда, иногда мне кажется, что Путин сам все еще не расстался с мечтой сделать Россию западной страной. Известно, что в начале его правления он преследовал именно такую цель. Тем не менее, мы все знаем, что Путин мог убедиться — современному Западу доверять нельзя. Современный Запад не соблюдает договоры, не говоря уже о джентльменских соглашениях. Нарушение этих соглашений происходило у нас на глазах — с расширением НАТО, отсечением Косова от Сербии и т. д.

Но сделал ли Путин из этих фактов правильный вывод — тот, что Запад стремится к глобальной гегемонии? Ответить на этот вопрос трудно, потому что по всем признакам Путин продолжает опираться в своих действиях в первую очередь на дипломатию. Цель дипломатических шагов России понятна — разрушить ту неестественную антироссийскую коалицию, которую смогли сколотить неоконсерваторы. Отколоть от этой коалиции Европу, а может быть, и разумную часть элиты США.

И иногда возникает впечатление, что стратегия Путина срабатывает. Керри на словах отказался от принципа "Асад должен уйти", Иран подключен к переговорам по Сирии. Может быть, эта стратегия когда-нибудь и сработает и Россия станет, как надеется Путин, уважаемым партнером Запада. Но в проведении этой стратегии есть очень большие риски. Можно стать жертвой самообмана, в какой-то момент доверившись, скажем, приятным словам Керри, а на самом деле попав в лапы к неоконам.

Кризис в США

- И что же делать России в этих условиях?

- Мне трудно советовать Путину, если он выбрал дипломатию и продолжение интеграции с Западом. Моя личная точка зрения: современный западный капитализм уже никогда не воспрянет, он будет идти от кризиса к кризису. Главная проблема с современным западным капитализмом следующая: он не стимулирует людей к производству, он стимулирует их только к вытягиванию денег друг из друга.

Будущее мировой экономики — на Востоке. России нужно искать партнеров в Китае, в Индии, в Латинской Америке. Что же касается Запада, то я бы временно повернулся к нему спиной. Я живу в США и вижу: Запад (а в моем случае это Америка, считавшаяся прежде передовой) разваливается. Разваливается само будущее Запада: западный механизм вытягивания денег из населения стал настолько мощным, что он разоряет уже даже не семьи, а целые страны.

Посмотрите на Грецию с ее долговой ямой, на Португалию. Они берут в долг, чтобы отдать прежние долги, а прежние долги брали, чтобы отдать предыдущие…

- А когда все пошло не так? Ведь вы работали в администрации Рейгана и, кажется, сохранили уважение к этому политику — как и к его предшественнику, президенту Картеру…

- Думаю, упадок Запада начался сразу же после развала Советского Союза. Тогда-то в высшие эшелоны американской власти и проникли неоконы. Вместо того, чтобы увидеть в произошедшем шанс для примирения Востока и Запада, они увидели в падении СССР только признак своей правоты. Ага, Москва пала — значит, мы были правы, настаивая на "жесткой линии".

В 1992 году неокон Пол Вулфовиц, тогда всего лишь заместитель секретаря по делам обороны, выступил со своей доктриной. Смысл ее сводился к следующему: США должны не просто воевать с врагами, США должны в зародыше подавлять возникновение любых потенциальных соперников, даже если эти растущие крепыши проявляют вроде как дружеские намерения.

Ради выполнения этой доктрины велись войны в Ираке, Афганистане, никогда не объявлявшаяся война в Пакистане, где людей убивали с американских дронов. И еще множество более мелких конфликтов. Но все зря: потрясающий успех Китая, рост Индии, Бразилии, Южной Африки, возрождение России — все эти события поставили доктрину Вулфовица под вопрос.

Но доктрина неоконов тем не менее далека еще от смерти. Пока что в Вашингтоне многие рассматривают появление стран с независимой внешней политикой не как закономерный процесс, а как досадную случайность, которую еще можно подавить, загнать обратно в небытие. Неоконы и склонность Путина к дипломатии восприняли в какой-то момент как слабость, как признак правильности своей теории. Но по счастью, в Сирии Путин подкрепил дипломатию действием. Он подал четкий сигнал: мы не будем воевать после первого сбитого самолета, но Боже сохрани, если будет сбит второй!

Так что шанс победить в этой борьбе у России есть. На данный момент у России есть одна ахиллесова пята — долгие годы ее попыток интегрироваться "внутрь Запада". Это одна из причин, почему единственные санкции Запада против России, которые действительно сработали, — это санкции финансовые. Вот эту свою слабость России надо поскорее устранить.

Беседовал и подготовил к публикации

 

Дмитрий Бабич


"Поле битвы из Сирии перенесли на Украину. Далее — Кавказ"
Комментарии
Комментарии