"Донбасс отодвинул войну НАТО с Россией"

Ситуация на востоке Украины с каждым днем становится все напряженней. По некоторым прогнозам, ополченцы и Юго-Восток являются единственной сдерживающей силой перед войной между Россией и НАТО. Об активизации военных действий на юго-востоке Украины в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказывает координатор проекта "Доброволец.орг" Михаил Полынков.

— Михаил, вы только что вернулись с Донбасса. Где вы там побывали?

— В этот раз я побывал в Алчевских подразделениях, был в Горловке, в Торезе, в Снежном и в Донецке. Я присутствовал при финальном штурме нового терминала Донецкого аэропорта, когда там остатки зачищали ребята.

— Украинские военные пытались занять старый терминал, но их атака была отбита. Как развивались события дальше?

— На самой начальной стадии штурма я не присутствовал. Как рассказывают ребята, они соорудили из того что было так называемую установку "Змей Горыныч". Это такая уставная машина разминирования. Выстреливает снаряд, за ним тянется провод, который, когда падает, детонирует и делает полосу для прохода на минных полях.

Ребята сделали на двух минометных установках нечто подобное, только использовали брандспойты, шланги пожарные, набитые пластидом. Вот запустили вначале один раз параллельно две штуки — безрезультатно. Потом второй раз запустили — опять не получилось.

Запустили третий раз, он сработал, и сдетонировали два предыдущих запуска. Там получилось что-то около 1800 кг пластида. Все это сдетонировало, взорвалось, и обрушилась крыша терминала, которая похоронила под собой где-то около роты украинских солдат, которые там находились. Скорее всего, там была Национальная гвардия. Осталось там, судя по ответному огню, не больше десяти стволов. Естественно, после такого взрыва — 1800 кг пластида. Потом они пошли туда и заняли терминал.

Почти все помещения были уже свободны. Оставалось несколько украинских солдат только на третьем этаже. По служебным лестницам, то есть по боковым проходам, ребята заняли на 3-м этаже зону выхода, перекрыли, чтобы оттуда никто не выходил, поднялись на 4-й этаж и уже с 4-го этажа вели огонь, оттесняли, находящихся на 3-м этаже остатки украинских военных, к дверям.

Сначала они там пытались огрызаться, но недолго. Ополченцы пробили перекрытие направленными взрывами между 4-м и 3-м этажами и забросали их гранатами.

— Как вы считаете, почему украинские власти не хотят признать факт, что аэропорт занят?

— Для них же это символ. Они этих солдат называют киборгами, а если наоборот, то — гробики.

— Как вы считаете, занятие аэропорта спровоцировало Порошенко на наступление? Или это как бы заранее подготовленная операция?

— Я думаю, что это ускорило начало наступления. Хотя они и так собирались наступать. Им нужно было наступать рано или поздно. Потому что там назревает третий Майдан. Нужны деньги от так называемого мирового сообщества, а их не дают просто так. Чтобы дали деньги, нужны какие-то военные успехи.

Им нужно было так или иначе наступать, но это, действительно, спровоцировало скорейшее развитие событий. Тем более что Захарченко, когда флаг показал, естественно, это было для них как красная тряпка для быка. Естественно, они пошли вперед.

— Но наступление получилось какое-то невнятное. Если они уж так его планировали, то почему так бездумно, так бездарно его проводят?

— В тот четверг, когда они хотели вывести раненых, почему-то пошли даже не танки или не БМП, а две МТЛБ. Это тоже военная техника, можно сказать, легкие бронетранспортеры, они пробиваются практически даже 7,62 автоматом. Один быстро подбили, сожгли, а второй даже не сунулся.

— Что же за наступление такое?

— Это в самом начале было. А потом пошли уже танки, пытались занять позиции ополченцев.

— Там было подбито порядка 20 БМП…

— Да, да. Это уже когда меня там не было. Я поехал в другое место. Там вот участвовали два батальона. "Спартак" действовал в основном в аэропорте, это cтрелковое разведподразделение "Моторолы". Но в этот раз использовались как штурмовики — штурмовали аэропорт. "Сомали", которым командует Гиви, это бронетанковое подразделение. Они давала отпор танкам.

— Какие сейчас настроения на фронте среди ополченцев?

До этого, можно сказать, настроения все пессимистические были. Все ждали этого направления. Потому что нельзя долго ничем не заниматься. Естественно, что дальше будет всем было непонятно. А когда началось наступление, то люди как бы оказались при деле и воодушевились очень сильно.

— А сейчас какая там обстановка? Сейчас успех развивается?

— Развивается. Заняли Пески, часть Агеевки, идут бои по всему фронту. Мы были в Торозе. Как разведчики доложили, были замечены украинские колонны, отследили их перемещение, передислокацию. По ним тоже начали работать люди. В районе Кишина идут постоянные бои.

— На Мариуполь идет наступление?

— Насколько я знаю, да. Не из первых источников, но я слышал об этом. В декабре, когда я был под Новоазовском, там не было ничего, было относительно спокойно. Просто рассказывали беженцы оттуда, что там происходило. Сейчас, конечно, есть настроение гнать противника.

— Прошлое наступление Россия затормозила. Будут ли сейчас российские власти влиять на ополчение, чтобы остановить наступление?

— Возможно, хотя не уверен. Моя личная точка зрения: все делается для того, чтобы оттянуть фазу активных действий непосредственно с участием России и НАТО. То, что война будет, — практически неизбежно.

— То есть вы предполагаете, что будет война между Россией и НАТО?

— Конечно. Абсолютно. Ну, на 98 процентов. Потому что Запад потерял сотни миллиардов долларов, они остаются уже ничем не компенсированные. Чтобы их вернуть, нужно полностью колонизировать нашу страну.

Тем более что еще один косвенный фактор играет в эту сторону. Наш президент примерно месяц назад написал приказ о безъядерной обороне страны. Россия категорически против втягивания ее в войну. Но она готовится, естественно, зная, что войны не избежать.

— То есть это — как будто бы 39-й год, на пороге — 41-й.

— Да. Вы сами понимаете и видите, что на Украине происходит середина-конец 30-х годов. На оккупированных, как мы называем, территориях — в Харькове и в остальных городах — настоящий фашизм. Инакомыслящие просто исчезают, их притесняют, против них применяют самые варварские и подлые методы и способы расправы. Именно поэтому все больше людей оказывает посильное сопротивление или просто ждет прихода ополчения, другого удобного момента.

Пока общей координации партизанским движением нет. Многие действуют на свой страх и риск. Харьковских партизан я лично не знаю. А в Одессе у меня знакомые, которые тоже пытаются делать что-то изнутри. Вот сейчас я думаю, что их надо как-то всех скоординировать, наладить связь и взаимодействие.

— Чем занимаетесь вы и ваше движение "Доброволец.орг"?

— Мы помогаем добровольцам попасть в ополчение. Мы начинали еще с Крыма. В конце февраля будет уже год, как мы этим занимаемся. Мы помогаем людям, которые хотят отправиться туда, чтобы они попали именно туда, куда хотят.

А то бывает, что некоторые люди едут сами по себе, естественно, ничего толком не знают и попадают совершенно не туда, куда надо. Мы знаем, какие подразделения действительно работают успешно, и в них отправляем людей.

— Сейчас идет больше народу?

— Сейчас людей стало больше в связи с возобновлением активных боевых действий, с действиями украинских военных, с их постоянными обстрелами Донецка и Горловки. Там и утром и днем и ночью действительно идут артиллерийские обстрелы. Обстреливают постоянно. Много жертв среди мирного населения. Естественно, это стимулирует людей отправляться туда и защищать мирное население.

— Борьба с фашизмом?

— В первую очередь, это действительно борьба с фашизмом, особенно после событий в Одессе, после авиаудара в Луганске. Это, естественно, впрягает людей в борьбу с фашизмом. Мы все видим, что творит на Украине "Правый сектор", сама фашистская власть. Мы все это видим, все это есть.

Сейчас формируются регулярные вооруженные силы Новороссии. Раньше были различные подразделения сами по себе, и иногда они занимались не тем, чем они должны были заниматься. Потому что местные жители приходили и попадали туда разные, с разными целями.

Вот жили они в одном поселке. Один был бандитом, он сформировал свое собственное подразделение и, кроме того, что воевал с ВСУ, Национальной гвардией и территориальными батальонами, он занимался и тем, чем раньше занимался. То есть — "крышеванием" и всем остальным. Вот такие вот подразделения сейчас расформировываются.

Сейчас формируется действительно настоящая армия. Я был в некоторых подразделениях. Они уже выглядят очень похожими на настоящие вооруженные силы, например, нашей страны — Российской Федерации. Есть устав, субординация, дисциплина. За малейшие нарушения наказывают или выгоняют.

Лишь благодаря добровольцам, ополчению нет до сих пор большой войны. Именно они все это сдерживают. Они дают время России подготовиться к большой войне. Ребята, которые сейчас находятся там, защищают Россию от этого столкновения.

Я знаю имена погибших добровольцев. Был такой доброволец Помор — Кирилл Ирусланов. Он погиб уже давно, подорвал себя гранатой, чтобы не сдаваться в плен. Сам он — из Северодвинска. 23 февраля будет открыта мемориальная плита с его именем. Его именем будет названа школа. Раньше он служил в ВДВ, настоящий десантник.

— А воюют ли на стороне украинцев добровольцы из России?

— Да. В первую очередь, это русские нацисты, которые поддерживают "Правый сектор". Конечно, таких не много. И в ополчении Новороссии все-таки, конечно, местное население преобладает. Но добровольцы из России составляют костяк. Их отмечают как более подготовленных, более устойчивых, более сильных духом, которые остаются на своих позициях несмотря ни на что.

Российских военнослужащих там нет, это абсолютно точно. Хотя украинская власть пытается поддерживать миф, что они воюют с Россией.

Я смотрел новости на украинских каналах. Они на Донбассе не отключены. В Горловке специально их смотрел. Очень забавно наблюдать, как они каждый день воюют с Вооруженными силами России, уничтожают российский спецназ, бронетанковую милицию и еще что-то несусветное. Был там еще сюжет, что они арестовали пособника террориста, как они назвали. Изъяли у него две гранаты — РГДешку и Ф-1.

Показали также флаг Новороссии. Ну я не знаю, что это была за занавеска или скатерть кумачевая красная и наклеенная крест на крест синяя изолента. Вот так вот! Ну вы представляете, за 5 минут сделанная… Ну, как можно в это верить, я не знаю. Каким нужно обладать интеллектом, чтобы во все это верить?!…

Понятно, что информационная война, вбросы и так далее. Ну хоть делайте это профессиональнее, что ли. А то просто грубо шитое красно-синими нитками…

На самом деле, перед тем, как наши добровольцы уезжают туда, мы их предупреждаем, что нет никакой финансовой компенсации и никаких социальных гарантий. Я узнаю, есть ли у них малолетние дети, о которых нужно будет в случае чего позаботиться, или престарелые родители, которые останутся без обеспечения. Потому что нет ни финансовой компенсации, никаких социальных гарантий. Если он погибнет, то семья не будет получать пенсии. Люди должны это знать.

— Неужели нет никакого фонда, чтобы хотя бы семье выплатить какую-нибудь сумму?

— Мы же существуем без государственной поддержки. У нас есть счет, на который люди переводят деньги. За счет этих средств мы и стараемся сделать все, что можем.

— Как к вам обратиться, перечислить деньги?

- Все указано на нашем сайте Доброволец. орг. Там есть счет, куда можно перечислить. Действительно, сейчас ситуация очень тяжелая. Недавно один наш товарищ погиб, а у нас буквально не было ни копейки, чтобы помочь родственникам привезти его на родину, в Азербайджан.

— Что вы можете сказать людям, которые хотели бы пойти добровольцами воевать против фашизма?

— Что они должны отдавать отчет своим действиям, должны точно понимать, ради чего они туда идут и что их там ожидает. Прежде всего они должны думать о своей семье. Если есть маленькие дети, о которых действительно нужно беспокоиться, чтобы они в первую очередь подумали о них. Потому что в крайнем случае они могут остаться без средств и о них никто не позаботится. Мы все-таки не регулярные силы, а добровольческое движение.

Беседовала Любовь Люлько

Читайте также:

Яценюк начинает, НАТО продолжает

США готовят удар по ядерному потенциалу РФ

Эксперт: Война США и России начнется из-за Прибалтики, Белоруссии или Арктики

Михаил Полынков: Донецкий аэропорт взял "Змей Горыныч"

Анатолий Цыганок: США не удастся втянуть Россию в военный конфликт на Украине

Новая военная Доктрина: вежливо, но непреклонно

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Кто защищает "русский мир" на Украине?
Комментарии
Комментарии